Библиографическое описание:

Зайцев Я. А. Перспективы межэлитных взаимоотношений США и КНР в XXI веке // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 599-602.

Ни Китай, ни Соединенные Штаты не заинтересованы в эскалации какого бы то ни было конфликта, который нес бы угрозу мировой безопасности. Тем не менее, проблему составляет разница интересов двух стран, которая подпитывается специфическим мировоззрением в обеих культурах.

Ключевые слова: Китай, КНР, США, американо-китайские отношения.

Опираясь на историю генезиса китайской и американской элит, можно сделать вывод о том, что уже в основе этих двух политических культур заложено противостояние. Это противостояние определяется в первую очередь провозглашением «исключительности» каждой из них, что ведет к неизбежному столкновению интересов. С одной стороны, и американская и китайская культуры претендуют на уникальность, с другой — на универсальность своих взглядов. Исходя из этой логики, их противостояние заключается в невозможности существования одновременно двух универсальных и уникальных культур. Вследствие этого, если Китай продолжит усиливаться и вести экспансионистскую политику, это неизбежно приведет к конфронтации двух стран. Однако, несмотря на это, у двух стран и культур, тем не менее, есть много точек соприкосновения, за счет которых Соединенные Штаты и Китай могут контролировать уровень конфронтации и не позволять ему расти. Главной и первоочередной сферой взаимодействия и сотрудничества является экономика. Это то связующее звено, которое пока что довлеет над политическими интересами в угоду экономическим выгодам. Политические элиты и Китая и Соединенных Штатов уделяют развитию экономики первостепенное значение, в некоторых случаях закрывая глаза на внешнеполитические разногласия. Тем не менее, даже такой уровень экономической взаимозависимости, какой наблюдается в отношениях КНР и США, не может гарантировать долгосрочной стабильности. По оценкам некоторых экспертов, к 2030 году экономика КНР может обогнать экономику Соединенных Штатов, что неизбежно приведет к утрате США своих лидирующих позиций в мире. Политическая элиты Соединенных Штатов, учитывая также специфику местной политической культуры, не готова к тому, что США могут быть вытеснены на второй план любой другой страной. Китайская Народная Республика, в свою очередь, не может вечно следовать заветам Дэн Сяопина и скрывать свой потенциал. В последнее время внутренняя политика Китая развивается таким образом, что китайское общество все настойчивее требует от высшего руководства проведения экспансионистской политики.

Другая сфера взаимодействия КНР и США, которая в контексте хантингтоновской концепции столкновения цивилизаций может стать очень существенной в отношениях двух стран, это борьба с международным терроризмом и фундаментальным исламизмом. Обе страны заинтересованы в сдерживании радикальных тенденций, которые в основном распространены на Ближнем Востоке, в целях обеспечения национальной безопасности. В Соединенных Штатах еще очень силен страх перед международным терроризмом и политическая элита США как никакая другая стремится свести к минимуму угрозу терактов. В Китае, несмотря на отсутствие в его новейшей истории крупных терактов, которые были бы способны вызвать широкий резонанс в обществе, руководствуются другими мотивами. Как было сказано выше, одним из самых нестабильных районов КНР, который силен своими сепаратистскими тенденциями, является Синьцзян-Уйгурский автономный район. Коренное население этого народа составляет уйгурское меньшинство, которое культурно связано со странами Средней Азии и которое исповедует ислам. Учитывая все проблемы региона, распространение в нем идей радикальных исламистов может существенно ударить по территориальной целостности КНР вплоть до полного отделения региона от страны. Особенное беспокойство китайского руководства вызывает тот факт, что большая часть ядерного арсенала Китая располагается как раз-таки в этом районе, что, в крайнем случае, может угрожать безопасности всех сопредельных стран. Вследствие этих факторов, развитие американо-китайских отношений в области противодействия терроризму может оказаться одним из стабилизирующих аспектов двусторонних отношений.

Наконец, еще одной сферой общих американо-китайских интересов, является обеспечение региональной и международной безопасности. И Соединенные Штаты, и Китай в равной степени заинтересованы в построении новой системы безопасности, которая охватила бы сначала Азиатско-Тихоокеанский регион, а затем, возможно, и весь мир, при условии подключения к процессу важнейших мировых игроков. В первую очередь, такая система безопасности отвечала бы интересам стабильного экономического развития, в котором так заинтересованы Китай и Америка. Для КНР, фактор стабильного развития экономики и роста ВВП на данный момент является главным средством «узаконения» и сохранения власти коммунистической партии. Проще говоря, повышением уровня жизни КПК покупает себе лояльность населения. Если экономический фактор утратит свое магическое влияние, то внутри Китая, в условиях когда коммунистическая партия пока не нашла способов решения внутриполитических проблем, может сформироваться широкое оппозиционное движение, которое может пошатнуть авторитет КПК. Для Соединенных Штатов, фактор стабильного экономического развития также является одним из главных. Учитывая размер государственного долга, крупные геополитические ошибки прошлых администраций и растущее недовольство населения американской политикой, только улучшение экономических показателей может стабилизировать ситуацию.

Анализируя американо-китайские межэлитные взаимоотношения, представляется крайне важным рассмотреть недавние встречи на высшем уровне представителей двух государств и выявить какие темы были затронуты ими в ходе переговоров в первую очередь.

28 июля 2009 года Президент США Барак Обама в Вашингтоне встретился со специальными представителями председателя КНР Ху Цзиньтао — заместителем премьера Госсовета КНР Ван Цишанем и членом Госсовета Дай Бинго — в рамках первого раунда стратегического и экономического диалога между Китаем и США [1]. В ходе переговоров были рассмотрены в основном темы экономического характера и выработаны согласованные действия сторон в условиях мирового финансового кризиса, но также были проведены консультации по таким стратегическим вопросам, как противодействие терроризму, наркотрафику и т. д. По итогам переговоров Барак Обама отметил, что Китай — великая страна, а американо-китайские отношения являются самым важными партнерскими отношениями в XXI веке. Он также выразил намерение вместе с председателем Ху Цзиньтао содействовать дальнейшему развитию двусторонних отношений на благо двух народов и последующих поколений [1].

В начале 2011 года председатель КНР Ху Цзиньтао совершил свой визит в США, который стал одним из важнейших событий в современных американо-китайских отношениях [3]. К моменту визита Ху Цзиньтао в США китайско-американские отношения переживали не самый лучший период своего развития. В январе 2010 г. администрация Обамы вынесла решение о продаже оружия Тайваню на сумму 6,4 млрд. долл., в феврале американский президент принял в Белом доме Далай-ламу, что вызвало раздражение и негативную реакцию Пекина, который назвал эти действия «серьёзным подрывом национального единства и суверенитета Китая» [3]. В результате обострившихся противоречий были отсрочены запланированные поездки начальника Генштаба НОАК Чэнь Биндэ в США и командующего вооруженными силами США на Тихом океане Роберта Уилларда в Китай. Напряженность в китайско-американских отношениях возросла летом 2010 г., когда Пекин открыто протестовал против совместных учений США и их союзников в Желтом море. Разногласия стали еще более острыми после заявления Госсекретаря США Хиллари Клинтон относительно Южно-Китайского моря как сферы американских национальных интересов. Накануне визита Ху Цзиньтао в Америку, в январе 2011 г. министром финансов США Тимоти Гейтнером, министром торговли Гэри Локом и госсекретарем Хиллари Клинтон выдвигались требования по вопросам курса юаня, защиты интеллектуальной собственности в Китае и экономической трансформации. Сам китайский лидер незадолго до своей поездки выступил с критикой современной международной валютной системы, где главную роль играет американский доллар, и назвал ее «пережитком прошлого». Ху Цзиньтао также негативно отозвался о решении Федеральной резервной системы США о дополнительном вливании в американскую экономику 600 млрд. долл., что позволит снизить курс доллара и даст преимущество американским экспортерам, но при этом ударит по интересам других стран. Данные обстоятельства задали достаточно острый тон предстоящим переговорам с Бараком Обамой [3].

С учетом вышеобозначенных разногласий в двусторонних отношениях, а также существующих различий в политических режимах, идеологии и стратегических целях США и КНР, вероятность достижения в ходе визита договоренностей по спорным вопросам была невелика, однако, важным представлялось сменить сам тон диалога, повысить взаимное доверие. В сложившейся сложной обстановке визит председателя КНР явился возможностью укрепить диалог и сотрудничество между двумя странами.

Особого внимания заслуживают достигнутые двумя странами договоренности в области «чистой» энергетики и экспорта высокотехнологичных товаров. На прошедшем в рамках визита американо-китайском форуме по сотрудничеству в «чистой» энергетике ведущими компаниями США и КНР был подписан ряд крупных соглашений в данной сфере, а также заключено соглашение о развитии сотрудничества в рамках Американо-Китайского центра по исследованиям в области «чистой» энергии. По мнению министра науки и техники КНР Вань Гана, данное направление станет одним из наиболее важных в двустороннем сотрудничестве. В ходе переговоров также было заключено соглашение об увеличении импорта Китаем американских высокотехнологичных товаров, что стало свидетельством крепкой взаимозависимости экономик США и Китая: ранее Соединенные Штаты отказывались продавать интересующую КНР продукцию передовых технологий.

Темами для обсуждения в ходе переговоров лидеров КНР и США были не только аспекты двусторонних отношений, но и важные международные вопросы: ситуация на Корейском полуострове, сотрудничество в сфере санкций, направленных на иранскую ядерную программу, а также прошедший незадолго до визита Ху Цзиньтао референдум в Северном Судане. Председатель КНР сделал заявление по тайваньскому вопросу: данная тема является крайне чувствительной для китайской стороны, которая расценивает её как вопрос территориальной целостности и суверенитета КНР, подчеркнув, что стабильность китайско-американских отношений во многом зависит именно от подхода к этому вопросу [3].

По окончании встречи стороны выступили с совместным заявлением, в котором, в частности, говорилось об установлении партнерских отношений на основе принципов равенства и взаимоуважения, о намерении расширить экономическое взаимодействие, сотрудничество в энергетической отрасли и в сфере безопасности. Важным представляется отмеченное в совместном заявлении стремление к «усилению взаимодействия между армиями двух стран с целью избегания недоразумений и укрепления понимания». Была достигнута договоренность о создании совместной группы, которая рассмотрит планы развития вооруженных сил США и Китая. Кроме того, в ходе визита состоялось подписание Меморандума о взаимопонимании между двумя странами по созданию китайско-американского форума на уровне губернаторов в целях содействия сотрудничеству на местном уровне. По замыслу политиков, форум должен стать важной платформой контактов между губернаторами, с тем, чтобы углубить взаимодействие по линии торговли, инвестиций, энергетики, охраны окружающей среды и гуманитарного сотрудничества [3].

В целом, визит Ху Цзиньтао был очень важен для налаживания двусторонних отношений, которые на тот период переживали заметное похолодание. Более того, в ходе визита стороны признали, что американо-китайские отношения имеют основополагающее значение для безопасности азиатского региона [3].

В феврале 2012 года в США прибыл с визитом Си Цзиньпин, считавшийся на тот момент наиболее вероятным кандидатом на пост председателя КНР [2]. В ходе визита представителями сторон неоднократно было заявлено о том, что Китай и Соединенные Штаты должны «на деле превратить китайско-американские отношения сотрудничества и партнерства в новую форму отношений великих держав XXI века». Что это за «новая форма» пока не совсем ясно, но в принципе нельзя исключать, что в феврале 2012 года был дан старт некоему специфическому измерению в китайско-американских отношениях. В ходе переговоров Си Цзиньпин подтвердил неизменность линии на расширение и углубление политики реформ и открытости, защиту прав интеллектуальной собственности, создание равных конкурентных условий для всех предприятий и компаний, работающих на внутреннем рынке страны. Были совместно выработаны новые критерии экспортного кредитования, более полно учитывающие интересы и специфику сторон. Эти шаги были призваны несколько смягчить озабоченность деловых кругов США по поводу существующих ограничений бизнес-активности американских предпринимателей на территории КНР [2].

Важное место в ходе визита заняла та часть программы, которая была связана с укреплением контактов и сотрудничества между китайскими провинциями и американскими штатами. Работа на этом направлении ведется сторонами в соответствии с «Меморандумом о взаимопонимании относительно создания китайско-американского форума губернаторов провинций и штатов в интересах содействия развитию сотрудничества между регионами обеих стран», подписанным в январе 2011 года председателем КНР Ху Цзиньтао и президентом США Бараком Обамой [2].

Подчеркнув, что Азиатско-Тихоокеанский регион является сегодня местом наиболее тесного переплетения интересов Китая и США, Си Цзиньпин особо отметил, что Соединенные Штаты должны с уважением относиться к позиции расположенных здесь государств, включая Китайскую Народную Республику [2].

Рассмотрев главные сферы общих американо-китайских интересов, которые способны служить своеобразным «скелетом» двустороннего сотрудничества и предотвратить глобальное противостояние двух стран, следует, однако, также рассмотреть настроения общественности США и КНР, которые зачастую оказывают большое влияние на их политические элиты и могут привести к смене политического курса.

Во время предвыборной кампании 2012 года кандидат в президенты республиканец Митт Ромни впервые начал пугать избирателей «китайской угрозой». В одном из предвыборных видеороликов, который был посвящен экономической ситуации внутри страны, открыто говорилось об угрозе занятия рабочих мест выходцами из Китая. Само появление такого видеоролика говорит о том, что в США существуют такие опасения среди населения. Принимая во внимание то, как ревностно американцы относятся к своим лидирующим позициям в мире, сам факт возможной потери этих позиций в пользу Китая не может не беспокоить американское общество. Такие настроения неизбежно влияют на политическую элиту, которая стремится заручиться поддержкой избирателей. Несмотря на то, что в Соединенных Штатах сильно прокитайское лобби, растущая обеспокоенность населения возможным противостоянием с Китаем может изменить расстановку сил. Однако также следует учитывать, что в США проживает большое количество китайских эмигрантов, которые сохраняют культурную связь со своей исторической родиной. В случае глобального противостояния Америки и Китая фактор китайских эмигрантов может оказать дестабилизирующее влияние на внутреннюю ситуацию.

В Китае «проснувшееся» национальное самосознание китайцев требует политических завоеваний и реванша за «столетие унижения». Подобные заявления заставляют китайское руководство все больше и больше отходить от коммунистической риторики, формально сохраняя при этом приверженность социалистическим идеалам, и опираться в своей политике на традиционный национализм. Националистически настроенная часть китайского общества и высшего руководства стремится к превращению Китая в новую сверхдержаву и установлению его гегемонии в мире. Всех кто, стоит на этом пути, китайские националисты считают своими врагами. Анализируя комментарии и статьи в китайском интернете, можно прийти к выводу, что главными такими врагами китайцы считают Японию и США. Отношение китайцев к Японии характеризуется давней враждой, которая в полной мере проявилась в событиях августа-сентября 2012 года. В случае же с Соединенными Штатами большая часть китайского общества считает, что именно они являются главными недоброжелателями Китая, которые всяческими методами стремятся сдержать развитие КНР. Нельзя сказать, что такие заявления не имеют под собой реальной основы, однако угрозу представляет то, что порой китайцы доходят до радикализма и с подозрением и даже враждой относятся ко всем иностранцам с европейской внешностью. Пока что коммунистической партии удается контролировать эти настроения и использовать их в свою пользу. Однако, в случае выхода ситуации из-под контроля, учитывая демографическую мощь Китая, такая тенденция способна привести к острейшей дестабилизации ситуации, угрожающей безопасности, как самого Китая, так и всего мира.

Политические элиты, как Китая, так и США прекрасно понимают сложившуюся ситуацию. Ни Китай, ни Соединенные Штаты не заинтересованы в эскалации какого бы то ни было конфликта, который нес бы угрозу мировой безопасности. Тем не менее, проблему составляет разница интересов двух стран, которая подпитывается специфическим мировоззрением в обеих культурах. В перспективе у американо-китайских отношений есть два основных сценария развития. Первый подразумевает решение Китаем своих основных внутриполитических проблем, победой внутри китайского руководства националистического крыла, выходом на лидирующие позиции в экономике и усилением противоречий с США. В таком случае может быть нанесен непоправимый ущерб международной безопасности и мировой экономике. Второй сценарий исходит из возможности того, что стороны все-таки осознают всю пагубность противостояния и будут строить отношения на основе сотрудничества и кооперации. В таком случае, выиграет не только Китай и Соединенные Штаты, но и весь мир.

Литература:

1.      Б. Обама встретился с Ван Цишанем и Дай Бинго: [Электронный ресурс] // Газета «Жэньминь Жибао» он-лайн. 30.07.2009. URL: http://russian.people.com.cn/31520/6713874.html (Дата обращения: 15.03.2013).

2.      Время «сверить часы». Человек, которого называют будущим лидером Китая, любит американский баскетбол: [Электронный ресурс] // Российская газета. 15.02.2012. URL: http://www.rg.ru/2012/02/15/tszinpin.html (Дата обращения: 15.03.2013).

3.      Поездка, создающая новую ситуацию для партнерства и сотрудничества между Китаем и США — Ян Цзечи: [Электронный ресурс] // Газета «Жэньминь Жибао» он-лайн. 24.01.2011. URL: http://russian.people.com.cn/31521/7269805.html (Дата обращения: 15.03.2013).

4.      Киссинджер Г. О Китае. / Г. Киссинджер: пер. с англ. В. Н. Верченко. — М.: Астрель, 2013. — 635 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle