Библиографическое описание:

Васильева С. Л. Особенности жанра комментария в русском и английском газетно-публицистическом дискурсе: сопоставительный аспект // Молодой ученый. — 2013. — №2. — С. 207-210.

Современная лингвистика все больше ориентирована на функциональный аспект изучения языка. В этом смысле исследование публицистического дискурса и его жанровых проявлений оказывается актуальным в силу того факта, что публицистика, как максимально открытая и доступная большому количеству читателей сфера, является отражением языковых и социальных процессов, происходящих в обществе. Откликаясь на потребности общества публицистический дискурс вызывает появление новых актуальных жанров, призванных соответствовать условиям развития общественной жизни. Изучению одного из таких жанров — жанра комментария, появившегося благодаря развитию информационных технологий и отвечающего требованиям оперативной передачи сообщений, посвящена данная статья. Основной целью данного исследования является описание жанрового своеобразия комментария в русском и английском языках на основе сопоставления его базовых характеристик, таких как цель, автор, адресат, композиционная структура, и выявления универсальных и специфичных свойств жанра в двух языках. Материалом исследования послужили 20 русскоязычных и 20 англоязычных комментариев, опубликованных в 2011 году в таких отечественных и зарубежных изданиях, как «Известия» [1], «Коммерсантъ» [2], «Ведомости» [3], «Газета.ru» [4], «Информационный сайт политических комментариев» [5], «Daily and Sunday Express» [6], «The Telegraph» [7], «The Guardian» [8].

В журналистике под комментарием понимается публикация, которая объясняет, обсуждает, «комментирует» важные события [9]. Как самостоятельный жанр комментарий выделился в двадцатом столетии, долгое время он считался лишь разновидностью статьи [9], с которой его роднит наличие анализа описываемого факта и, как следствие, отнесенность к аналитическим жанрам газетно-публицистического дискурса. В то же время, существенное отличие комментария от статьи заключаются как в формате, поскольку комментарий — это жанр «оперативного реагирования», он требует минимального размера в отличие от статьи, которая может быть развернутой и занимать целую газетную полосу, так и в способах подачи материала. Комментарий, как правило, посвящен какому-то одному факту или цепи однозначных фактов, в то время как статья предполагает всесторонний анализ явления посредством привлечения фактов разных планов [10].

Таким образом, комментарий совмещает в себе такие свойства как оперативность, информативность, лаконичность, аналитичность и, как следствие, экспрессивность, то есть предполагает реализацию основных функций публицистического дискурса — информирования, воздействия и убеждения. При этом он особым образом сочетает в себе стандартизированные нормы и правила подачи информации и создание индивидуально-личностного компонента смысла, что в совокупности составляет характерные свойства жанра, дифференцируя данный жанр от всех других жанров публицистического дискурса.

В рамках данной статьи, мы рассматриваем жанр, вслед за Т. В. Шмелевой, как особую модель, которая строится на основе его жанрообразующих признаков, то есть тех существенных параметров, которые обусловливают опознавание и конструирование жанра. К таким признакам относятся: коммуникативная цель, образ автора, образ адресата, образ прошлого и будущего, диктум, формальная организация [11].

Основная цель комментария — направлять внимание адресатов на новые актуальные факты, выходящие на первый план общественной жизни, оценивать их [9]. Содержанием комментария может стать любое актуальное событие во внутренней или внешней политике, экономике, науке, культуре, искусстве. Отсюда и в русском, и в английском языках комментарии насыщены общественно-политической и экономической лексикой (strike, full employment, privatization, price denationalization, public ownership, redistribution of income; инфляция, банкротиться, активы, устойчивая прибыль, платежеспособный спрос, потребительский сектор и т. п.), именами собственными, включающими как топонимы, антропонимы, так и названия организаций и учреждений (Dmitry Medvedev, Dmitry Peskov, Muammar Gaddafi, Alexander Lebedev, Bill Browder; the UN Security Council, BP, Yukos, Gazprom). В то же время, здесь отмечается и первое важное отличие русскоязычного и англоязычного комментария, которое заключается в том, что русскоязычный комментарий предполагает обязательное выражение авторской позиции к сообщаемым фактам, то есть анализ всегда осуществляется автором через выражение собственного отношения к рассматриваемым фактам. Англоязычный комментарий часто делает акцент именно на информировании и экспертном анализе, при котором автор стремится дистанцированно и максимально объективно представить событие, оставаясь при этом нейтральным сторонним наблюдателем. Одна третья часть проанализированных нами англоязычных комментариев построены именно по такой схеме: автор выступает как посредник передачи информации от источника к адресату, активно пользуется цитированием, обращается к экспертной оценке события (Home Secretary Theresa May has stated that Britain wants no part in theburden sharing” <…> As columnist Thomas Friedman in the New York Times pointed out recently <…>).. Тем не менее 2/3 англоязычных комментариев содержат оценочные суждения автора, которые выражаются различными языковыми средствами. В этом случае англоязычный комментарий соотносится с русскоязычным аналогом в способах и методах передачи информации, основанных на сочетании ситуативности, информативности и аналитичности. Это, в частности, выражается в одновременном использовании предметно-логического или объективного, прагматического и субъективного методов изложения информации, что на текстовом уровне проявляется в обращении автора к фактической информации и стилистически нейтральной лексике и, в то же время к оценочной интерпретации фактов и образным, эмоционально-экспрессивным средствам языка.

Так, например, необходимость достижения максимальной объективности предполагает включение фактографической и прецизионной информации (В 2006 г. экспорт из США в Россию вырос на 20 % и составил $4,7 млрд.; Russia should be able to achieve GDP of $35 000 per capita by 2020), цитирования, позволяющего подтвердить излагаемые факты («Я точно уверена, что у них в голове только одно — связать с терактом оппозицию»,— пояснила госпожа Карач). Эмоциональность и оценочность, связанные с выражением одобрения и неодобрения и характеристикой события по шкале «хорошо — плохо», реализуются через сравнение, иронию (Другие члены верхушки вертикали еще некоторое время беспомощно озирались, как совы днем, и бормотали что-то типа «причины оттока капитала непонятны»), использование тропов и фигур речи, эпитетов и сравнений (деньги убежали, снизить бюджетные аппетиты, новость гуляет, разбудить амбиции; глазное яблоко власти, диета для доллара и т. п.; endless resilience, cherished referendum; Khodorkovsky was just as ruthless as his fellow oligarchs etc.). В англоязычном комментарии автор зачастую прибегает к стратегии создания контраста при помощи слов с полярными оценочными коннотациями: atrocity, brutal realities, terror, kill, deaths, terrible injuries, villain, the violation of sovereignty, с одной стороны, и right thing, victims, confront terrorist evil, sympathy, с другой стороны, а также использует наречия, показывающие степень важности или степень резонанса события (dramatically, positively, essentially, necessarily, sympathetically).

Выражение оценки предполагает и трансформацию образа автора в русско- и англоязычном комментарии. Так, автор, кроме роли стороннего наблюдателя в английском языке, может выступать в роли критика, оценивая события, вступая в полемику с оппонентами. На текстовом уровне это находит отражение в использовании эпитетов с отрицательной (отвратительная работа, неэффективность государства, дурное госуправление, убогая почтовая служба; brutal realities, ugly reflection) или положительной коннотацией (как никогда сильные и динамичные торговые связи, выигрывают российские потребители, экономический рост, процветание; there are both weak and strong points, comfortable existence, generous welfare system). В обоих языках автор также может выступать в образе советчика (The Liberal Democrats would be well advised to focus upon such matters <…>) или собеседника, вступая в диалог с читателем при помощи риторических вопросов (How can we be so sure?; Are they the people, in whose name democracy is supposed to exist <…>? Ну как объяснить, почему у нас письма из Москвы в Москву идут неделями <…>?) или обращений, призывов, выражаемых путем использования повелительного наклонения (Let us reject <…> and get back to<…>) или личных местоимений первого лица множественного числа, позволяющих показать причастность автора к ситуации, поставить его на один уровень с адресатом (And we must speak out <…>; <…> делая положение своих «клиентов» — то есть нас — подчас невыносимым). В этом смысле достаточно интересным представляется и образ адресата комментария, который имплицитно выстраивается автором в тексте. Адресат — это, прежде всего, собеседник, готовый понять и поддержать диалог с автором, тем более, что диалог этот касается самых актуальных проблем и вопросов, которые волнуют автора в той же степени, что и адресата.

В структуре русскоязычного и англоязычного комментария также можно отметить небольшие отличия, которые касаются, прежде всего, наличия/отсутствия аннотации. Так, в русскоязычном комментарии аннотация оказывается необходимым компонентом композиционной структуры и очень редко опускается, в то время как в англоязычном комментарии, как правило, отсутствует. В соответствии с журналистскими определениями комментария, он представляет собой доказательное рассуждение по поводу какого одного основного вопроса [9]. Структура любого доказательного рассуждения должна включать в себя введение в проблему, поиск причин и решений проблемы, а также вывод, который является результатом рассуждений. В этом смысле комментарий вполне отвечает заданным параметрам и включает в себя заголовок, аннотацию (в русскоязычном варианте), основную часть, непосредственно посвященную анализу или рассуждению на заданную тему, и заключение.

Заголовки комментария строятся по общей для газетно-публицистического дискурса в целом схеме. То есть, преследуя цель привлечь внимание к сообщаемому, автор пытается использовать такие средства языка, которые бы емко, максимально экономно и эффективно в плане реализации регулятивной функции позволили выразить главную мысль сообщения. Поэтому при создании заголовка как русскоязычных, так и англоязычных комментариев авторы прибегают к общепринятым стратегиям, таким как: использование сокращений (GM, US, НАТО, ЕС и др.); метафор (Why the health service needs surgery?; Глазное яблоко власти, Диета для доллара), игры слов (Time to clean up City Hall, где пересекаются несколько значений составляющих заголовок слов: clean up 1) убирать, наводить порядок и 2) обновить, избавить от недостатков, и City Hall 1) здание городского совета и 2) муниципальные власти), прецедентных феноменов (Much ado about cucumbersтрансформированное прецедентное высказывание, восходящее к комедии В.Шекспира «Much ado about nothing»), эллиптических конструкций в английском языке часто с опущением вспомогательного глагола to be или даже смыслового глагола (Syria: Truth will out — вместо will be found out), простых односоставных, именных и глагольных, предложений в русском языке (Медицина без клятв, Авианосец китайской экономики, Империя и нации, Въехать в музей), вопросительных предложений, особенно в англоязычных комментариях (Is President Obama all talk and no action?) и т. д.

Аннотация представляет собой одно, реже два предложения о предмете статьи. Чаще всего это краткие пояснения заголовков, призванные задать тональность сообщения (Врачи, как священники, должны исполнять свой долг в любых обстоятельствах; Что чиновникам хорошо, то бизнесу — смерть). Далее следует вступление, задачей которого является определение пространственных, тематических и временных рамок сообщения. Основная цель вступления — это ввести фактическую информацию, обозначить проблему, которая будет рассматриваться в комментарии. Вступление также может излагать детали описываемого события, содержать статистические данные, любую прецизионную информацию (отток капитала из России по итогам первого квартала 2011 года составил более $21 млрд). Для вступления абсолютно не характерно использование образных средств языка, вступление обычно максимально лаконично и кратко.

Основная часть связана с анализом факта или события автором. Анализ предполагает оценку факта, его всестороннее рассмотрение, выявление причин события (Производители попросту не хотят продавать топливо по заниженным ценам <…> Но есть и другая, неофициальная, версия происходящего). И оценка, и выбор угла зрения, и установление причин события требуют максимально явного «присутствия» автора. Именно поэтому основные статусные ролевые характеристики автора, о которых уже шла речь выше, находят наибольшее проявление в основной части комментария.

Выводы и итоги проведенного в основной части анализа факта суммируются автором в заключении, где автор предлагает способы решения проблемы, дает рекомендации или делает прогноз развития ситуации. Выступая в роли эксперта и делая вывод о событии или предполагая пути решения проблемы, автор обращается к модальным словам со значением долженствования — необходимо, желательно, должно/должен и т. п. (необходимо принять и строго соблюдать законы; бóльшая часть прибыли должна возвращаться на предприятия производителя; Britain must operate a similar system before this mass of displaced people arrive here). Прогноз дальнейшего развития событий становится частью заключения в русскоязычном комментарии только в том случае, если он негативный и создается за счет слов с отрицательной коннотацией и использования будущего времени, а также, часто, параллельных конструкций, которые в совокупности позволяют подчеркнуть всю безысходность сложившейся ситуации (Но чуда не будет. Будет дефицит. Будет нищая жизнь. Будет ежедневное, ежечасное ухудшение жизни белорусов <…>). В англоязычном комментарии прогнозирование может осуществляться автором и путем использования настоящего времени, что позволяют сделать ресурсы языка, для представления и оценки результатов деятельности (The proposals therefore reduce subsidies for the well-off, give the taxpayer more needy students for every pound spent<…>. Everybody wins). В русскоязычных комментариях авторы часто прибегают к кольцевой композиции построения текста. В этом случае заключение представляет собой повтор первого предложения комментария, предоставляя адресату самостоятельно «распредмечивать» заложенные в предложении смыслы с учетом всех рассуждений, приведенных в тексте комментария.

Итак, русскоязычный и англоязычный комментарии, являясь следствием оперативного реагирования автора-журналиста на актуальные события окружающей действительности и преследуя цель анализа и информирования об этих событиях адресатов-читателей, в целом обнаруживают сходство как композиционной структуры, выстраиваемых образов автора и адресата, так и языковых средств воплощения поставленной цели. Лингвистические особенности комментария, с одной стороны, роднят его с другими аналитическими жанрами публицистического дискурса, а, с другой стороны, позволяют говорить о специфических чертах, присущих именно комментарию. В числе таких дифференцирующих свойств можно назвать зависимость между элементами структуры комментария и образами автора, которые могут меняться по ходу развертывания текста. Так, поскольку вступление ставит своей задачей введение адресата в проблему путем представления фактической информации, то и автор здесь максимально нейтрален и выполняет только роль посредника в передаче информации. Основная часть комментария связана с анализом события, раскрытием его причин, следовательно, и автор начинает заявлять о своей позиции либо о позиции представляемого им издания, выступая в образе критика, оценивая событие, рассматривая разные точки зрения и высказывая свою. Необходимость делать выводы заставляет автора выступать в образе советчика, дающего рекомендации адресату или «герою» комментария поступать определенным образом в данной ситуации, предсказателя, показывающего определенные сценарии развития событий и т. п.

Основным отличием русскоязычного и англоязычного комментария является возможность смещения акцента в сторону информирования и объективного анализа путем привлечения экспертной оценки ситуации, включения цитирования, ссылок в текст комментария в англоязычном комментарии. В то время как для русскоязычного комментария характерно имплицитное или эксплицитное выражение авторской позиции, отношения автора к описываемому событию. Тем не менее, возможно говорить о сходстве жанрообразующих характеристик комментария в двух языках. Причиной такого сходства можно считать функциональную общность, единство цели русскоязычного и англоязычного комментария — привлечь внимание к актуальным событиям общественной жизни. Цель, а также оперативность, как основное свойство данного жанра, задают основные параметры создания текста, определяют логику его внутреннего строения и способы выражения личности автора.


Литература:

  1. Известия // http://www.izvestia.ru

  2. Коммерсантъ // http://www.kommersant.ru

  3. Ведомости // http://www.vedomosti.ru/newspaper/page/comments

  4. Газета.ru // http://www.gazeta.ru/comments

  5. Информационный сайт политических комментариев // http://www. politcom.ru

  6. Daily and Sunday Express // http://www.express.co.uk/ourcomment

  7. The Telegraph // http://www.telegraph.co.uk/comment/

  8. The Guardian // http://www.guardian.co.uk/commentisfree

  9. Тертычный А. А. Жанры периодической печати. — М.: Аспект Пресс, 2000. 312 с.

  10. Тертычный А. А. Аналитическая журналистика: познавательно-психологический подход. М.: Изд-во «Гендальф», 1998. 230 с.

  11. Шмелева Т. В. Модель речевого жанра // Жанры речи. Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. С. 88–98.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle