Библиографическое описание:

Гасеми Х. М. Национальные интересы исламской республики Иран в контексте современных международных отношений // Молодой ученый. — 2013. — №3. — С. 397-402.

В статье рассматриваются национальные интересы Исламской Республики Иран в контексте современных международных отношений. Особое внимание уделяется эпохе реформ президента страны Мохаммада Хатами, анализируется процесс развития отношений с региональными и мировыми странами.

Ключевые слова: национальные интересы, Исламская Республика Иран, международные отношения, реформы


The article deals with the national interests of the Islamic Republic of Iran in the context of international relations. Special attention is paid to the reform of President Mohammad Khatami, it is analyzed the process of development of relations with regional and world countries.

Keywords: national interests, Islamic Republic of Iran, international relations, reforms


Эпоха реформ началась с выбором Мохаммада Хатами президентом Исламской Республики 2-го Хордада 1997 г., в связи с чем был отмечен новый этап во внешней политике ИРИ, ставший известным как период реформ. Эти реформы касались приоритетности миротворчества, разрядки напряженности, повышения доверия в ходе переговоров, многоаспектности диалогов, которые были приняты в повестке дня внешней политики. Приоритетность миротворчества, разрядки напряженности, уверения, диалога, многосторонности, диспуты находились в повестке дня внешней политики. Таким образом, сформировался вид внешней политики, ориентированный на политическое и культурное развитие, в результате чего процесс нормализации международных отношений, которые в конце конструктивного периода столкнулись с проблемами, были преследованы заново быстрыми темпами.

В дополнение к продолжению диалога Ирана и Европы, укрепление доверия с Советом сотрудничества Персидского залива, начались непрямые переговоры с Америкой. С другой стороны, в результате внуренних и внешних изменений и преобразований, Иран столкнулся с новыми и серьезными кризисами. Террористические акты 11 сентября 2001 привели к двум региональным кризисам — в Афганистане и Ираке, что потребовало реакцию внешней политики Ирана. Мирная ядерная деятельность, которая была объявлена в конце 2002 г. постепенно привела к кризису внешней политике ИРИ. В это время, ядерная дипломатия стала одной из важнейших проблем, стоявших в повестке дня внешней политики, в которую были включены принципы, цели, стратегии и различные аспекты внешней политики, начиная с 176 г. и по 2005 г. Первоначально Хатами стремился к некоему роду международной демократии, отвергая гегемонические стремления любого вида глобальной силы, в том числе США, преследующих политического господства в международной системе, что считалось из числа требований к отсутствию приверженности к реформам на международном уровне. Противостояние однополярной системе в миротворческой форме посредством диалога могут способствовать изменению диалога [1] в отношении международных отношений, что в свою очередь делает возможным изменение методов и интеллектуальных основ. Во-вторых, попытки по реформированию международных институтов и организаций, особенно Организации Объединенных Наций способствуют повышению потенциала международного менеджмента с повышением места Генеральной Ассамблеи по сравнению с Советом безопасности и максимальному соучастию с увеличением постоянных членов Совета безопасности с представителями со всего мира [1]. 2001 год можно считать Годом диалога между цивилизациями. Такой взгляд акцентировал на устранение политики власти из мирового облика и свободу политики от господства и силы. Подход, ориентированный на культуру, применялся в международных отношениях и считался новым опытом в международных отношениях. Теория, основанная на мире, диалоге цивилизаций направляются внешнюю политику Ирана в сторону некоего вида демократии, что предоставило для Ирана условия для разрядки напряженности, укрепления доверия, сорудничества и союзничество на региональном и международном уровнях. Позитивное миротворчество: Считалось требованием диалога цивилизаций, при котором диалог снижает уровень вероятности возникновения войны, разрешает споры мирным путем; мир опирается на более устойчивом диалоге, чем мощный мир, основным условием достижения которого является мир [2]. Внешняя политика ИРИ параллельно с диалогом цивилизаций преследовала создания глобального гражданского общества и установления международной демократии, которая должны быть основана на равных правах взаимоуважения. Путем объединения стран мира для мира на основе справедливости и ликвидации силы в международных отношениях, а также расширении взаимоотношений с соседями на основе взаимного уважения, борьбы и сопротивления с государственным терроризмом, которая является следствием несправедливости. Пока существует право вето, справедливость не восторжествует. Необходимо официально признать права палестинцев, следует учитывать, что в Афганистане не существует военного пути решения проблемы, необходимо пересмотреть основы Холодной войны, с тем, чтобы раскрыть причины изменений. Согласно слов Имама Хомейни, двадцатый век является веком победы народов и слома колониализма, необходимо вести диалог Юг-ЮГ и диалог Юг-Север всеобъемлющим образом, следует избегать ограниченности. Хатами отмечал, что 21-ый век является веком человека, стремящегося к истине и требующего своего достойного места. Сегодня проблемы Палестины, Афганистана, Ирака, присутствия иностранных военных на Персидском заливе угрожают миру и сосуществованию стран. Реальный мир достигается тогда, когда не будет существовать гражданина второй степени, и чтобы в мире не было лишь одного голоса. Хатами подчеркивает, что иранская политика по разрядке напряженности способствовала доверию и иранскому приближению к соседним и другим странам [3]. С приходом к власти Хатами, внешняя политика преодолела трудный период из-за давления США и Израиля в форме доминирующего управления. Большая часть стран стали дистанционироваться от Ирана, были выдвинуты также обвинения по вмешательству Ирана во внутренние дела других стран [4]. Благодаря политики разрядки напряженности имидж Ирана в международных отношениях улучшился, переговоры с европейскими странами от критического характера превратились в конструктивный, отношение мира к Ирану претерпело значительных изменений [5]. Взаимоотношения Ирана с большинством стран мира, в том числе со странами Персидского залива, Европейского Союза и восточной Азии, достигли желаемого уровня. В это время Иран преследовал политику невмешательства во внутренние дела других стран, стремился к установлению взаимовыгодных отношений, признанию суверенитета каждой страны, снижению напряженности на региональном и международном уровнях, созданию объективных условий для устранения напряженности, особенно в Центральной Азии, на Кавказе, в Персидском заливе. Открылись новые перспективы и дружественные связи с соседними странами. В это время, развитие взаимоотношений Ирана с Западом, особенно с США, могло бы устранить непонимания. Укрепление доверия и разрядка напряженности в отношениях с другими странами находились во главе внешнеполитического курса Хатами. Это обеспечило многочисленные условия для открытия имиджа Ирана, способствовало развитию политических и экономических отношений с другими странами в связи с большим обеспечением национальных интересов [6]. Политика разрядки напряженности привела к улучшению политических, экономических отношений и сотрудничества в сфере безопасности с другими странами.

Основная особенность и суть внешней политики Ирана заключается в ее идеологизированности. Несмотря на то, что в этот период преследовался политика регулировки и посредничества, тем не менее, это не означало отказ от идеалов исламской революции. Такая политика находилась на своих начальных этапах, она набирала опыта, не имела возможность изменяться и эволюционироваться, она преследовалась по желанию Ирана и была односторонней, более того, внутри страны некоторые неформальные и авторитетные группы противостояли ей. Несмотря на положительную роль Ирана на международной арене, из-за противостояний США и Израиля, Иран не смог добиться достижений для страны, и США расположила Иран в ось «зла» [6]. Внешняя политика Хатами, вопреки политики предыдущего президента, которая была исключительно экономической, считалась культурной. Его политика представляла собой положительное преобразование во внешней политике Ирана, способствовавшее расширению взаимоотношений со всеми странами мира на основе взаимного уважения, общих интересов, опровержении любого вида господства и принятия господства, акцента на инстуционализации правил международного права, снижения напряженности на региональном и международном уровне, укреплении, согласовании и единения исламских стран и неприсоединенных, которые входили в число внешнеполитических приоритетов Ирана, основанных на разрядке напряженности.

Совет сотрудничества Персидского залива: В начальный период президентства Хашеми Рафсанджани отношения между странами — членами этой организации расширились, но в течение второго срока его президентства они ухудшились. Хатами объявил стратегическую политику Ирана посредством расширения дружественных отношений со всеми странами региона, на основе взаимопонимания снизил риск вмешательства других стран во внутренние дела Ирана, способствовал установлению стабильности в регионе. Министр иностранных дел Камаль Харрази в своей внешней политике преследовал дружественные отношения с соседними странами, их укрепление путем принятия мер, укрепляющих взаимное доверие, тенденции страна к развитию существенных и стратегических отношений. Для достижения экономического сотрудничества он призывал страны создать региональную организацию с участием Ирана [7]. Политика Хатами была встречена странами региона с одобрением. Эмир Катара посоветовал Билла Клинтона, президента США, проявить усилия по установлению взаимоотношений с Ираном, но США не предприняли никакие конкретные шаги в этом отношении [8]. Генеральный секретарь Совета по сотрудничеству Персидского залива заявил, что страны-члены Совет намерены установить взаимовыгодные отношения с Ираном. В месяце Абан 1997 г., Харрази в ходе своего турне посетил 7 стран-членов Совета экономического сотрудничества Персидского залива. Организация исламской конференции: Тегеран был одним из поворотных точек в политических отношениях Ирана и Ближневосточных стран. Здесь были проведены саммит министров иностранных дел стран-членов ОИК, восьмой саммит глав стран, в котором участвовали высшие политические лидеры исламских стран, региональных и международных организаций. Главы стран Персидского залива имели частные встречи и переговоры с президентом ИРИ Хатами, содержание которых указывало на светлое будущее [9]. Эта встреча была очень успешной — поражение мира арабов и сионистского режима привело к недовольству арабов от США, повышению авторитета Ирана и стала обратным результатом изоляции Ирана, которая была создана США и сионистским режимом. Следует отметить, что до этого времени Иран в течение некоторого времени был изолирован усилиями США и Израиля. Хатами довел свои взгляды до мирового сообщества [9], в том числе, поворотные точки в итоговом заявлении Ирана по палестинской проблеме и мирного процесса были пересмотрены. До этого, Иран отвергал переговоры и мирное решение проблемы, но теперь, наряду с другими арабскими мусульманскими странам Иран осуждал продолжающуюся оккупацию арабских земель и требовал создания суверенного государства Палестины с е столицей в городе Иерусалима. Так как, начиная с самого начала революции и до рассматриваемого периода позиция Ирана заключалась в не признании сионистского режима и его выведения из всей палестинской территории. Вместе с тем, урегулирование политики приобрело одно преимущество, которое заключалось в том, что участники саммита еще раз судили США на глобальной арене и выразили желание об отмене закона Дамато, в результате чего было достигнуто соглашение со странами Персидского залива. Примечательным моментом является то, что в последующем саммите было подчеркнуто еще раз на право ОАЭ на три острова и Иран был попрошен завершить оккупацию островов с его стороны. Вместе с тем был сделан акцент на развитие сотрудничества. В течение некоторого времени Иран отменил визовый режим со странами, и официально выступал против вероятного вторжения США и Запада в Ирак. В ходе визита президента Ирана Хашеми в Саудовскую Аравию в месяце исфанд 1997г. и его встречи с королем Маликом Фахдом было достигнут соглашение по всем вопросам, представляющим интерес для обеих сторон, в частности, нефти ОПЕКа, обоюдные взаимоотношения и региональные и двусторонние вопросы. Харрази подчеркивает, что в это время возникла атмосфера создания доверия со всеми странами Персидского залива. Саудовская Аравия имела более искренние отношения с Ираном, межу двумя странами развивались экономические отношения. Кульминационной точкой развития взаимоотношений являлся официальный визит Хатами в арабские страны в 1999 г. Первый визит иранской делегации на высшем уровне после исламской революции был совершен в Саудовскую Аравию. В ходе встречи были достигнуты многочисленные соглашения. Так, министр иностранных дел, в частности отметил, что Саудовская Аравия не позволит, чтобы национальным интересам Ирана был нанесен ущерб. В свою очередь, министр иностранных дел Кувейта отметил, что Совет сотрудничества Персидского залива желает укрепления взаимоотношений с Ираном. Однако достигнутые соглашения в ходе визита иранского президента по арабским странам с столкнулись с оппозиционированием США. К другим достижениям региональной политики Хатами можно соотнести такой момент, что все 6 стран-членов воздержались от критики Ирана, Саудовская Аравия призвала запретить такфир (обвинение в богохульстве) шиитов, что способствовало созданию мира в религиозно-политической среде обеих стран [10]. Иранская сторона ввела безвизовый режим для въезда в Иран. Создание совместного банка с инвестицией в 1 млрд. долларов в Джидде с целью содействия частному сектору исламских стран во многом облегчило решения вопросов, связанных с иранскими паломниками, их количества а также способствовало достижению соглашений по организации и проведению шествий «бараят аз мушрикин», отмене визы для паломников, совершающих маленький хадж — умра, а также использованию воздушных линий для перевозки паломников в Медину. Кроме того, между двумя странами были подписаны соглашения о безопасности в области борьбы с наркотическими веществами, сотрудничества по пограничным и военным вопросам, а также борьбы с организованной преступностью. Министр внутренних дел Саудовской Аравии подчеркивал, что безопасность Саудовской Аравии заключается в безопасности Ирана. Сотрудничество в области добычи нефти и энергетики в ОПЕКе, которое считалось из важнейших результатов, показало, что Иран и другие страны проявили наибольшие усилия по укреплению доверия и развития вазимоотношений. В это время ИРИ совершенствовал и развивал свои отношения с другими странами региона. Эмир Кувейта в ходе встречи заявил, что его страна стремится устранить все препятствия, стоящие перед отношениями Кувейта с Тегераном. Иранские предприниматели внесли в экономику Кувейта значительные инвестиции, созданной экономическое и промышленное сотрудничество. Между Ираном и Амманом было достигнуто соглашение о возведении совместной скважины в Ормузском проливе, Взаимоотношения Ирана с Амманом в прошлом были стабильными, и в связи со стратегическими необходимостями, сотрудничество в Ормузском проливе было благоприятным для обеих стран, которое утвердилось и укрепилось в период президентства Хатами.

Отношения с Бахрейном в это время были начаты заново. С этой целью эмиры страны совершили несколько визитов. В связи с потребностью этих стран к пресной воде, было принято соглашение на сумму 1,5 млрд. долларов с Катаром, чтобы провести водопровод от дамбы Карха длиной 770 км, затем сухопутным и морским путями довести трубопровод до Кувейта. Между Ираном и арабскими странами находились на рассмотрение также другие проекты. После 18 лет разрыва дипломатических отношений с Ираком, взаимоотношения с этой страной возобновились заново. Проблемы, связанные с пограничными конфликтами, 8-летняя война, проблема иракских репаратиантов в Иране, военная контрибуция для Ирана, военнопленные, присутствие большого количества военных и гражданских самолетов, как результат войны на Персидском заливе, создали в Иране ситуацию — невоенную и немирную. Ирак получал политические дивиденды по проблеме военнопленных, интересу иранцев к паломничеству к святыням на иракской территории.

Обе страны оказывались объектами экономического бойкотирования США. Иран, Ирак и Северная Корея Джорджем Бушем младшим был объявлен осью зла. Вопросы безопасности привели к их сближению друг с другом. Иран осуждал вмешательства США в Ираке до последних дней власти Саддама Хусейна. Высокопоставленные чиновники двух стран совершали визиты в страны друг друга. Объединенные арабские Эмираты оспаривает свою нереальную претензию в отношении островов Абу-Муса, Большой и Маленький Танаб и вывела ее на международный уровень, получая поддержку США и Совета Персидского залива. США использовали это в качестве оправдания по оказанию давления на Иран Хатами заявлял, что возникшее недопонимание следует решить путем переговоров, Иран считает острова своей территорией и не признает вмешательство третьих стран. Хатами прилагал много усилий по сокращению дипломатического разрыва с Египтом, так как Египет имел сильное влияние на направленность арабских и неарабских стран Ближнего Востока и Северной Африки, установление отношение с которым разрешило бы большинство проблем, существующих между Ираном и арабскими странами. Такие меры были предприняты в ходе контактов между министерствами иностранных дел обоих государств в Региональных и Международных политических ассамблеях. Египетская сторона в своих отношениях к вопросам, связанными с Ираном и Персидским заливом главным образом имели положительное поведение. Министр иностранных дел Египта Амр Мусса заявил, что между Египтом и Ираном нет не только стратегические различия, но и существует стратегическое понимание в таких вопросах, как разоружение, диалог цивилизаций, которые должны быть усилены.

Для уменьшения давления Америки Иран начал новые дипломатические виды деятельности. В Австрии Хатами провел трехсторонние переговоры с президентом республики Хавяр Салангом, результатом которых стало подписание двустороннего и трехстороннего соглашений с Европой. Несмотря на несогласие США с позициями Европы, всеобъемлющие и конструктивные отношения продолжились, но в ходе заседания в месяце урдубихишт 2002 г. в Мадриде окончательная разработка и утверждение документа по переговорам не были достигнуты, и они стали поводом разногласия. Их условиями в ходе переговоров по сотрудничеству были улучшение прав человека, борьба с терроризмом, воздержание от противостояния ближневосточному миру, ядерная проблема Ирана. Наконец, был найден средний путь и подписаны два отдельных документов по экономическому и торговому сотрудничеству, что указывало на провал США и относительный успех иранской дипломатии [11].

Цели Ирана имели революционную сущность, характеризовались гармоничностью с наступательной политикой девятого государства, политики независимости и анти-гегемонии, анти-высокомерия и создания мощного блока против однополярной системы, расширения межрегиональных отношений Ирана. Взаимодействие и укрепление доверия со странами Совета сотрудничества Персидского залива: Ахмадинежад в период своего президентства совершил визит по всем странам-членам ССГАПЗ и намеревался многостороннего сотрудничества. Особе внимание он уделял присутствию других стран в обеспечении своего рода асимметричных взаимодействий и сотрудничества перед американской угрозой. Иран также подчеркивал необходимость развития сотрудничества в рамках организации ОПЭК ССГАПЗ, особенно в предотвращении религиозной розни. Ахмадинежад был первым президентом Ирана, посетившим ОАЭ. Важнейшими темами переговоров во время встречи были три острова и вопрос о предотвращении санкций против Ирана. ОАЭ имеет высокий объем торговли с Ираном, нет также ограничений в этой сфере также и с Амманом [12]. Кульминационной точкой развития отношений Ирана с арабскими странами стало участие Ахмадинежада на саммите ССГАПЗ по сотрудничеству стран — членов организации, а также устранение двусмысленности ядерной иранской политики [13]. Главнокомандующие иранской армией отмечал, что Иран во всем мире — в Ираке, Афганистане, Ливане, Газе, окраинных районах Персидского залива, Каспийском море. В случае нападения Израиля на Иран, даже США могут оказаться под давлением. Иран будет в состоянии реагировать на грозное наступление и не пораженным в том сражении.

Роль мехдизма во внешней политике ИРИ. Вера в конец света существует во всех религиях человечества. В исламе спасителем всех людей считается Мехди, настаивающий на монотеизм и справедливость, борьбу с гнетом. Имам Хомейни в своей священной революционной борьбе считается Мехди, так иранскую революцию невозможно отделить от революции Мехди в которой подчеркивается внешняя политика, основанная на справедливости во взаимоотношениях. Внешняя политика Ирана основана на установлении мира, спокойствия, справедливости и духовности для всех стран и всех народов, ни одна страна не должна быть унижена, все государства должны достичь большого прогресса. В осуществлении справедливости для Ирана границ и пределов не существует [14]. Ирану представлялось необходимым создание объединения исламских стран и с использованием средств общей массовой информации укреплять чистый ислам. Посредством создания совместных банков, общих исламских рынков, установления таможенных льгот и отмены визового режима, к которой готовилась ИРИ, укрепить и совершенствовать свои внешнеполитические отношения. Однако главным препятствием в осуществлении поставленных задач является общая озабоченность сионистского режима. Для осуществления прав всех палестинцев, Иран предлагал создать группу из числа стран-членов ОИК, которая представляла бы исламскую умму. Угроза одной мусульманской стране должны быть воспринята как угроза все исламским странам. Было необходимо создать совместный Пакт об обороне и безопасности с одной пятой части населения мира с постоянным членством в Организации Объединенных Наций и обладанием права наложить вето. Многие граждане в странах, претендующих на демократию, считаются гражданами второго сорта, поэтому необходимо путем укрепления прав человека, рассмотреть поведение других стран в этом плане [15]. Персидский Залив для Ирана считался важным геостратегическим, геополитическим и геоэкономическим регионом. Запасы нефти, торговые обмены, присутствие военных баз Запада и США, его рынок, господство Ирана над Ормузским проливом, зависимость индустриального мира от него, напряженность отношений Ирана с арабскими странами путем западного стимулирования привлекали внимание иранских правительств. Все это делало Иран уязвимым перед США. Так, правительства Хатами и Ахмадинежада предприняли политику взаимодействия с южными прибрежными странами и преследовали укрепления своей военной мощи перед вероятными угрозами. Так, правительства Хатами и Ахмадинежада предприняли политику взаимодействия с южными прибрежными странами и преследовали укрепления своей военной мощи перед вероятными угрозами, намерения вывода западных стран, установления стабильной политики и ее безопасности при поддержке стран региона [16].: «Арабская весна» стран региона: Страны Персидского Залива и Северной Африки освободились от ига американских государств и ее защитников, и встали на путь построения исламских государств. Страны, находящиеся в оппозиции к Израилю, ведут политику, аналогичную иранской, и Иран в свою очередь всячески поддерживает их, а роль исламской республики в этих странах возросла заметным образом. Иранское руководство поддерживало исламские революции, что приводило к недовольству Запада. Позиция Израиля оказалась под угрозой и оказалась в пользу Палестины. Иран вступил в 33-дневную войну Хезбалла против Израиля и США в Ливане, Западу был нанесен сильный удар; он участвовал также в 22-ти дневной войне Хамаса, в которой одержал победу. Иран имеет свои интересы в Ливане, в отношении Сирии и против политики Запада в этой стране Иран также имеет свои собственные позиции. Сирия всегда находилась рядом с Ираном была на переднем крае защиты палестинского устойчивого мира.

В отношении взаимоотношений Ирана и США также следует отметить, что разногласия с исторической точки зрения являются глубокими и ни одна сторона не может забывать их. Такие проблемы, как общие интересы в Каспии, региональная безопасность и проблема курдов, Афганистана, Ирака, Ливана, стабильность в Персидском заливе, межарабский мир, проблема Израиля и терроризм являются основными объектами разногласий между Ираном и США. Сенат США выделил 300 млн. долларов из государственного бюджета для сдерживания ракетной программы с тем, чтобы реализовать свою политику в регионе и поддержать мир на Ближнем Востоке. Следует отметить, что блокирующая политика США в отношении Ирана до сих пор не привела к каким-либо результатам и в будущем не может оказать какого-либо влияния. В то же самое время Иран не находится в чрезвычайной ситуации и считается одной из наиболее демократических стран региона.

Страны региона стремятся сосуществовать с Ираном. Вместе с тем политические отношения Ирана и США сопровождаются интенсивностью и ослабеванием. Ирану следует воздерживаться от неверных трактовок, пока национальные интересы обеспечены, необходимо защищать революционные принципы и минимизировать вероятность возникновения будущих проблем. Ядерная проблема Ирана считается как возможностью, так и угрозой, и любая угроза Ирану может повлиять на геополитическую ситуацию в регионе. Россия использует рычаги Ирана для оказания давления на Запад, тем самым увеличивая расходы Запада на безопасность. Она использует свои отношения с Ираном для урегулирования экспансии НАТО на Восток, своих взаимоотношений с США и Европой [17].

Таким образом, с учетом того, что внешняя политика Исламской Республики Иран интенсивным образом находится под идеологическим и революционным грузом, следовательно, в этом процессе, с «идеологической и духовной» точек зрения, она соприкасается с проблемами национальных интересов и безопасности. Принимая во внимание постоянные и неизбежные столкновения реальностей и идеалов на региональной и международной внешнеполитической сцене, судьба внешней политики исламского и революционного Ирана является как не линейной, так и не «цветной» или же «разноцветной».

Следовательно, можно заключить, что в преобразовании ориентации и принципов внешнеполитического поведения Ирана важнейшее изменение и преобразование произошло в его поведении. Во-первых, отношения Исламской Республики с Западом были подвергнуты пересмотру, во-вторых, вслед за переопределением отношений с Западом, особенно с Европой, а также в различных рамках в повестке дня государств рассматриваемого периода находилась политика взгляда на Восток, ориентация к Третьему миру, отношение с Латинской Америкой, критические диалоги с США, а также пересмотр ядерной дипломатии.


Литература:

  1. Газета «Эттелаат», 1999, 26.5. – С. 2.

  2. Дехкани Фирузабади, Саййед Джалал Значение культурных отношений Ирана и Египта в век диалога цивилизаций//Африка. – Тегеран, 2000. - С. 12,13.

  3. Хатами, Саййед Мохаммад. Диалог цивилизаций. – Тегеран: Най, 2001. – С. 17.25.92.94.

  4. Сайфзаде Саййед Хусайн. Внешняя политика ИРИ. Теоретическая стратегия и практический подход. – Тегеран: Мизан, 2005. - С. 285.

  5. Азганди Алиреза. Внешние отношения Ирана 1320-1357.- Тегеран: Кумс, 8-ое изд., 2008.

  6. Рамазани Рухуллах. Аналитические рамки внешней политики Исламской Республики Иран. Пер. Алиреза Таййиб. – Тегеран: Най, - Т. 6,2009. – С.121.

  7. Дехкани Фирузабади, Саййед Джалал. Внешнеполитическая история Исламской Республики Иран. – Тегеран: Самт. - С. 458.457.

  8. Асади Бижан. Внешняя политика: государство, реформы, успехи, провалы. – Тегеран: Центр изучения ислама и Ирана. – Тегеран: Баз. 1-ое изд., 2008. – С. 19-21.

  9. Рамазани Рухуллах. Аналитические рамки внешней политики Исламской Республики Иран. Пер. Алиреза Таййиб. – Тегеран: Най, - Т. 6,2009. – С193.

  10. Ихван Казем. Дезинтеграция и интеграция в отношения Ирана с Аравией//Ближневосточные исследования. 7-ой год, лето, 2000. – С. 135.

  11. Газета «Иран», политический раздел. 3.4.2002.

  12. Дехкани Фирузабади, Саййед Джалал. Внешнеполитические диалоги Ирана в Центральной Азии и Кавказе//Иран, 1-ый год, № 2, зима, 2006. - С. 51,52,54.

  13. Журнал «Сирадж», Басиджи 5. Представительство Вали Факиха в силе сопротивления Басидж, 7-ой год, № 69,– Тегеран: Политический Департамент «Намса», 2009 г. - С. 17.

  14. Выступление Ахмадинежада на собрании председателей представительств за пределами странами, 22.12.2009. http;//www.president.ir/fa

  15. Выступление Ахмадинежада на саммите глав исламских стран. – Саудовская Аравия. 16.9.2005. http;//www.president.ir/fa

  16. Уроки по исламскому просвещению и мыслям (1-ый уровнь), 2-ое изд. – Тегеран: Изд-во БАсидж, 2009.– С. 109,114.

  17. КулохиИлаха. Иран и Россия в период президентства Хатами//Внешняя политика, № 1, весна, 2005. - С. 14.


1


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle