Библиографическое описание:

Простакишина Н. П. Мультикультурализм и социокультурные проблемы интеграции // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 306-308.

Встатье рассматривается политика мультикультурализма как концепция социально-культурной жизни, характерная для экономически развитых стран Запада, порождающая напряженность и конфликты в современном обществе. Анализируются различные точки зрения отечественных и зарубежных исследователей на проблемы и перспективы мультикультурализма в глобальном мире.

Ключевые слова и фразы: мультикультурализм; интеграция; культурный плюрализм; миграционные процессы; глобализация; иммигранты; принимающее общество.

Проблема сосуществования многообразных культур в период глобализации приобретает ключевое значение. Объективные процессы, вызванные открытостью границ и сравнительно свободным движением мигрантов, предписывают новые правила взаимодействия социальных субъектов. Мигранты являются носителями определенных культурных ценностей и норм. Проникая в новую социокультурную среду, они живут своей особой жизнью во всех мегаполисах и крупных городах, образуя собственные общности по религиозному, культурному или этническому признаку.         Одно из возможных решений задачи управления этнокультурным разнообразием предлагает политика мультикультурализма, как ответ на нарастание в странах мира проблем, связанных с этнической миграцией, конфликтами, ставшая актуальной в последнее время.

Процессы миграции охватывают все большое количество государств в современном мире, что вызвало проблему этнокультурного взаимодействия полиэтничного общества. Изучение этой проблемы позволяет выявить наиболее прогрессивные тенденции и современные подходы к гармонизации культурных отношений.

Данная идеология более четырех десятилетий реализуется в Канаде, Австралии, США и других странах. Не случайно известный социолог из Гарварда Н. Глейзер констатировал в 1977 г.: «Мы все стали мультикультуралистами [1].

Впервые политику мультикультурализма официально провозгласила Канада в качестве характеристики социальной политики государства в условиях этнокультурного, расового и религиозного разнообразия страны. В 1971 г. за ним закрепился статус официальной политической идеологии, что было косвенным признанием тщетности жесткой ассимиляционной политики [2]. Несмотря на противоречивость мнений об истоках возникновения мультикультурализма, можно вполне определенно утверждать, что он явился реакцией на возрастающее общественно-политическое значение расовых, этнических и диаспоральных групп. Проблема мультикультурализм в настоящее время представляет открытый дискурс со множеством оценок и суждений. По мнению политолога Ю. Хабермаса, основным признаком мультикультурализма является «…равноправное существование различных форм культурной жизни.».. [3, с.417]. Иными словами мультикультурализм означает сохранение культурной идентичности в многонациональном государстве. При этом политика мультикультурализма может носить как пассивный, так и активный характер. В первом случае она предполагает толерантное отношение к культурному многообразию, во втором — активную поддержку и поощрение этого многообразия. По утверждению российского исследователя Н. С. Кирабаева: «Мультикультурализм — это теория, практика и политика неконфликтного существования в одном жизненном пространстве множества разнородных культурных групп» [4, с.15–20].

Американский либеральный историк и публицист Р. Бернстайн подметил, что «Мультикультурализм» определенно — понятие неопределенное» [5, р.4]. Переход от теории к практике реализации политики мультикультурализма был довольно длительным. Важнейшей проблемой мультикультурализма стал вопрос: как обеспечить нормальное функционирование демократического общества, становящегося все более гетерогенным в расовом, этническом, культурном и религиозном отношении? В Европе предлагается политика признания эмигрантов без учета этнических и расовых критерий. Чужие общества оцениваются как традиционные, которые в результате мультикультурного диалога, должны адаптироваться к развитому обществу. Но ассимиляции, как правило, не происходит, зарождаются проблемы социального характера, требующие решения. Конфликты в данной ситуации затрагивают уже не только межличностные отношения, но и отношения между социальными группами.

Иммигранты, в отличии от европейского населения, готовы заниматься малоквалифицированным трудом. Часть иммигрантов не стремится работать, рассчитывая жить на пособия и пользоваться социальными гарантиями, которые предоставляются по статусу беженца. При этом они не только не выражают желания интегрироваться в принимающее общество, но и проявляют к нему откровенную идеологическую враждебность. В подобных условиях Запад не мог не реагировать на сложившуюся ситуацию, которая порождает межэтнические конфликты, разрушает социальное единство общества и угрожает основам его существования.

В 1970-е годы в ходе радикальных преобразований экономики стран Запада резко снизилась потребность в неквалифицированном труде, многие мигранты стали безработными, что в свою очередь, усилило конкуренцию на рынке труда и создало дополнительное напряжение в социальной сфере. С ростом уровня трудовой миграции представителей других культур начали зарождаться такие явления как расизм, национальная неприязнь, дискриминация, которые получили не только экономическое, но и социокультурное наполнение. В полной мере проявились серьезные культурные различия между местными и пришлыми. Становится очевидным, что процессы миграции зачастую осуществляются болезненно и не всегда приносят позитивный результат. О провале идеологии мультикультурализма стали говорить в странах Западной Европы после погромов на почве межнациональной и межрасовой вражды и ненависти, участившихся в последнее время в городах Германии, Франции, Великобритании.

Исследователь А. И. Куропятник отмечает, что «…немецкое население пережило шок от перспективы мультикультурализма…» [6, с. 62]. Так, постепенно уничтожался образ повседневной будничной жизни жителей Германии, сложившийся на протяжении нескольких столетий, привычные условия существования столь педантичной нации стремительно менялись до неузнаваемости. Недоверие и недовольство принимающего общества по отношению к представителям этнических меньшинств (занятие рабочих мест, непринятие обычаев и традиций, различные представления об этике и морали), которые не стремились интегрироваться на основе принципов толерантности и политкорректности в европейское общество переросли в протестные настроения местного населения. Известный ученый, политолог А. Фурсов отмечает, что «…именно канцлер Германии Ангела Меркель дала первый залп по мультикультурализму, выступая на собрании молодежной организации Христианско-демократического союза (ХДС) в Потсдаме в октябре 2010г. Глава правительства потребовала от иммигрантов учить немецкий язык и интегрироваться в немецкое общество» [7, с. 3]. В последующем подобную позицию по отношению к этническим меньшинствам заняли лидеры Великобритании и Франции. Исследователь Л. В. Русских пишет, что после вышеприведенного заявления Ангелы Меркель об абсолютном крахе мультикультурализма, его противники заговорили о несостоятельности этой политики в полный голос, что ранее считалось неполиткорректным. Вслед за Ангелой Меркель, в 2011 г. премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон открыто заговорил об отсутствии у молодых мусульман другой идентичности, кроме соотнесения себя со своей этнической общиной, а затем президент Франции Николя Саркози признался, что попытка жить рядом и ценить друг друга совершенно провалилась [8, с.174]. С аналогичными заявлениями выступили представители Совета Европы, Норвегии, Бельгии и Нидерландов. В последнее время потоки мигрантов в обеспеченную Европу привлекает ее успешная социальная политика. Германия является одной из самых открытых стран Западной Европы к эмиграции, государство признало себя иммигрантской страной. По данным Федерального агентства статистики, более 15млн. проживающих в сегодняшней Германии — это мигранты. При этом в окружении, например, ближневосточных мигрантов, преобладают преимущественно иждивенческие настроения. Так, в Германии имеются турецкие семьи, уже в третьем поколении живущие только на социальные пособия, одновременно с этим не признающие социальные, этические нормы государства, за счет которого они живут. Корреспонденты журнала «Эксперт» Г. Мирзаян и С. Сумленный констатируют, что «…согласно опросам, более 40 % проживающих в Германии турок не воспринимают канцлера А. Меркель как «своего канцлера». Зато десятки тысяч турок собрались на стадионе в Кельне, чтобы приветствовать приехавшего с визитом в Германию премьер-министра Турции Тайипа Реджепа Эрдогана…» [9, с.21]. Столь пренебрежительное отношение к принявшей их стороне с ярко выраженной демонстрацией неуважения к государству, создающему условия для более комфортного проживания, чем на их исторической родине, присуще туркам. Подобное поведение мигрантов вызвало недовольство у большей части немецких граждан. Ошибки европейских политиков в вопросах иммиграции в конечном счете привели к тому, что вместо притока квалифицированных ресурсов в страны Европейского Союза стали прибывать претенденты на получение социальных пособий.

Политолог, философ Ю. Хабермас отмечает: «В отличие от Америки европейские нации относительно гомогенны. В их истории почти не встретить преданий о принятии чужаков или ассимиляции иммигрантов. Поэтому пришествие в Европу множества людей иного цвета кожи, иных традиций, иной веры вызывает серьезные опасения, тем паче, что происходит оно на фоне распада европейских государств. Сегодня мы живем в плюралистических обществах, которые все более отходят от формата национального государства, основанного на культурной однородности населения» [10]. Однако, как полагает Ю. Хабермас, единственной альтернативой политике полной ассимиляции на сегодняшний день является путь к мультикультурному обществу. При этом политолог отмечает противоречивость идеи мультикультурализма, поскольку индивиды для достижения общественного согласия должны идти на компромисс, отказываясь от своих идеалов и соглашаясь с мнениями сограждан, часто придерживающихся совершенно противоположных взглядов.          В современном мире политика мультикультурализма рассматривается в различных аспектах: с одной стороны, как культурное многообразие того или иного государства, с другой стороны, как инструмент социальной политики полиэтничного государства. Мультикультурализм — сложное и неоднозначное явление, требующее продуманной этнической политики. Как утверждает российский ученый, историк А. М. Кузнецов, мультикультурализм и этническая политика реализуются не в вакууме, не в изоляции, как от существующего общего социально-политического контекста, так и друг от друга, поскольку они сами испытывают влияние со стороны этой среды и способны оказать на нее свое воздействие [11, с.174]. Люди разной этничности должны научиться жить бок о бок с друг другом, при этом взаимодействуя, а не отказываясь от своего культурного своеобразия.

Таким образом, обеспечение мирного сосуществования групп людей с многообразной историей, культурой и идентичностью в одном обществе не возможно достичь на основе общих принципов взаимной толерантности. В каждом конкретном случае нужен дифференцированный подход к решению проблем, возникающих в мультикультурном обществе, учитывающий интересы различных этнокультурных меньшинств. Одним из возможных аспектов управления этнокультурным государством на наш взгляд, является реализация принципов мультикультурной политики, смещающих акценты с теоретической модели мультикультурализма на приоритет взаимодействия разных культур на практике.

Литература:

1.         Glazer N. We are all multiculturalists now. — Cambridge: Harvard univ press, 1977.

2.         Головкина О. В. Канадский мультикультурализм как основа национальной идентичности Канады // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 4. История. Регионоведение. Международные отношения. Выпуск. 9

3.         Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории. — СПб.: Наука, 2001. 417 с.

4.         Кирабаев Н. С. Культурная идентичность, плюрализм и глобализация в современном философском дискурсе //Культурная идентичность и глобализация Доклады и выступления 5-й международной философский симпозиум «Диалог цивилизаций Восток-Запад». М. 2002. С.15–20.

5.         Bernstein R. Dictatorship of Virtue. Multiculturalism and the Battle for Ameri ca’s Future. N.Y.: Random House, 1994.

6.         Куропятник А. И. Мультикультурализм: идеология и политика социальной стабильности полиэтнических обществ //Журнал социологии и социальной антропологии. Т. 3. 2000. № 2. с. 62.

7.         Фурсов А. Немцы строят новый рейх // Аргументы недели. 2012. 23 августа.

8.         Русских Л. В. Мультикультурализм: интеграция или раскол? /Вестник — ЮУГУ. // Серия «Социально-гуманитарные науки». — 2013. т.13, № 1. с. 174.

9.         Мирзаян Г., Сумленный С. Саррацин пугает, Каддафи покупает // Эксперт. 2010. № 35. 6–12 сентября.

10.     Хабермас Ю. Европейское национальное государство: его достижения и пределы. О прошлом и будущем суверенитета и гражданства // Нации и национализм. М. 2002.

11.     Кузнецов А. М. Формирование мультикультурных наций в условиях глобализации: Канадский вариант. // Метод. 2010. № 1. с.174.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle