Библиографическое описание:

Трофимова В. Е. Понятие и содержание личной и семейной тайны // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 682-685.

Объективной реальностью сегодняшнего дня является информационное общество, которое характеризуется стремительным ростом информационной инфраструктуры, активным совершенствованием современных информационно-коммуникационных технологий.

Понятие «информации» впервые зародилось в латинском языке и означало разъяснение, изложения. В России это понятие появилось в петровскую эпоху. Так, H. A. Смирнов полагал, что это слово перешло в русский язык из польского («infotmacia»), который в свою очередь заимствовал его у латинского. В то время слово «информация» в русском языке употреблялось преимущественно в смысле «идея, наука». [1, с.23]

Сегодня, согласно легальному определению, которое дано в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006г. № 149-ФЗ, информация представляет собой сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. Информация может быть как в форме документированных сообщений, так и в форме сведений, передаваемых в устном виде. Таким образом, законодатель различает информацию, связанную с материальным носителем, и информацию как нематериальный объект.

Слово «тайна» имеет древнерусское происхождение и первое время оно употреблялось в мужском роде — «тай». [2, с.10] В русском языке термин «тайна» имеет два смысловых значения: нечто абсолютно неизвестное всем и нечто относительно неизвестное для какого-либо круга лиц. Итак, в лексическом значении тайна включает в себя сведения как никому неизвестные, так и те, которое лицо сообщило или доверило другому. [3, с.629] Однако как правовое явление следует принять во внимание второе значение, поскольку, соглашаясь с позицией И. В. Бондаря, «невозможно себе представить уголовно-правовое отношение по поводу никому не известных фактов и обстоятельств — ведь в этом случае нельзя говорить ни об объекте, ни о субъектах правоотношения». [4, с.23]

«Конфиденциальный» же в переводе с латинского означает «доверие», толкуется как доверительный, не подлежащий огласке, секретный. Доверительные сведения — это информация, которую одно лицо доверяет другому. В этом смысле к конфиденциальной информации относятся, например, все виды профессиональных тайн (врачебная, адвокатская, нотариальная и пр.). Отсюда следует, что обязательным признаком конфиденциальной информации является то обстоятельство, что она доверена одним лицом другому. Правовые категории «тайна» и «конфиденциальная информация» не совпадает по своему содержанию. Не любая конфиденциальная информация является тайной, в тоже время последняя не состоит только из разного рода тайн. При этом обе указанные категории являются разновидностями информации в целом.[5, с.26]

В настоящее время в российском законодательстве отсутствует определение понятия тайны. При этом общей во всех исследованиях является мысль, что в качестве предмета тайны всегда выступают сведения (информация), доступ к которым ограничен и за несанкционированное нарушение конфиденциальности которых установлена юридическая ответственность.

Среди правовых механизмов охраны тайны особое место принадлежит уголовной ответственности. Статья 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни» находится в главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» в разделе VII «Преступления против личности» как высшего и абсолютного блага. Согласно данной норме уголовно-наказуемым является незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Социальная обусловленность уголовной ответственности за неправомерное собирание и распространений сведений о частной жизни, составляющие его личную и семейную тайну, заключается в признании особой значимости охраны конституционного права на личную и семейную тайну как средства обеспечения информационной безопасности человека в сфере частной жизни.

Большое значение для применения рассматриваемой, уголовно- правовой нормы имеют понятия «личная тайна», «семейная тайна», которые следует рассматривать через призму категории «частная жизнь», поскольку «без такого определения представляется невозможным установить, что конкретно охранять, тайну чего обеспечивать». [1, с.25]

С точки зрения российского права под частной жизнью понимается одна из сфер индивидуальной жизнедеятельности человека, которая регулируется как правовыми нормами, так и нормами морали, включает в себя все те внутренние и внешние стороны его жизни, которые он сам для себя устанавливает, и защищается принудительной силой государства. При этом наиболее сложным вопросом является определение границ сферы частной жизни. [7, с.118]

К внутренней составляющей частной жизни можно отнести состояние, при котором индивидуум ограничивает доступ другим лицам к своим мыслям и наблюдению за собой. Однако по всей вероятности это возможно только в случае, когда человек пребывает в одиночестве, поскольку невозможно запретить другим людям наблюдать за собой, если ты сам находишься среди людей. Внешняя же граница частной жизни — это согласованный с личностью предел возможного вмешательства государства в данную сферу. Между внешней и внутренней границами находятся разнообразные взаимосвязи человека частного характера (внутрисемейные, дружеские, рабочие и т. п.). Как правило, подобные связи берут свое начало в сфере частной жизни одного человека, а затем плавно перетекают в сферу частной жизни другого человека. Следует заметить, что внутренняя граница частной жизни регулируется моралью, внешняя же — извне правом, а изнутри — моралью.

В юридической науке чаще всего встречается такой подход к определению понятия «частная жизнь», который состоит в перечислении сфер жизнедеятельности человека.

Понятия личная и семейная тайна относятся к одним из наиболее сложных оценочных понятий в тексте уголовного закона. При этом, Верховный Суд РФ не делает каких-либо послаблений относительно доказательств оценочных признаков составов, требуя их описание и доказательств вменения. Пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996г. № 1 гласит: «В приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и другие), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака». [8]

Употребление таких оценочных понятий как «личная тайна» и «семейная тайна» таит в себе «большую опасность негативного воздействия на результат осуществления криминализации, поскольку их уголовно-правовое истолкование может сделать границы криминализации аморфными, расплывчатыми, когда вопрос о преступности (непреступности) деяния фактически будет решаться лицом, применяющим уголовно-правовую норму», предусмотренную ст. 137 УК РФ. [9, с.3] Поэтому отсутствие определения понятий, того объема сведений, которые могут быть отнесены к ним, отрицательно сказывается на точном, однозначном уяснении подлинного смысла ст. 137 УК РФ и, как следствия, их правильном применении.

Сведения, составляющие личную или семейную тайну, могут являться одновременно информацией, защищаемой нормами российского законодательства как профессиональная тайна.

Сведения о частной жизни, составляющие личную или семейную тайну и доверенные представителям определенных профессий, становятся профессиональной тайной, не теряя при этом статуса личной или семейной тайны. Это объясняется тем, что профессиональная тайна — это в первую очередь тайна того лица, который обратился за профессиональным содействием (по собственной инициативе либо в случаях, предусмотренных законодательством), а соблюдение тайны представителями определенных профессий является их обязанностью, производной обязанностью, в силу самой природы данной деятельности. В современном законодательстве Российской Федерации не дано четкого определения профессиональной тайны. В пункте 5 ст.9 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» профессиональной тайной признается информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных видов деятельности и подлежит защите в случаях, если на эти лица федеральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности такой информации. Анализ данной формулировки позволяет констатировать, что сходство всех профессиональных тайн (в понимании законодателя) определяется тем, что составляющую их информацию невозможно получить и использовать иным образом, кроме как в связи с профессиональной деятельностью и с согласия первоначального носителя тайны.

Рассмотрев содержание следующих видов профессиональной тайны: врачебной, адвокатской, нотариальной, аудиторской, тайны личной корреспонденции, усыновления, исповеди, автор ВКР пришел к выводу, что данные виды профессиональной тайны объединяет то, что в их основе лежат личные или семейные тайны, защищенные от разглашения правовыми запретами, адресованными тем, кому эти тайны по необходимости доверены или стали известны в силу исполнения ими своих профессиональных полномочий.

Отличной чертой личной или семейной тайны в случае, когда она доверена или стала известной лицу исключительно в силу исполнения им своих профессиональных полномочий, является непростой характер ее правовой охраны (в том числе и уголовной): данные сведения защищаются не только от вмешательства посторонних лиц, но и от ее неправомерного посягательства самим профессионалом.

Согласно действующему уголовному законодательству России, за нарушение только тайны связи (ст.138 УК РФ) и тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК РФ) установлена ответственность. Неправомерное нарушение нотариальной и аудиторской тайны признается уголовно наказуемым только в случае, когда оно является формой совершения такого общественно опасного деяния как злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст.202 УК РФ). Получается, что за посягательство на врачебную и адвокатскую тайну представителями определенных профессий, которые на законном основании становятся обладателями скрываемой от третьих лиц сведений, составляющих личную или семейную тайну, уголовная ответственность не установлена. При этом, отсутствие специальной нормы действующего уголовного закона, с помощью которой охранялась бы тайна исповеди, по нашему мнению, закономерно. Это объясняется тем, что тайна исповеди установлена религиозными канонами, а не государственными нормативными актами, церковь отделена от государства и нарушение профессиональной обязанности священника, не может оцениваться по меркам светского государства.

В заключение можно сделать следующие выводы:

1.             В содержании понятий «личная тайна» и «семейная тайна» выделены объективная и субъективная составляющие, которые дополняют друг друга:

1)     объективная представляет собой тот круг информации, к которому может быть отнесена личная или семейная тайна, и заключается в том, что личную тайну должны составлять сведения (информация), отражающие особо важные стороны частной жизни лица, семейную — сведения (информация), отражающие особо важные стороны частной жизни нескольких лиц (двух и более), связанных между собой семейными отношениями. При этом выделены существенные признаки сведений, составляющих личную или семейную тайну. Они должны:

а)      быть конкретными;

б)        относиться к прошлому или настоящему времени, но не к будущему;

в)     соответствовать действительности;

г)      носить непреступный характер;

д)      обладать характером возможности их сокрытия от других лиц;

2)     субъективная отражает то, что лицо или лица (два и более), связанные между собой семейными отношениями, придают этим сведениям конфиденциальный характер.

2.         Личная тайна — это охраняемые уголовным законом сведения (информация), отражающие особо важные стороны частной жизни лица, который придает им конфиденциальный характер; семейная тайна — охраняемые уголовным законом сведения (информация), отражающие особо важные стороны частной жизни нескольких лиц (двух и более), находящихся друг с другом в семейных отношениях, которые придают им конфиденциальный характер.

3.         Сведения, составляющие личную или семейную тайну, могут являться одновременно информацией, защищаемой нормами российского законодательства как профессиональная тайна: врачебная, адвокатская, нотариальная, аудиторская, тайна связи, усыновления, исповеди. Отличной чертой личной или семейной тайны в случае, когда она доверена или стала известной лицу исключительно в силу исполнения им своих профессиональных полномочий, является непростой характер ее правовой охраны (том числе и уголовной): данные сведения защищаются не только от вмешательства посторонних лиц, но и от ее неправомерного посягательства самим профессионалом.

Литература:

1.                  Смирнов H. A. Западное влияние на русский язык в петровскую эпоху. — СПб.: В. Д. Смирнова, 1910. — 321с.

2.                  Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — М.: ООО «Издательство Астрель», 2004. — 1020с.

3.                  Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка /Под ред. Л. И. Скворцова. — М.: ООО «Издательство Оникс», 2008. — 1094с.

4.                  Бондарь И. В. Тайна по российскому законодательству (проблемы теории и практики). — М.: Статут, 2011. — 225с.

5.                  Жигалов А. Ф. Коммерческая и банковская тайна в российском уголовном законодательстве. — М.: Городец, 2010. — С.29.

6.                  Юрченко И. А. Нарушение неприкосновенности частной жизни //«Черные дыры» в Российском законодательстве. 2012. № 2. — С.25–31.

7.                  Канина И. А. Возможно ли определение границ частной жизни? — М.: Эксмо, 2010. — С. 118.

8.                  Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 № 1 (в последней ред. Постановления от 06.02.2007 № 7) //Российская газета. 1996. 22 мая; 2007. 9 февраля.

9.                  Кобзева Е. В. Оценочные признаки в уголовном законе. — Саратов: Изд-во СГАП, 2012. — 281с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle