Библиографическое описание:

Кочарян А. Р. Пословицы и поговорки в сопоставлении с фразеологизмами в удинском языке // Молодой ученый. — 2013. — №10. — С. 587-592.

Статья посвящена проблемам паремий и фразеологических единиц. Ставятся следующие задачи: сопоставить и сравнить паремии и фразеологические единицы удинского языка; выявить сходства и различия между пословицами, поговорками и фразеологизмами. Проблематичным остается вопрос о включенности или не включенности паремий во фразеологическую систему языка. Статья также подчеркивает важность и необходимость изучения паремии и фразеологических единиц, поскольку они представляют большой интерес для лингвокультурологии и этнолингвистики.

Ключевые слова: паремии, фразеологические единицы, сходства и различия, научное определение, культурные традиции и ценности, уникальность, отражать, сущность, национальная самобытность.

Proverbs and phraseological units in the Udi language: similarities and differences

Al'vina Rabonovna Kocharyan

Department of Early Foreign Languages Learning, Moscow State Pedagogical University

The article is devoted to the problems of paremias and phraseological units. It sets the following tasks: to collate and compare paremias & phraseological units of Udi, identify similarities and differences between proverbs, sayings and collocations. Problematic is the question of inclusion or non-inclusion of proverbs into the phraseological language system. The article also highlights the importance and the need of studying paremias and phraseological units of their great interest for linguistics and ethnolinguistics.

Key words: proverbs, phraseological units,similarities & differences, scientific definition, cultural traditions and values, uniqueness, to reflect, essence, national identity.

Как и фразеологизмы, паремии отражают национально-культурную специфику языка и представляют большой интерес для лингвокультурологии, поскольку раскрывают средства и способы проникновения культурных традиций и ценностей в язык.

Несмотря на то, что много лингвистов сегодня занимаются проблемами паремиологии и фразеологии, общепринятого научного определения терминов и их дефиниций на сегодняшний день все еще нет. Проблематичным остается также вопрос о включенности или не включенности паремий во фразеологическую систему языка.

Актуальность темы исследования определяется своеобразием этнокультурности и особенностями метафорического переосмысления реалий из области традиционного быта, обычаев, уклада жизни носителей исследуемых языков, полное раскрытие которых требует сравнения для выявления сходств и различий фразеологических единиц с паремиями.

Имеющиеся фрагментарные исследования, посвященные отдельным вопросам удинской фразеологии, не достаточны, чтоб создать целостную картину о паремиологии удинского языка. Наша работа — практически первая попытка исследовать паремии и фразеологические единицы удинского языка в сравнительно сопоставительном плане, в основном, опираясь на ниджский диалект.

Следует отметить, что впервые предпринятая попытка сравнительно-сопоставительного анализа удинских паремий и фразеологических единиц, определяет научную новизну исследования.

Цель данной статьи — исследовать особенности удинских паремий и фразеологических единиц и определить их национальную специфику.

В соответствии с поставленной целью предполагается решить следующие основные задачи:

  • сопоставить и сравнить паремии и фразеологические единицы удинского языка;

  • выявить сходства и различия между пословицами, поговорками и фразеологизмами.

Паремии — это устойчивые в языке и воспроизводимые в речи анонимные изречения с синтаксической структурой предложения, которых употребляют в дидактических целях. К паремии можно отнести пословицы, поговорки, изречения из Священного Писания, обладающие признаками общеизвестности.

В толковом «словаре живого великорусского языка» по определению В. И. Даля, «пословица — это коротенькая притча, суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности» [10, 66; 11, с. 130].

«Пословица не просто изречение, — говорит Аникин В. П., — она выражает мнение народа. В ней заключена народная оценка жизни, наблюдения народного ума. Не всякое изречение становилось пословицей, а только такое, которое согласовывалось с образом жизни и мыслями множества людей, такое изречение могло существовать тысячелетия, переходя из века в век» [2, с. 3].

«...Пословица и крылатое слово, выражающее общее мнение, не оспариваются никогда, и, следовательно, они максимально авторитетны», — говорится в работе «Язык и культура» Е. М. Верещагина и В. Г. Костомарова [7, с. 93].

Т. М. Акимова считает, что к пословицам в народной речи близки поговорки. Например, она говорит о том, что эти два жанра фольклора сходны по своей краткости, силе суждения, поэтической выразительности, но, тем не менее, исследователь указывает и на различия, которые существуют между пословицами и поговорками. По замечанию Т. М. Акимовой, пословицы — законченные суждения, предложения, имеющие подлежащее и сказуемое, а поговорки представляют собой только меткий намек на суждение. Чтобы доказать эту разницу, она приводит следующее сравнение: так, фраза «Чужими руками жар загребать» — поговорка, в ней нет суждения, вывода, но если ее дополнить: «Чужими руками жар загребать легко», то поговорка превратится в пословицу [1, с. 132].

В. П. Аникин пишет, что «эту разницу народ выразил в пословице: поговорка — цветочек, а пословица — ягодка», указывая на то, что поговорка — это что-то незаконченное, имеющее намек на суждение [3, с. 45].

С. Ф. Баранов определил отличие пословиц и поговорок от крылатых выражений: первые имеют народное, а не книжное происхождение. Однако, как замечает исследователь, «далеко не всегда удается установить, принадлежит ли то или иное выражение определенному автору или писатель заимствовал его из народной речи.

Их частое употребление в устной и письменной речи объясняется, прежде всего, тем, что они придают ей особый колорит, делают ее образной и выразительной. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что пословицы и поговорки обладают эмоциональной и стилистической окраской, благодаря чему они совершенствуют коммуникативную функцию языка» [6, с. 125–126; с. 306].

По мнению В. А. Жукова, пословицы с давних времен отличаются от поговорок. Он считает, что обычно поговорками именуются широко распространенные выражения — изречения, образно определяющие какие-либо жизненные явления. Но есть и сходство: поговорки также как и пословицы, вошли в повседневную речь, вне ее не существуют, а именно в речи раскрывают свои настоящие свойства. Поговорка еще в большей степени, чем пословица, передает эмоционально-экспрессивную оценку разных жизненных явлений и существует в речи для того, чтобы выражать, прежде всего, чувства говорящего [13, с. 11].

«Под фразеологизмом понимается лексически неделимое, устойчивое в составе и структуре, целостное по значению словосочетание, воспроизводимое в виде готовой речевой единицы» [14, с. 377–378].

По определению Е. М. Верещагина, В. Г. Костомарова «фразеологизм — это самостоятельная (несводимая ни к словам, ни к языковым афоризмам) строевая (непосредственно соотнесенная с языковой деятельностью) языковая (массово воспроизводимая) единица, обладающая синтаксически членимой формой (словосочетанием) и использующая во фразе синтаксическую функцию члена предложения» [8, с. 89].

Вопрос о том, какие структуры относятся к фразеологическим единицам, является спорным.

Большинство ученых считают, что в состав фразеологии языка должны входить устойчивые словосочетания слов, соотносимые как со словом, так и с предложением. Такого мнения придерживаются В. Л. Архангельский [4, с. 91], А. В. Кунин [16, с. 1244–1250], М. И. Исаев [15, с. 181–182]. Этими авторами выделяется большой круг объектов фразеологии, включающий и коммуникативные единицы (пословицы и поговорки).

Этого же взгляда придерживается А. И. Ефимов, считающий фразеологизмами не только идиомы, но и пословицы, поговорки, афоризмы, устойчивые формулы и обороты, некоторые канцелярские штампы [12, с. 280].

В отличие от В. Л. Архангельского, В. П. Жуков включает в состав фразеологии русского языка не все пословицы и поговорки, а только часть их называемых им «пословичными фразеологизмами» [14, с. 160].

В. П. Жуков считает, что в формировании фразеологизмов решающее значение имеют лексико-семантические, а не грамматические факторы. «Фразеологизм начинается там, где заканчивается семантическая реализация его компонентов» [14, с. 6].

А. В. Кунин, понимающий фразеологию в более широком смысле, относит к фразеологическим единицам устойчивые сочетания слов с полностью или частично переосмысленным значением [17, с. 210]. Сюда же относятся пословицы и поговорки [17, с. 240–251].

Я. И. Рецкер считает, что с точки зрения переводчика единственным решающим критерием фразеологичности является переосмысленность [18, 146–147; с. 161–162]

В. В. Виноградов считал, что «к области фразеологических единиц относятся многие фразовые штампы, клише, типичные для разных литературных стилей, литературные цитаты, крылатые выражения, народные пословицы и поговорки» [9, с. 783].

В удинском языке пословица и поговорка терминологически не разграничиваются, они функционируют под общим названием «mäsälä».

И поговорку, и пословицу употребляют для выражения советов, наставлений, суждений, побуждений, приговоров и т. д.

Тем не менее, на мой взгляд, поговорка в удинском языке отличается от пословицы краткостью и точностью, иногда намеком и недоговоренностью. Пословицу вспоминают и приводят, как пример, к месту для сравнения, а поговорку вспоминать не надо, она всегда в речи, является своего рода повседневной речью. Например, поговорки:

  1. bajoo beene…., (čІovakijoo čІovakene) ‘что было — то было…., (что прошло — то прошло)’. Здесь наставление о том, что прошедшее не вернешь, необходимо шагать в ногу со временем, вторую часть поговорки čІovakijoo čІovaken здесьможно упустить, она и так подразумевается;

  2. pːaI ʁiluʁ düjnӓne…. (jaχun kːӓ tašaljan?) (букв.: двухдневный мир) подчеркивает на не вечность человека на земле. Несмотря на то, что не договаривает jaχun kːӓ tašaljan? ‘что унесем с собой?’, уже понятно, что дает наставление на правильный образ жизни, чтоб не сориться, не обижать. Побуждает к свершению добрых дел, не злословить и не жадничать, ибо жизнь коротка.

  3. ӓšpaltine uksa … не договаривает (baskːaltːin tä) букв.: кто работает, тот ест, (а не тот, кто лежит). В предложении: ӓšpːalnu — ukalnu... (ten ӓšpːal — ten ukal букв.: будешь работать — будешь есть, (не будешь работать — не будешь есть) аналогично русской пословице ‘кто не работает, тот не ест’. Поговорка дает наставление на трудолюбие.

  4. AχšIumen aχšIume ešta… не договаривает (oInenen/neʁen — oIne/neʁ) букв.: смех следует за смехом, (а плач/слезы ведут к плачу/к слезам), «смеху-смех, слезам — слезы». Поговорка дает наставление на то, что грешно жаловаться, ныть, нужно радоваться….

  5. ӓjten ӓjte ešta «слово следует слову», наставление на то, чтоб следили за речью, не кидались ненужными словами, ибо необдуманные слова могут вести к неприятным обстоятельствам.

Сравните,пословицы: (te) mäsälänoje…. илиneχe…. букв.: (та) пословица есть… или говорит (в значении звучит)…

  1. neχe…. elema čaχ χen tee gam? (ослу дал(а) ты холодную воду или горячую?) выражает намек на придирку, то есть если ответ последует: ‘холодную воду’, то собеседник скажет: ‘а надо было горячую дать’, или наоборот.

  2. neχe…. elema lajsun sa ӓjbe, (qIajbaaj) c:ijsun p:aI букв.: на осла лезть один стыд, обратно слезать два, суждение о том, что ‘начатое дело нужно завершить’.

  3. neχe χӓl χaljalχune — bito sa kojaχune букв.: собака такая же, как собака ‘все из одного дома’ поговорка содержит суждение о том, что человек, о ком идет речь, ‘такой же, как и все остальные члены его семьи: аналогичной русской пословице «по одному суди всех».

  4. neχe haqːullunen fükürbami gižen iz ukːalto bene ‘пока умный думал — дурак свое дело сделал’ побуждение отом, что нельзя откладывать серьезное дело в долгий ящик;

  5. petun kӓsibi kožqːan careci! букв.: (сказали)нищего дом, чтоб рухнул!), намек на суждение о том, что у нищего и до этого не было ничего, а уж дома тем более, чтоб рухнуть. Так говорят, когда кому-то очень сильно не везет, безвыходное положение.

Из вышеперечисленных примеров можно делать следующий важный вывод,отличающий пословицы от поговорок в удинском языке: пословицы можно начинать со слов (mӓsӓlӓnooje) — (есть пословица)neχe или petːun (поговорка гласит) (букв.: говорит) ‘гласит’ или petun (букв.: сказали) тоже ‘гласит’. Здесь все сходится к тому, что пословица выражает всеобщее мнение, мнение множества людей, мнение народа.

Поговорка же еще в большей степени, чем пословица, передает эмоционально-экспрессивную оценку, чувства говорящего.

Паремии и фразеологическая единица — две самостоятельные единицы языка, состоящие из плана выражения и плана содержания — имеют много общего.

И паремии, и ФЕ всегда поучительны, никто не вспоминает их случайно: без повода и без причины. Они всегда приходят на ум сообразно, их вспоминают уместно для разумных советов и наставления на самые различные случаи жизни. Во фразеологических единицах и, особенно в паремиях, ярко проявляется своеобразие быта, жизни, истории и культуры народа. Они содержат в себе большой культурологический потенциал, которые способствуют разрешению вопросов конфликтов культур. Это их общие свойства. Паремии и фразеологизмы в удинском языке имеют также отличительные черты.

Если во фразеологическом выражении отсутствует назидание или имеются элементы недосказанности, то это поговорка или крылатая фраза.

У каждой из них свои парадигматические формы, а в составе предложения они имеют характерные, только им присущие взаимоотношения и связи.

Часто фразеологическое выражение представляет собой законченное предложение с утверждением, назиданием или выводом. Примерами таких фразеологических выражений являются пословицы и афоризмы.

В пословицах заключен глубинный смысл и народная мудрость, уходящая своими корнями в далекое прошлое. В них мы можем увидеть не только культуру народа, но и его традиции и историю. ФЕ же больше способствуют лучшему пониманию менталитета народа изучаемого языка.

Нет сомнения в том, что больше всего своеобразия и неповторимости языковых реалий представлено именно во фразеологии, потому что именно фразеологизмы отражают неповторимое своеобразие, обусловленное жизнью и культурой того или иного народа. Именно в несовпадении в плане перевода кроется настоящая национальная самобытная сущность определенного народа — то, чем отличается один народ от другого.

Фразеологические единицы удинского языка имеют ряд отличий от паремии, заключающихся в ее сравнительно небольшом словарном объеме и преимущественно сниженной лексике, в практическом отсутствии книжных наименований.

Следует отметить, что если пословицы и поговорки практически невозможно отличить друг от друга в удинском языке, то от фразеологических единиц они отличаются очень сильно. Во-первых, логически: паремии адекватны, в основе их целостного смыслового содержания лежат суждения и побуждения, в то время как во фразеологизмах — понятия. Например, поговорки: čːo taatːan astːaraal čurusa (дословно, когда дают лицо, и изнанку просит) в основе целостного смыслового содержания поговорки лежит суждение, выражает «наглость», «неблагодарность», «ненасытность», функционально-смысловым эквивалентом в русском языке является пословица ‘Дай ему палец, он и всю руку отхватит’ или ‘свинью за стол, она ноги на стол’; qːoІdinӓ zapetːun χalčin looχ…. (букв.: черепаху потащили на ковер) может не договорить вторую часть ‘pene tӓӓ očːІin boš šahatːe’ (сказала ‘нет, в грязи лучше’) в основе поговорки лежит суждение о неблагодарном человеке.

Пословицы: eІš eІšna χodin tːoІoІχe bistːa ‘яблоко падает недалеко от яблони’. В удинском языке поговорки широко используются в речи, нежели пословицы.

Сравните,ФЕ: laІqː cӓnnӓluʁ bsun (букв.: шатающая челюсть делать) ‘лясы точить’, žІomo kori bsun (букв.: рот кривой делать) ‘высмеивать’, žІomoj tikinӓ tastun (букв.: рта кусок отдавать) ‘поставить на место’, alaχun akːesun (букв.: сверху показаться) ‘быть в шоке’, pul bistun (букв.: глаза падать, упасть) ‘влюбиться’, piin jaqː zapsun (букв.: глаза дорога тянуть) ‘в ожидании’, piel qːaratikӓ baksun (букв.: в глазу ядовитой колючкой быть) ‘мешать’, pula čevkːsun (букв.: глаз выдернуть) ‘дразнить’.

Во-вторых, слова, входящие в состав пословиц и поговорок нередко выделяются или, по крайней мере, могут быть выделены логическим ударением. Например: в пословице eІš eІšna χodin tːoІoІχe bistːa ‘яблоко падает недалеко от яблони’ делает акцент на то, что яблоко падает именно рядом с яблоню, а не с другими деревьями. Почти ни на одном из компонентов фразеологизма нельзя сделать логического ударения. Фразеологизмы, таким образом, лишены актуального членения; например: ФЕ 1) tapan belχun ala (букв.: живот выше головы) выражает понятие обжорства. В пр.: vi tapan belχun alane? (букв.: у тебя, что живот выше головы, что ли?) ‘ты же не обжора’; tapana pušeχ laχi (букв.: живот, замачивая) выражает понятие о напрасном ожидании. В пр.: iz tapana pušeχ laχi arcene ‘он или она зря надеется’; pul qIaj(e) (букв.: глаз открытый) ‘шустрый’; pul qːičIe (букв.: глаз закрытый) свою пользу (свои интересы) не замечающий человек ‘балда’; kul qIaj(e) (букв.: рука открытая) ‘щедрый’; kul amcːi(ne) (букв.: рука пустая) ‘без денег’; kul boχoe (букв.: рука длинная) ‘деловой’; bul amcːi(ne) (букв.: голова пустая) ‘тупой’; žІomo kalane (букв.: рот большой) ‘не порядочный’; tur suuk(e) (букв.: нога легкая) несет удачу, кому попадает на встречу; bačІan zorbane (букв.: спина сильная) так говорят о человеке, у которого есть сильная опора (богатые родственники), поддержка.

В-третьих, важно подчеркнуть, что в удинском языке употребление фразеологических единиц в речи способно передать индивидуальное мнение, охарактеризовать, оценить некий объект речи, сделать высказывание выразительным и повысить его действенность, а паремии представляют всеобщее мнение.

Решающим критерием фразеологичности является в удинском языке переосмысленность. Поэтому лишь некоторые поговорки и пословицы, не соответствующие плановому выражению, имеющие переосмысленное значение, на мой взгляд, можно считать фразеологическими единицами в удинском языке, так называемых «пословичными фразеологизмами».

ФЕ-предложения, к которым относятся некоторые пословицы, поговорки и формулы речи, отличаются от ФЕ со структурой словосочетаний не только наличием в них предикативных центров, но и своеобразной организацией всей структуры:

  1. hatːtːe hamam, hatːtːe k`ose! поговоркаобладает фразеологичностью(букв.: та самая баня, тот самый барабан) понятие ‘все о том же’, ‘та самая песня’;

  2. bez kijeχun adbiqːitez! (букв.: из моей руки я не нюхал) ‘откуда мне знать?’ поговорка обладает фразеологичностью, или bez kiin boštan (из внутри моей руки…) adbiqːitez или bez malχiInaχun/bez maIχiIn boštːan adbiqːitez (ладошку свою не понюхал(а) я).

  3. kiin boštane ejsa (букв.: из ладони приходит) ‘делать на зло’. В употреблении (iz, ičoʁo, beš …) kiin boštane ejsa (свой, их, наш) из его/ее, своей, нашей ладони приходит ‘хорошо и (назло и, правильно и) делает (делают, делаем)’, ‘так и надо’.

  4. Поговорка ukalnan (ukaltun) isä gele-gele (букв.: будете (будут) есть теперь много-много означает, что ‘теперь (поймете) поймут, когда ничего не будет, аналогично русской пословице ‘когда имеем, не ценим, потерявши — плачем’.

  5. Поговорка vi šejtanχo vi däbänäχun cipa (букв.: своих чертиков из своего фартука высыпь) ‘не упрямься’.

  6. Поговорка el aalӓmi žІomo dӓp naʁarane (букв.: во рту всего народа — dӓp (восточный муз. инструмент) является барабаномозначает‘cтать притчей во языцех’.

Сравнитепословицы:

  1. (te) mӓsӓlӓnooje neχe или petːun (поговорка гласит) vi lӓjfä beʁa, vi tura boxoda ‘смотри на свое одеяло, протягивай свои ноги’;

  2. (te) mӓsӓlӓnooje neχe или petːun (поговорка гласит) iz pije bakala maqIa tene aksa, χalχe pije bakala čöpäne aksa ‘в своем глазу бревно не видит, в чужом соринку замечает’;

  3. (te) mӓsӓlӓnooje neχe или petːun (поговорка гласит) ham nalane duʁsa, ham miχä (букв.: то подкову бьет, то гвоздик), переосмысленность говорит о том, что это «пословичные фразеологизмы». Фраза (te) mӓsӓlӓnooje neχe или petːun (поговорка гласит), которой можно начинать пословицы, выражает мнение множества людей, мнение народа. Этим пословицы отличаются от поговорок и ФЕ.

Наличие перечня фразеологизмов в их функционально-коммуникативном многообразии облегчает решение проблемных речевых задач, положительно сказывается на формировании языкового сознания, способствует филологической и культурологической компетенции.

В ходе исследования, рассматривая дефиниции между паремиями и фразеологизмами в содержательном плане, можно делать вывод, что данная тематика безгранична. Они реагируют на все явления действительности, отражают жизнь и мировоззрение народа во всем многообразии, передают бытовые, социальные, религиозные, эстетические народные взгляды.

Фразеологические единицы имеют большое значение для взаимопонимания в процессе межкультурной коммуникации, так как они содержат богатую страноведческую информацию, отражают дух и национальные особенности народа. Каждый фразеологизм — это национальное, самобытное явление, носителем которого является народ, говорящий на данном языке.

В пословицах и поговорках сформулированы стереотипы обыденного народного сознания, которые отражают коллективное сознание целого этноса, его опыт, особенности менталитета и специфику мировосприятия. Особенно важны для изучения те паремии, происхождение и функционирование которых неразрывно связано с историей конкретного народа, его культурой, бытом и т. д., так как в них наиболее ярко проявляется лингвокультурная специфика того или иного этноса.

Правильное и уместное использование паремий и фразеологических единиц придает речи неповторимое своеобразие, особую выразительность, эмоциональность, меткость и экспрессивную насыщенность. И это определенной степени свидетельствует о высокой культуре речи человека, о его степени образованности.

Литература:

  1. Акимова Т. М. Русское народное поэтическое творчество / Пособие к семинарским занятиям / Учеб. пособие для пед. ин. — тов. Т. М. Акимова, В. К. Архангельская, Б. А. Бахтина.- М.: Высш. шк., 1983, с. 132, 208.
  2. Аникин В. П. Предисловие к кн.: Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок. М., 1966. С. 3.
  3. Аникин В. П. К мудрости ступенька: О русских песнях, сказках, пословицах, загадках, народном языке: Очерки, 1988, с. 45, 176.
  4. Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Ростов-на-Дону, 1964.
  5. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов / Советская Энциклопедия, М., 1968, С. 377–378.
  6. Баранов С. Ф. Русское народное поэтическое творчество. Пособие для студентов историко-филологических факультетов пединститутов. Гос. учебно-педагогическое изд.-во. Мин. просвещение РСФСР. М.: 1902, с. 125–126, 306.
  7. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного: Методическое руководство. М.: Русский язык, 1983. С.93- 98.
  8. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Национально-культурная семантика русских фразеологизмов // Словари и лингвострановедение. М.: Рус. яз., 1982. С. 89–98.
  9. Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М., 1947. стр. 783.
  10. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — Сб., 1863–1866.
  11. Даль В. И. Пословицы русского народа: Сборник в 2-х т., М., 1984, с. 130. В 4 т.
  12. Ефимов А. И. «Курс лекций». История русского литературного языка Стилистика художественной речи. М., 1961, с. 280.
  13. Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок. М., 1993, с. 11.
  14. Жуков В. П. Семантика фразеологических оборотов. Учебное пособие для студентов пединститутов по специальности «Русский язык и литература» — М.: Просвещение, 1978. — с. 6, с. 160.
  15. Исаев М.- Ш. А. Структурная организация и семантика фразеологических единиц даргинского языка. Махачкала –1995, с. 181–182.
  16. Кунин А. В. Англо-русский фразеологический словарь. М.. 1967. Т.1–2, с. 1244–1250.
  17. Кунин А. В. Фразеология современного английского языка. М., 1972, с. 210; с. 240–251.
  18. Рецкер Я. И. Теория перевода и переводческая практика. М.: Международные отношения. 1974, с. 147–148; с. 161–162.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle