Библиографическое описание:

Яндырханов З. М. Проблемы взаимодействия следователя и оперативных подразделений // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 598-601.

Эффективность раскрытия, расследования и предотвращения преступлений в значительной степени зависит от четко налаженной и согласованной деятельности следователя и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, сочетания процессуальных и оперативно-розыскных форм получения доказательств и установления истины по делу. Является очевидным факт, что один следователь и даже группа следователей без помощи органов дознания не в состоянии справиться с расследованием многих преступлений. Взаимодействие данных субъектов обусловлено, прежде всего, тем, что, как следователь, так и органы дознания, обладают специфическими, только им присущими, средствами раскрытия преступлений. Применительно к расследованию убийств, особенно важно, чтобы эти средства использовались не разрозненно, а комплексно.

Необходимо подчеркнуть, что главной объединяющей фигурой взаимодействия является следователь. Он определяет формы, направления и пределы взаимодействия [1].

Следователь, наделенный процессуальными правами, предъявляет обвинение, проводит следственные действия. Содержанием же функции оперативных сотрудников в системе взаимодействия со следователем при раскрытии преступлений является выполнение оперативно-розыскных мероприятий. Только в сочетании с ней процессуальная деятельность, являющаяся содержанием функции следователя, способна дать эффект, недостижимый для каждого из этих органов, действующих самостоятельно.

Практика показывает, что при расследовании анализируемой категории преступлений приходится проводить огромный объем работы следственно-оперативного характера. Результаты обмена информацией позволяют сформировать методическую и логическую схему оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, внести необходимые коррективы, наметить характер действий, связанных с использованием помощи специалистов требуемого профиля [2].

Как показывает практика, взаимодействие следователя с оперативными службами является слабым звеном в организации расследования преступлений, и убийств в частности. Специалисты отмечают, что нередко именно из-за слабой организации взаимодействия убийства остаются нераскрытыми [3]. В частности, пока несовершенна система взаимного обмена информацией, наблюдается несогласованность при производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Следователи нерешительно, с неоправданным недоверием относятся к оперативно-розыскной информации при планировании и производстве расследования, а оперативные сотрудники не всегда своевременно и качественно выполняют их поручения о производстве розыскных и отдельных следственных действий по уголовным делам. Указанные недостатки в деятельности следственного аппарата в значительной мере являются результатом упущений в организации его работы [4].

В специальной литературе существуют различные подходы к определению понятия взаимодействия [5]. В частности Р. С. Белкиным оно определяется как «одна из форм организации расследования преступлений, заключающаяся в основанном на законе сотрудничестве следователя с органом дознания, согласованном по целям, месту и времени. Осуществляется в пределах их компетенции в целях полного и быстрого раскрытия преступлений, всестороннего и объективного расследования уголовного дела и розыска скрывшихся преступников, похищенных ценностей и иных объектов, существенных для дела» [6].

На наш взгляд, наиболее полное и обоснованное понятие взаимодействия дается Т. А. Паутовой. По мнению данного ученого «под взаимодействием следователей органов внутренних дел с органами дознания при возбуждении и расследовании уголовных дел следует понимать организованную, согласованную по целям, планируемую по месту и времени совместную деятельность следователей органов внутренних дел и органов дознания, основанную на законе и подзаконных актах, целесообразно сочетающую оперативно-розыскные и процессуальные функции органов дознания с процессуальными действиями следователя, при его руководящей и организующей роли и четком разграничении компетенции взаимодействующих субъектов» [7].

Организационными формами взаимодействия следователя с оперативными работниками органа дознания, как показывают результаты обобщенной практики обычно являются: совместное планирование расследования — начального этапа или всего процесса; организация и проведение криминалистического анализа оперативной обстановки в конкретном регионе (районе) за определенный период времени; взаимная информация следователя и оперативных работников в ходе раскрытия и расследования преступлений; совместное обсуждение результатов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, использование полученных данных в целях выдвижения и проверки версий, решение частных задач доказывания; профильный и методический анализ состояния расследования по уголовному делу относительно имеющихся сведений о потерпевшем, преступнике, его поведении на месте преступления, после совершения преступления; изучение и оценка оперативно-розыскных мероприятий в рамках тактической операции и при производстве отдельного следственного действия (допроса, обыска, проверки показаний на месте и др.); совместные выезды следователя и оперативных работников для производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; необходимость, возможность и пределы взаимодействия со средствами массовой информации.

В последнем случае должна быть соблюдена тактическая и оперативная осторожность с учетом неразглашения данных предварительного расследования, конфиденциальность сведений о личной жизни граждан, дозированность количественного и качественного характера информации

Анализ уголовных дел, изученных в ходе проведенного исследования показывает, что на первоначальном этапе расследования убийств следователи всегда составляют план следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Это свидетельствует о понимании следователями как значимости именно планомерной деятельности, так и необходимости привлечения подразделений, наделенных полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

Для того чтобы следователь по возбужденному уголовному делу имел постоянную тактическую информацию, в УПК РФ предусмотрена важная новелла: право следователя давать органам дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий. В п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ указано, что «при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь уполномочен … давать органу дознания … обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении». В Федеральном законе от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» [8] определено, что одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются поручения следователя по уголовным делам, которые находятся у него в производстве.

Во взаимоотношениях следователя с органами дознания наблюдается правовой приоритет первого. Следователь вправе давать поручения, а органы дознания обязаны их исполнять. Однако А. Козусев верно отметил, что «взаимодействие оперативно-розыскных аппаратов и следователей не означает служебного соподчинения, слияния процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. Каждый из них продолжает оставаться самостоятельным органом, действуя в строгом соответствии со своей компетенцией» [9]. Поручение — это установленная законом форма эффективного и целенаправленного взаимодействия [10]. Такие поручения могут касаться отдельного эпизода расследования (обнаружения орудия преступления) и даваться при решении проблемы реализации тактических комбинаций по установлению всех участников организованной преступной группы, ее лидера, конкретных исполнителей. Давая такое поручение, следователь только ставит задачу перед органом дознания, а пути и средства ее разрешения органы дознания определяют самостоятельно. В то же время анализ практики предварительного расследования по делам об убийствах свидетельствует о том, что указанные поручения следователя нередко носят формальный характер, хотя по обстоятельствам дела имеется возможность их конкретизировать [11].

Необходимо помнить, что следователь может дать поручение органу дознания о проведении не всех процессуальных действий. Некоторые следственные действия являются прерогативой следователя, и он выполняет их сам, не поручая органу дознания. Процессуально это нигде не закреплено, однако по сложившейся следственной практике сотрудники органа дознания помогают следователю готовить и проводить лишь сложные и трудоемкие следственные действия либо выполнять те или иные обязанности в ходе проведения этих следственных действий [12].

Как уже отмечалось, в практике взаимодействия присутствуют типичные недочеты при направлении следователем оперативному подразделению письменного поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий (в среднем по уголовному делу направляется 2–3 поручения в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ), а именно:

— несоответствие поручаемых задач общей цели, изложенной в фабуле (например, указание на такую цель, как «установление лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей» при одновременном закреплении в качестве одной из задач «установления подозреваемого»). Полагаем, что соответствие решаемых задач общей цели не только необходимо для правильного оформления поручения, но и позволяет избежать путаницы для исполнителя поручения в направленности своих действий. К тому же это дает возможность исполнителю в определенной ситуации параллельно решить задачи, прямо не указанные в поручении в качестве таковых, но «вытекающие» из общего замысла следователя;

— формальность направления следователем поручения (например, «прошу продолжить проведение ОРМ») либо дублирование аналогичных поручений. Направление поручения в этом случае, на наш взгляд, может быть вызвано положительным стремлением следователя активизировать взаимодействие (по внутреннему убеждению либо в связи с таким требованием со стороны руководителя или прокурора). Однако в этом случае следователь, во-первых, не предоставляет оперативному подразделению дополнительных сведений. Во-вторых, не ставит перед исполнителем каких-либо целей (задач), что ставит под вопрос саму необходимость взаимодействия. Полагаем, что выделенный негативный момент вызван позитивной целью — задействовать оперативные подразделения (особенно актуально для потенциально приостановленных уголовных дел) при возникновении трудностей в установлении важных для дела обстоятельств. Однако формализм в направлении поручения может привести (и приводит) к формализму в его исполнении;

— закрепление в характеристике поручаемых мероприятий оценочных терминов (например, «прошу принять исчерпывающие меры»). Полагаем, что в данном случае следователь стремится переложить ответственность за определение направления производства ОРМ и круга решаемых задач на оперативные подразделения. Однако оценочный характер мероприятий дает возможность оперативному сотруднику пойти по более легкому пути. К тому же использование оценочных терминов противоречит такому принципу взаимодействия, как «комплексное использование сил и средств взаимодействующих субъектов», так как не позволяет оперативному сотруднику понять общий замысел и адекватно ему применить полномочия по осуществлению оперативно-розыскной деятельности [13].

В настоящее время в отечественной практике широко распространились основанные на специализации, постоянно действующие следственно-оперативные формирования по раскрытию и расследованию отдельных видов преступлений [14], и убийств в частности. Поскольку данная форма организации работы имеет ряд преимуществ, на наш взгляд, этот подход наиболее оправдан в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых в условиях неочевидности.

Представляется, что в УПК РФ необходимо предусмотреть возможность создания не только следственных групп (ст. 163 УПК РФ), но и следственно-оперативных групп, наделив, тем самым, последние процессуальными полномочиями на производство предварительного следствия. В связи с этим в ст. 163 УПК РФ целесообразно установить, что руководитель следственного органа вправе принять решение о создании следственно-оперативной группы, о чем необходимо указать в постановлении о возбуждении уголовного дела или в постановлении о производстве предварительного следствия следственно-оперативной группой с указанием состава группы и о назначении руководителя, который принимает дело к своему производству.

Литература:

1.         Зеликов A. B. Об актуализации взаимодействия органов предварительного расследования с органами дознания в российском судопроизводстве / A. B. Зеликов // Закон и право. — 2009. — № 10. — С. 86.

2.         См.: Гусев А. В., Организационно-правовые проблемы взаимодействия следователя с лицом, обладающим специальными знаниями / А. В. Гусев, С. А. Данильян // Юристъ-Правоведъ. — 2011. — № 3. — С. 34–38.

3.         Косимов О. А. Проблемы взаимодействия следователя с органами дознания на стадии возбуждения уголовного дела по материалам оперативно-розыскной деятельности / О. А. Косимов // Российский следователь. — 2011. — № 12. — С. 31.

4.         Зеликов A. B. Об актуализации взаимодействия органов предварительного расследования с органами дознания в российском судопроизводстве / A. B. Зеликов // Закон и право. — 2009. — № 10. — С. 86.

5.         См.: Чайка А. Ю. Организация взаимодействия органов предварительного следствия и дознания по расследованию и раскрытию преступлений: автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.09 / А. Ю. Чайка; Академия управления МВД России. — М., 2002. — С. 6.; Кобзарев Ф. М. Взаимодействие и его место в правоприменительной деятельности основных участников уголовного судопроизводства: Вопросы теории и практики / Ф. М. Кобзарев // «Черные дыры» в Российском законодательстве. — 2005. — № 4. — С. 250; Косимов О. А. Правовые основы взаимодействия следователя с органами дознания / О. А. Косимов // Российский следователь. — 2010. — № 23. — С. 2; Коровин С. В. Особенности расследования бандитизма: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.09 / С. В. Коровин. — Тюмень, 2007. — С. 82–97; и др.

6.         Белкин Р. С. Криминалистика: Учебный словарь-справочник / Р. С. Белкин. — М.: Юристъ, 1999. — С. 25.

7.         Паутова Т. А. Взаимодействие следователей органов внутренних дел с органами дознания при возбуждения и расследовании уголовных дел: автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.09 / Т. А. Паутова. — Тюмень, 2005. — С. 6, 8–9.

8.         Об оперативно-розыскной деятельности: федеральный закон Российской Федерации от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ: по сост. на 29.11.2012 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. — № 33. — Ст. 3349.

9.         Козусев А. Надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности / А. Козусев // Законность. — 1997. — № 2. — С. 20.

10.     См.: Мельников А. С., Поручение как одна из форм взаимодействия следователя с органами дознания / А. С. Мельников, С. С. Чернова // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: материалы Международной научно-практической конференции (03–04 ноября 2011 г.). Вып. 8. — Тюмень: ООО «Вектор Бук», Тюм. обл. Дума, ГАОУ ВПО ТО «ТГАМЭУП», 2011. — С. 208–210.; Кругликов А. Поручения следователя органам дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий в стадии возбуждения уголовного дела / А. Кругликов // Уголовное право. — 2011. — № 4. — С. 88–92; и др.

11.     Дыхно Г. Э. Анализ версий при расследовании серийных убийств / Г. Э. Дыхно // Следственная практика. — 2003. — № 4 (116). — С. 136.

12.     Косимов О. А. Проблемы взаимодействия следователя с органами дознания на стадии возбуждения уголовного дела по материалам оперативно-розыскной деятельности / О. А. Косимов // Российский следователь. — 2011. — № 12. — С. 34.

13.     Белокобыльская О. И. Особенности расследования убийств, совершенных организованными группами: автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.09 / О. И. Белокобыльская. — Волгоград, 2005. — С.Пропастин С. Типичные недостатки организации взаимодействия следователя и оперативных подразделений по делам об убийствах / С. Пропастин // Законность. — 2009. — № 3. — С. 45–48; и др.

14.     См.: Кругликов А. П. Следственная и следственно-оперативная группы: проблемы взаимодействия следователей и органов дознания при их функционировании / А. П. Кругликов // Уголовное право. — 2010. — № 6. — С. 77.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle