Библиографическое описание:

Похилько Л. В. Отражение идей педагогической антропологии в педагогическом наследии декабристов и А. С. Пушкина // Молодой ученый. — 2013. — №7. — С. 413-417.

Статья посвящена раскрытию основных идей педагогической антропологии в педагогическом наследии декабристов и А. С. Пушкина. Отмечается, что в основе их педагогического наследия лежит основной принцип педагогической антропологии, заключающийся в необходимости получения всестороннего знания о человеке воспитывающем и воспитуемом, учёте общественно-политических условий окружающей жизни

Ключевые слова: педагогическая антропология, антропологический принцип, развитие человека, всеобъемлющее знание о человеке.

В начале XIX века в российском обществе отчётливо прослеживались постоянное ожидание реформ, недовольство и вспышки неповиновения крепостного крестьянства, рабочих, возмущение режимом военных поселений, которые затронули широкие слои жителей России. Отечественная война 1812 года, готовящееся декабрьское вооружённое восстание с особой остротой отразились на просвещенной молодёжи, а также наиболее решительной и пылкой части российского офицерства. Многие из офицеров прошли в юном возрасте великое испытание Отечественной войны 1812 года. Молодые дворяне, старшему из которых, Трубецкому, исполнилось всего 27 лет, выступали за введение в России конституции, ограничение самодержавной власти императора и провозглашение гражданских свобод. Декабристы, воспитанные на идеях Французской революции и Просвещения, предложили проекты широкого образования народа, при этом поставив знак равенства между грамотностью и приобретением политических прав («Конституция» С. П. Трубецкого). Декабристы, как пишет историк советского периода С. С. Волк, «благодаря своему мировоззрению и большим талантам, наряду с Радищевым и Пушкиным, стоят у истоков русской демократической культуры» [1, с.3].

Народному образованию они всегда уделяли большое внимание. Почти во всех дошедших до нас программных документах декабристов просвещение почиталось как «вернейший сподвижник в борьбе противу зол» [2, с.57]. Просвещение рассматривалось декабристами в тесной связи со всеми проблемами государственного устройства России. Будучи образованнейшими людьми своего времени, они считали, что учить и воспитывать народ — значит способствовать преобразованию общества на лучших, более справедливых общественных началах. В основу программных документов декабристами был положен принцип педагогической антропологии, заключавшийся в том, что для успешного обучения граждан страны необходимо всеобъемлющее знание о человеке воспитуемом абсолютно во всех отношениях. Они обращали внимание на то, что при организации процесса воспитания и обучения необходимо учитывать закономерности развития человека и условия, в которых организуется педагогический процесс. По их мнению, человек не может отрываться от конкретных общественно-экономических условий жизни.

Просвещение в России, особенно широких народных масс, в первой половине XIX века развивалось крайне медленными темпами, что отвечало идеологическим установкам крепостников, по мнению которых, «обучение грамоте всего народа принесло бы более вреда, нежели пользы» [4, с.49].

С начала XIX века всё более важную роль в школьном деле приобретала частная инициатива. Заметную роль в становлении частных учебных заведений сыграли декабристы. Ф. П. Глинка, Ф. Н. Толстой, С. П. Трубецкой и др. объединились в Вольное общество учреждения училищ по методу взаимного обучения. С 1818 по 1822гг. было открыто четыре таких училища в Петербурге. Тогда же в квартировавших в северной столице полках были учреждены солдатские школы обучения грамоте. Подобные школы потом создавали ссыльные участники декабрьского восстания 1825 года [14]. Б. М. Бим-Бад отмечал, что в педагогико-антропологической интерпретации нуждаются отношения между личностью и государством, между общественным и частным образованием. С этой точки зрения взгляды декабристов на воспитание формировались в связи с общим развитием их мировоззрения и политической деятельности. Как и А. Н. Радищев, они полагали, что в воспитании настоящих сынов отечества играет огромную роль их повседневное участие в борьбе с деспотизмом, насилием и невежеством. Декабрист Д. И. Завалишин писал, что «они [декабристы] впервые начали изучать результаты чужого опыта и мышления не для удовлетворения знания из любопытства или тщеславного желания блистать им, но чтобы отыскать в них приложение к настоящим требованиям, разрешению насущных вопросов» [5, с. 120]. Одним из таких «насущных вопросов» было просвещение.

Декабристы считали основной задачей просвещения гражданское воспитание, то есть осознание членами общества всех своих прав и обязанностей. Они подходили к вопросам образования и воспитания с позиций педагогической антропологии. П. И. Пестель в своей работе «Практические начала политической экономии» писал: «Мы подразумеваем под словом просвещение образование ума и сердца, развитие наших нравственных и физических способностей… Культурность человека есть следствие его воспитания, в особенности физического, которое имеет большое влияние на воспитание нравственное» [13, с.107]. Декабристы хорошо понимали, что царизм не заинтересован в просвещении, поскольку крепостничество держится на невежестве широких масс. Поэтому дворянские революционеры ратовали за организацию частных, вольных школ, в которых обучение не зависело бы от произвола государственной администрации и было бы свободно от влияния официальной и церковной идеологии. В Уставе Союза Благоденствия отмечалось, что «воспитание юношества входит также в непременную цель Союза Благоденствия… Вообще в воспитании юношества особенное прилагает старание к возбуждению в нем любви ко всему добродетельному, полезному и изящному и презрение ко всему порочному и низкому, дабы сильное влечение страстей всегда было останавляемо строгими, но справедливыми напоминаниями образованного рассудка и совести» [13, с.105–106].

Следует отметить, что декабристы отдавали предпочтение общественному воспитанию, потому что оно «уничтожает все посторонние титулы, все причуды знатности исчезают, а при всяком остаётся одно только звание человека» [8,с.135]. Согласно «Русской правде» в новом государстве должны быть упразднены сословные различия, и все граждане получат одинаковые политические и гражданские права. Одним из таких прав является право на воспитание детей, и новое государство должно будет заботиться о том, чтобы все дети учились, причём образование должно быть всеобщим и доступным для всех граждан. «Русская правда» намечала всеобщую ликвидацию неграмотности. В «Конституции» Н. М. Муравьёва было прямо записано, что «не обучившиеся в течение 15–20 лет грамоте лишаются гражданства» [6, с.50].

Применяя антропологический принцип, дворянские революционеры –декабристы разрабатывали содержание нового образования. Новое воспитание должно быть по своему содержанию патриотическим, народным и иметь своей целью воспитание человека, обладающего гражданскими добродетелями, любящего свой народ и отдающего все свои силы процветанию родины. Декабристы понимали, что отсутствие такого воспитания приведёт общество к разобщённости и безнравственности. Они подчёркивали, что любовь к отечеству и патриотизм как источник могущества любого народа должны с детства наполнять человеческие сердца. Осознавая роль родного языка в передаче культурных ценностей, как способа включения человека в человеческое сообщество, декабристы требовали «отечественного воспитания», проводимого на русском языке. Они всегда боролись со стремлением поручать воспитание подрастающего поколения иноземным учителям, потому что учитель, «который призван воспитывать патриотизм, любовь к народу должен ненавидеть пустое иноземное влияние, которое приводит к духовному порабощению, к забвению своей национальной гордости» [3, с.57].

C конца XVIII века французы-эмигранты наводнили Россию и часто поступали в дворянские семьи преподавателями языка, танцев и хороших манер. Среди них были и образованные люди, а были и такие, которые становились гувернёрами, чтобы заработать на жизнь. После Отечественной войны 1812 года их пополнили французские и других наций военнопленные.

В периодической печати того времени не редкостью стала критика увлечений иностранным воспитанием в дворянских семьях и частных пансионах. Засилье иностранного (преимущественно французского) домашнего и пансионного воспитания привело, в частности к тому, что дети дворян, воспитанные в неуважении ко всему русскому, в том числе и к русской науке, крайне редко посвящали ей жизнь. Дворянин мог служить лишь по военной или гражданской части. О редчайшем случае, когда дворянин поступил в Дерптский университет, на отделение русского языка и словесности, рассказал Н. М. Карамзин в статье «Феномен». Среди дворян этот поступок молодого человека прослыл необычным.

Недовольство иностранным воспитанием усиливалось тем, что оно не знакомило и не могло знакомить ни с русским языком и литературой, ни с русской историей и географией. В родной стране воспитанники почти не умели говорить по-русски. Это недовольство — одна из причин разработки русской системы воспитания, потребность в которой ощущалась давно.

Член Союза Благоденствия Н. И. Кутузов писал: «Язык заключает в себе всё то, что соединяет человека с обществом: самые малейшие его оттенки сильно говорят сердцу патриота и чужды рабу иноземного. Язык сближает чувства людей, совокупляет понятия воедино, рождает благородное соревнование, дает силы. Народы для знаменитости и могущества должны заботиться о господстве языка природного. Незнание богатства языка своего и пренебрежение оным есть знак самого грубого невежества» [3, с.59].

Декабристы считали истинным только такое воспитание, которое служит формированию высокого долга перед родиной. Большое внимание уделялось изучению отечественной истории, потому что именно в ней декабристы видели средство гражданского и политического воспитания. Они были уверены, что именно отечественная история — источник антропологических знаний — даст не только объяснение прошлому, поможет установить исторические закономерности, но и даст советы в решении ежедневных политических вопросов. Именно история должна была способствовать пробуждению у молодёжи чувства национальной гордости и революционного сознания. В Уставе Союза Благоденствия отмечалось: «Союз всеми силами попирает невежество и, обращая умы к полезным знаниям, особенно к познанию Отечества, старается водворить истинное просвещение» [13, с.106]. Декабристами неоднократно подчёркивалось, что для того, чтобы человек мог стать равноправным членом общества, ему необходимо получить умственное воспитание в детстве. Но основным источником получения знаний они считали личные наблюдения учащегося под умелым руководством хорошего преподавателя, который направляет внимание ученика на близкие и понятные ему предметы. С этой целью предлагалось вводить в школах наглядное преподавание, которое стимулирует самостоятельную умственную деятельность ученика.

Свои идеи о воспитании и образовании народа декабристы пытались воплотить в жизнь, находясь на поселении в Сибири и Забайкалье. Они не только открывали школы, но и создавали учебные пособия, вели пропагандистскую деятельность.

Декабристы считали, что в улучшении благосостояния народа большую роль наряду с просвещением играет квалифицированный труд, поэтому они придавали большое значение трудовому воспитанию учеников. По словам Д. И. Завалишина, декабристы на поселении «обязаны были примером доказать уважение к труду и изучать ремёсла не для того только, чтобы иметь себе…обеспечение на случай превратностей судьбы, но и ещё более для того, чтобы возвысить в глазах народа значение труда и, облагородив его, доказать, что он не только легко совмещается с высшим образованием, но что ещё одно в другом может находить поддержку и почерпать силу» [5,с.269–270].

Братья Н. и М. Бестужевы при организации казематской школы для детей служащих и мастеровых Петровского Завода были инициаторами трудового обучения детей.

Обучение в школах декабристов было по существу светским, несмотря на то, что работали они нередко под вывеской церковно-приходских школ и в их программах значились Закон Божий и священная история.

Введя новые приемы и методы обучения, декабристы значительно расширили уровень общеобразовательной подготовки учащихся по сравнению с правительственными школами. Они воспитывали своих учеников, основываясь на основных положениях педагогической антропологии, в духе гражданственности и патриотизма, любви к Родине и родному краю, терпимости и уважения к другим народам, видя в них людей, которым предстоит преобразовать общество на более справедливых началах.

А. С. Пушкин (1799 -1837) — один из последователей взглядов декабристов на проблемы воспитания. Являясь русским национальным поэтом, творцом современного русского языка, литературным критиком, историком, мыслителем, он получил традиционное для своего времени дворянское воспитание: сначала «курс» домашнего воспитания под руководством французских гувернёров и гувернанток. Позднее он жаловался на серьёзные недостатки своего «проклятого воспитания», которое отрывало его от родного языка и жизни народа. Рядом с будущим поэтом в детстве были и простые русские люди: крепостной крестьянин, дядька Никита Козлов, и великолепная сказительница, няня Арина Родионовна, привившая любовь ребёнку к сказкам, сокровищнице народного творчества. Личность поэта оказывала и оказывает неоценимое влияние на воспитание подрастающего поколения, его произведения служат источником формирования внутренней культуры не только подрастающих поколений, но и взрослых людей. Творчество А. С. Пушкина даёт нам понимание человека, прожитое и пережитое им — это богатый источник педагогической антропологии.

А. С. Пушкину повезло, потому что последующее воспитание и образование он получил в Царскосельском лицее. З.И Равкин писал: «Пушкин закончил шестилетний курс наук Лицея 19-м по своим баллам учеником (из общего числа 29-ти лицеистов его выпуска). Но при таких, более чем скромных, внешних показателях, он уходил из Лицея, обладая значительными духовными ценностями, которые выразились не в школьных баллах и официальных характеристиках педагогов, а в его глубоком и всестороннем интеллекте, огромном творческом потенциале, в горячем и отзывчивом ко всему истинно прекрасном сердце» [11, с.85]. Для формирования гражданственности поэта важную роль сыграли патриотический подъём в российском обществе, вызванный войной против армии Наполеона, личная дружба с участниками Отечественной войны, общение с выдающимися писателями, участниками войны 1812 года.

Учитывая своеобразие русского исторического процесса, испытав на себе и благотворное, и негативное влияние дворянского семейного и общественного воспитания, Пушкин ратовал за то, чтобы воспитание юношества в России было глубоко национальным, основывалось на лучших традициях русского народа. Неоднократно поэт высказывался против того, чтобы воспитание русских детей вверялось иностранцам, отличавшимся педагогическим невежеством и испорченностью нравов. Эти мысли носили антропологический характер.

В повести «Капитанская дочка» эта мысль рассматривается на примере воспитания юного Петра Гринева. Когда мальчику исполнилось двенадцать лет, отец нанял ему гувернёра-француза Бопре. «Бопре в отечестве своём был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию, чтобы стать учителем, не очень понимая этого слова» [10, с.230]. Учитель оказался пьяницей и волокитой. Его заслугой было то, что он не мешал мальчику «заниматься своим делом»: предаваться ребячьим забавам. До шестнадцати лет Петруша рос недорослем, как и все дворянские дети, живущие в деревне: гонял голубей, играл в чехарду с дворовыми мальчишками. Пожалуй, самое «глубокое» воспитание Петр Гринёв получил от бывшего стременного Савельича, которому был отдан с пятилетнего возраста и который был пожалован ему в дядьки «за трезвое поведение». «Под его надзором на двенадцатом году» выучился Петруша «русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля» [10, с.230]. Домашняя среда и воспитание способствовали формированию доброго нрава у юноши, и позволили в дальнейшем проявить себя истинным гражданином и патриотом своей родины.

Духовное воспитание молодёжи А. С. Пушкин не мыслил без формирования у неё русского национального идеала, без связи образования с жизнью простого народа.

В сентябре 1826 года Бенкендорф написал А. С. Пушкину письмо, в котором говорилось о том, что Его императорскому величеству благоугодно, чтобы поэт занялся вопросами воспитания юношества. Было понятно, что распоряжение носило характер «политического экзамена». А. С. Пушкин был поставлен в двойственное положение: с одной стороны, он понимал, что необходимо было высказать точку зрения, угодную царю, а с другой, он был убеждён, что «не надобно же пропускать такого случая, чтобы сделать добро». Это было подтверждением мысли о том, что А. С. Пушкин не расставался с надеждой влиять на царское правительство, а значит, поэту приходилось изыскивать компромиссные формы выражения своих мыслей, дабы вызвать сочувствие Николая I в вопросах воспитания, да и мысли приходилось отбирать очень тщательно.

В записке А. С. Пушкина «О народном воспитании» прослеживаются взгляды декабристов на воспитание. Он отмечал, что «воспитание, или, лучше сказать, отсутствие воспитания есть корень всякого зла» [9,с.43]. Пушкин выступал против домашнего воспитания, подчёркивая что оно является самым «недостаточным и безнравственным, при этом воспитании «ребёнок окружен одними холопьями, видит одни гнусные примеры, своевольничает или рабствует, не получает никаких понятий о справедливости, о взаимных отношениях людей, об истиной чести» [9,с.44]. А. С. Пушкин считал, что его должно было заменить хорошее общественное воспитание. При этом он предлагал отменить телесные наказания, потому что «слишком жестокое воспитание делает из них (людей) палачей» [9, с.47]. Иными словами, А. С. Пушкиным был проведён антропологический анализ вопросов воспитания своего времени.

По мнению А. С. Пушкина, историю необходимо преподавать по Карамзину, внимательно изучая его «Историю государства Российского», особенно это важно для молодых дворян, «готовящихся служить отечеству верою и правдою, имея целию искренно и усердно соединиться с правительством в великом подвиге улучшении государственных постановлений, а не препятствовать ему, безумно упорствуя в тайном недоброжелательстве» [9, с.48]. А. С. Пушкин высоко ценил «Историю государства Российского Н. М. Карамзина, которая для русских людей, по его мнению, явилась настоящим открытием. «Древняя Россия найдена Карамзиным как Америка Коломбом», — писал он [9, с.412]. Настаивая на усилении исторического образования, играющего исключительно важную роль в воспитании юношества, А. С. Пушкин говорил: «Россия слишком мало известна русским» [9, с.413].

Поскольку записка «О народном воспитании» носила заказной характер, А. С. Пушкин лишь незначительно опирался на мысли декабристов о воспитании и иллюстрировал их отвлечёнными примерами. Но при серьёзном анализе статьи можно сделать вывод о том, что взгляды А. С. Пушкина и декабристов на воспитание совпадали.

Записка «О народном воспитании» — документ большой сложности, потому что в нём переплелись, с одной стороны, глубокие убеждения автора, а с другой, — соображения тактики в исключительно трудных и самому поэту неясных условиях.

Одним из основных моментов в воспитании А. С. Пушкин считал изучение родного русского языка. Он и сам был неутомимым пропагандистом русского литературного языка и русской классической литературы. Он призывал «глаголом жечь сердца людей». Он был глубоко убеждён, что «чтение — вот лучшее учение». Поэт обращал внимание на то, что чтение должно быть выборочным, продуманным, последовательным. А. С. Пушкин утверждал, что русский язык имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими языками. Он завещал учиться языку у народа, у простых людей, у «московской просвирни». Поэт и сам многое сделал для изучения и распространения старинных песен, сказок, былин, пословиц и поговорок, ибо понимал, что именно в них хранится историческое прошлое народа и они составляют настоящую основу народного воспитания.

А. С. Пушкин выступал против пренебрежительного отношения дворян к русскому языку. Он с сарказмом отзывался о тех «образованных» людях, которые в письменной речи допускали элементарные грамматические ошибки.

А. С. Пушкин считал, что реформы, начатые Петром I, следует продолжать и поддерживать, потому что они служили интересам воспитания народных масс. Он писал о Петре I: «Он умер в поре мужества, во всей силе творческой деятельности. Он бросил на словесность взор рассеянный, но пристальный. Он возвысил Феофана, одобрил Котеевича, но невзлюбил Татищева за легкомыслие и вольнодумство, угадал в бедном школьнике вечного труженика Тредиаковского. Семена были посеяны. Сын молдавского господаря воспитывался в его походах, а сын колмогорского рыбака, убежав от берегов Белого моря, стучался в ворота Заиконопасского училища. Новая словесность, плод новообразованного общества, скоро должна была родиться» [11, с.102]. Поэт считал, что успех образования и воспитания в России в значительной степени — следствие Полтавской битвы, победы России в Северной войне.

А. С. Пушкин неоднократно называл «свой поэтический голос» эхом русского народа, потому что во взгляде поэта на жизнь, во всём складе его миросозерцания впервые обозначился духовный облик русского человека. В. О. Ключевский в статье «Памяти А. С. Пушкина» писал: «…он (Пушкин) видел народность писателя не в особенностях языка, не в выборе предметов из отечественной истории, а в особом образе мыслей и чувствований, принадлежащем исключительно какому-нибудь народу, в его особенной физиономии, создавшейся физическими и нравственными условиями его жизни и отражающейся в его поэзии. Вот эта физиономия русского народа с его образом мыслей и чувствований и отразилась образно и внятно в поэзии Пушкина. Это, как и сама эта поэзия, народ восприимчивый и наблюдательный, с трезвым и бодрым взглядом на жизнь, терпеливый и исполненный терпимости, чуждый сомнений и непритязательный, благодарный судьбе за радость и за горе, умеющий ценить хорошее чужое и шутить над дурным своим, простодушно и задушевно отзывчивый на всё человечное, незлопамятный и осторожный, мирный и примирительный» [7, с.67]. Исходя из такой характеристики русского народа, А. С. Пушкин излагал свои педагогические взгляды как в художественных, так и в публицистических произведениях.

Итак, следует обратить внимание на то, что и декабристы, и А. С. Пушкин были сторонниками общественного воспитания. Они критиковали домашнее воспитание под руководством заграничных «учителей», не имеющих в большинстве своём никакого отношения ни к образованию, ни к воспитанию.

Основным тезисом педагогической концепции декабристов, в след за ними и А. С. Пушкина являлась доступность образования для выходцев из любых слоёв общества, в том числе и простого народа. Примером для них служила политика Петра I в области народного образования.

Основными чертами воспитания и декабристы, и А. С. Пушкин считали гражданское и патриотическое воспитание как источник могущества любого народа, изучение родного русского языка, родной истории и географии как средство формирования у молодого поколения чувства национальной гордости, а также трудовое воспитание как средство всестороннего развития молодёжи.

Декабристы и А. С. Пушкин в своих педагогических произведениях обратили внимание на необходимость всесторонних знаний о человеке, подвергающемуся процессу воспитания, участвующему в процессе воспитания как воспитуемый и воспитывающий. Им принадлежат идеи учёта социально-экономических условий жизни в обеспечении педагогического процесса.

Литература:

1.                 Волк С. С., Исторические взгляды декабристов. М.,1958

2.                 Горбачевский И. И. Записки, М., 1925

3.                 Декабристы и Сибирь. Отв.ред. Копылов А. Н., Изд-во «Наука», 1977

4.                 Записки, издаваемые от Департамента народного просвещения, кн.I. Сиб., 1825

5.                 Завалишин Д. И. Записки декабриста. М., 1905

6.                 Зейлигер-Рубинштейн Е. И. Очерки по истории воспитания и педагогической мысли, Изд-во Ленинградского университета, 1978

7.                 Ключевский В. О. Памяти А. С. Пушкина //Народное образование № 5, 2009

8.                 Никандров П. Ф. Мировоззрение П. И. Пестеля, Изд-во Ленинградского университета, 1955

9.                 Пушкин А. С. Полное собрание сочинений в 10 т., т.7, Критика и публицистика, Изд-во «Наука», 1964

10.             Пушкин А. С. Соч. в 3-х томах, М.:Художественная литература, 1987, т.3

11.             Пушкин А. С. Избранное. Профиздат, 1993

12.             Равкин З. И. Педагогика Царскосельского лицея пушкинской поры (1811–1817гг.): Историко-педагогический очерк, М., 1999

13.             Хрестоматия по истории школы и педагогики в России (до Великой Октябрьской социалистической революции): Учеб.пособие для студентов пед. ин-тов/Сост. и авт. ввод. очерков С. Ф. Егоров. — 2-е изд., перераб. — М.: Просвещение, 1986

14.             http://www.profile–edu.ru / Школа и педагогика России первой половины XIX в.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle