Библиографическое описание:

Ахмедов Б. Р., Усманова М. Н. Лучевая диагностика аневризматической костной кисты // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 284-287.

Ключевые слова: Аневризматическая костная киста, образования костей, диагностика, рентгенография, магнитно-резонансная томография.

Введение

Аневризматическая киста кости (АКК) является редким опухолеподобным заболеванием кости неизвестной этиологии. Термин аневризматической костной кисты был введен Йоффе и Лихтенштейном в 1950 году, хотя само заболевание уже было описано различными авторами с применением различных названий. Согласно ВОЗ АКК определяется как остеолитическое повреждение, состоящее из пространств, заполненных кровью, отделенных перегородкой из соединительной ткани, содержащей костные трабекулы или остеоид [1]. Первичный вид АКК необходимо дифференцировать от вторичной формы — последняя развивается на фоне патологии кости. Приблизительно одна треть всех анеризматических костных кист развивается на фоне гигантоклеточной опухоли, остеобластомы или хондробластомы [2,3]. Любая часть скелета может быть поражена, но чаще метафизы длинных трубчатых костей (в 50 % случаев) и задние элементы позвонков (12–30 %) [4,5]. Ежегодно частота выявления составляет 0.14 на 105 людей, с соотношением муж/жен — 1:1.04, чаще во второй декаде жизни. Основные клинические проявления — боль и локальная припухлость [7]. Лучевая семиотика АКК описана в многочисленных работах [5, 7, 8, 9, 10]. Типичные рентгенологические признаки включают эксцентрическое литическое, поражение, с перегородками, с четкими, иногда склеротическими контурами. АКК может разрушать кость и распространяться в окружающие мягкие ткани [11]. Компьютерная томография лучше оценивает границы и распространенность АКК и иногда показывает уровни жидкость-жидкость [12, 13]. Магнитно-резонансная томография (МРТ) обычно показывает полость кисты с внутренними перегородками и стенками, усиливающимися при контрастировании. На МРТ также могут присутствовать уровни жидкости-жидкости, а также перифокальный отек в области повреждения [14].

На практике диагностика АКК может быть трудной. Дифференциальный диагноз включает гигантоклеточную опухоль, фиброзную дисплазию, простую костную кисту, оссифицирующую гематому, хондрому, хондромиксоидную фиброму, энхондрому, гемофильную псевдоопухоль и метастазы. АКК не является неопластическим повреждением и очень важно дифференцировать эту нозологию от злокачественных повреждений кости. Сравнительных данных об информативности лучевых методов в диагностике АКК мало. Поэтому целью этого исследования было определение информативности традиционной рентгенографии и МРТ в диагностике АКК.

Материалы и методы

Рентгенография и МРТ была проведена 24 больным с АКК (13 мужчин, 11 женщин). Средний возраст пациентов был 27.6 лет (диапазон 3–62 лет). В контрольную группу включили 10 больных с фиброзной дисплазией (n=3), солитарной костной кистой (2), фибромой (2), фибромиксомой (1), энхондромой (1), фиброзной гистицитомой (1).

МРТ было проведено на аппарате Magnеtom Open (Siemens, Германия), напряженностью магнитного поля 0.25 T, толщиной срезов 5 мм.

На снимках оценивали локализацию, размеры, структуру, контуры АКК и ее соотношение с окружающими тканями. Чувствительность и специфичность рентгенографии и МРТ в диагностике АКК определялась для каждого метода в отдельности и в совокупности.

Все случаи были гистологически подтверждены.

Результаты

Средний возраст пациентов с АКК составил 24.0 года. У 3 пациентов наблюдался патологический перелом. АКК располагались в бедренной кости (8), плечевой кости (6), большеберцовой кости (4), в костях таза (4) и в малоберцовой кости (2). У 18 больных АКК располагалась в метафизе и у 2 пациентов в диафизе, центрально в кости у 15 и эксцентрично в 5 случаях. Чувствительность традиционной рентгенографии для диагностики АКК составила 76.4 %, специфичность 55.0 %. Чувствительность МРТ для АКК была 77.8 %, специфичность 66.7 %. Сочетание рентгенографии и МРТ улучшило чувствительность до 82.6 %, специфичность до 70 %. Положительная прогностическая значимость была 77.1 % для рентгенографии и 83.6 % для МРТ. Комбинированное использование обоих методов визуализации повысило положительную прогностическую значимость до 85.8 %. Характерными рентгенологическими признаками АКК были ограниченный дефект просветления (94.4 %), изменения кортикального слоя (77.8 %),.утолщение кости (76.4 %), перегородки (72.2 %) и фестончатость контуров (71.5 %).Характерными МРТ признаками локальное поражение с утолщением кости (95.1 %), изменения кортикального слоя (88.2 %), перегородки (82.6 %), фестончатость контуров (72.2 %). Характерный сигнал на МРТ был гипоинтенсивный на Т1ВИ (78.5 %) и гиперинтенсивный сигнал в Т2 (88.2 %). У 8 (30.0 %) отмечали распространение кисты в мягкие ткани.

Обсуждение

Дифференциальный диагноз литических образований кости включает солитарную костную кисту, АКК, гигантоклеточную опухоль, энхондрому, телангиэктатическую остеоаркому, гемофилическую псевдоопухоль, метастазы и плазмацитому. Поскольку АКК быстро растет и не метастазирует, важно дифференцировать ее от других злокачественных опухолей. Применение МРТ для дифференциальной диагностики опухолей опорно-двигательной системы особо подчёркивается в литературе [5, 19, 20, 21]. Ранее опубликовано много работ о типичных рентгенографических и МРТ признаках АКК, но статистических данных о диагностической значимости различных радиологических методов в литературе мало, хотя эти параметры имеют важное значение для правильного диагноза и алгоритма исследования. В радиологии опорно-двигательной системы широко применяется сочетание рентгенографии и МРТ. Перед операцией при АКК МРТ проводится, как правило, у всех больных.Из наших результатов видно, что рентгенография и МРТ информативны в диагностике АКК, с точки зрения чувствительности, специфичности, прогностической значимости. При комбинированном использовании обоих методов эти показатели значительно улучшаются. Оба метода визуализации имеют одинаковую чувствительность, с немного более высокой специфичностью МРТ. Тем не менее, даже комбинированное использование обоих методов улучшало положительную прогностическую значимость только до 85.8 %; поэтому гистология в сочетании с радиологическими и клиническими данными остается диагностическим золотым стандартом. Диагноз АКК более вероятен при наличие фестончатых контуров, перегородок, склеротического ободка, утолщения кости и периостита. Среди этих признаков наличие перегородок и фестончатость были наиболее важными в диагностике АКК. Индивидуальная значимость признаков АКК остается неясной (22). Все другие признаки, такие как уровни жидкость-жидкость или состояние кортикальной кости неспецифичны и встречаются при других патологиях. Например, уровни жидкость-жидкость могут встречаться при гигантоклеточной опухоли, телангиэктатической остеосаркоме и хондробластоме [23, 24. 25]. Сигнальные характеристики АКК в Т1ВИ и Т2ВИ изображениях также не являются специфичными. Одним из важных признаков АКК, который не обнаруживаются при рентгенографии, это распространение кисты в мягкие ткани и перифокальный отек мягких тканей. Эти изменения были выявлены у трети наших больных с АКК. Эти данные не следует считать признаком злокачественности при АКК, вероятнее всего это следствие быстрого роста. Мягкотканный компонент АКК также лучше обнаруживается при МРТ, но это не улучшает точность диагностики. Тем не менее, точное знание о распространении в мягкие ткани важно для планирования объема операции. Основным недостатком МРТ является отсутствие сигнала кортикальной кости и кальцинатов. Способность визуализировать кальцинаты дает преимущество рентгенографии в дифференциальной диагностике ААК с некоторыми опухолями, например энхондромой.

Выводы

1.                 Комбинированное применение рентгенографии и магнитно-резонансной томографии при аневризматической костной кисте улучшают чувствительность, специфичность и прогностическую значимость методов.

2.                 Магнитно-резонансная томография дает важную дополнительную информацию о распространении аневризматической костной кисты и изменениях в окружающих мягких тканях.

Литература:

1.         Веснин А. Г., Семенов И. И. Атлас лучевой диагностики опухолей опорно-двигательного аппарата: Часть 1: Опухоли скелета. СПб: Невский Диалект 2002; 7–9.

2.         Кочергина Н. В. Лучевая диагностика опухолей и опухолеподобных образований костей и мягких тканей 2005; 11–12.

3.         Семизоров А. Н., Шахов Б. Е. Рентгенодиагностика заболеваний костей и суставов 2002; 88–96.

4.         Amiraslanov A. T., Gazıyev A. Y. Bone tumors. Baku: Tabıb, Ensclopedia of Azerbaijan 1997; 6–15.

5.         Berger F. H., Vestraete K. L., Gooding C. A., Lang P. MR imaging of musculoskeletal neoplasm. MRI Clinics 2000; 8: 929–951.

6.         Berger FH, Verstraete KL, Gooding CA, Lang P [2000] MR imaging of musculoskeletal neoplasm. Magn Reson Imaging Clin N Am 8:929–951

7.         Davies A. M., Sundaram M., James S. L. J. [Eds.]. Imaging of Bone tumors and a Tumor-Like Lesions 2009; 2–5.

8.         Dalinka MK, Zlatkin MB, Chao P, Kricun ME, Kressel HY [1990] The use of magnetic resonance imaging in the evaluation of bone and soft-tissue tumors. Radiol Clin North Am 28:461–470

9.         Enneking W. F. Musculoskeletal tumor surgery. New York: Churchill Livingstone 1983.

10.     Helmes C. A. Fundamentals of skeletal radiology. Second Edition WB Saunders Comp Philadelphia 2008; 4–9.

11.     Hudson TM (1984) Fluid levels in aneurysmal bone cysts: a CT feature. Am J Roentgenol 142:1001–1004

12.     Kahmann R, Gold RH, Eckhardt TT, Mirra TM [1998] Case report 337. Skeletal Radiol 14:301–304

13.     Kaplan PA, Murphey M, Greenway G, Resnick D, Sartoris DJ, Harms S [1987] Fluid–fluid levels in giant cell tumors of bone: report of two cases. J Comput Tomogr 11:151–155

14.     Landis J, Koch GG (1977) The mea- surement of observer agreement for categorical data. Biometrics 33:159–174

15.     Ma LD (1999) Magnetic resonance imaging of musculoskeletal tumor: skeletal and soft tissue masses. Curr Probl Diagn Radiol 28:29–62

16.     Munk PL, Helms CA, Holt G, Johnston J, Steinbach L, Neumann C (1989) MR imaging of aneurysmal bone cysts. Am J Roentgenol 153:99–101

17.     Mahnken A. H., Wildberger J. E., Gehbauer G. et al. Multidetector CT of the spine with MR imaging and radiography. AJR 2002; 216: 23–25.

18.     Resnick D., Greenway G. D. Tumors and tumor-like lesions of bone. Resnick D., editor. Bone and Joing imaging. 2nd edn. Philadelphia, PA: W. B. Saur 2001; 14–18.

19.     Revel MP, Vanel D, Sigal R, Luboinski B, Michel G, Legrand I, Masselot J (1992) Aneurysmal bone cyst of the jaws: CT and MR findings. J Comput Assist Tomogr 16:84–86

20.     Schulte M, Sarkar MR, Baer A von, Schultheiss M, Suger G, Hartwig E (2000) Die Therapie der aneurysma-tischen Knochenzyste. Unfallchirurg 103:115–121

21.     Smith PJ, Hadgu A (1992) Sensitivity and specificity for correlated observations. Stat Med 11:1503–1509

22.     Unni K. K., Dahlin D. C. Dahlin’s bone tumors: general aspects and data on 11,087 cases. Philadelphia: Lippincott—Raven 2007; 19–21.

23.     Ustin E. E. Musculoskeletal Radiology. İzmir 2003; 257–259.

24.     Urhahn R, Gunther RW (1991) Fast personal computer based retrieval system for a high-volume database of a radiology information system. Br J Radiol 64:461–462

25.     Wörtler K, Blasius S, Hillmann A, Marx C, Brinkschmidt C, Heindel W (2000) MR-Morphologie der primären aneurysmatischen Knochenzyste: retrospektive Analyse von 38 Fällen. Rofo Fortschr Geb Rontgenstr Neuen Bildgeb Verfahr 172:591–596

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle