Автор: Щепотина Елена Валерьевна

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

V международная научная конференция «Актуальные вопросы филологических наук» (Казань, октябрь 2017)

Дата публикации: 05.10.2017

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Щепотина Е. В. Особенности использования юридических понятий в публицистике (на примере американских и русских газетных статей) [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 38-40. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/257/12961/ (дата обращения: 18.12.2017).



Газетно-публицистический стиль охватывает, среди прочего, популярные юридические тексты, относящиеся к области массовой коммуникации, которые воздействуют на актуальные процессы в социуме оперативным документальным отображением, основанном на осмыслении этих текстов и эмоционально выраженной оценке.

Понятие публицистического стиля складывается из языка газет, общественно-политических журналов, выступлений, бесед, дискуссий и т. д. Мы обратимся в дальнейшем к текстам, содержащим юридическую информацию, которая охватывает факты и события правовой и криминальной сферы жизни общества.

Тексты массовой информации образуют своеобразный социальный феномен, включенный в систему социального управления обществом, играют ведущую роль в современном использовании языка как средства воздействия, обладают общими системными и специфическими текстовыми характеристиками, реализуют двуединую цель информирующего воздействия [1].

Создатели публичной вербальной коммуникации не только представляют информацию правового характера, но и воздействуют на массы с целью побуждения их к анализу происходящих событий, а также к активным сознательным действиям.

В рамках данной статьи в качестве источников использованы юридические публицистические статьи, в которых реализуются определенные коммуникативные ситуации. Такие тексты можно отнести к одному из типов институционального дискурса, либо к промежуточной сфере между институциональным и бытовым дискурсом.

В практике СМИ сегодня широко используются методы подсознательного стимулирования, когда отношение адресата к предметам и явлениям действительности формируется с помощью стандартизованных представлений (стереотипов, мифов, слухов), встроенных в информационные сообщения, автоматически вызывая в массовом сознании отрицательную или положительную реакцию на конкретное событие.

Главной функцией публикаций, имеющих правовую направленность, является высокая степень экспрессивности и эмоциональности. В популярных юридических статьях не подтекст, а сам текст, вполне определенно выражает оценочное отношение к излагаемым фактам.

Наличие эмоциональных и оценочных характеристик можно обнаружить в выдержках из газетно-публицистических статей:

─ Сейчас в колонии отдельно от остальных содержатся только четыре злостные нарушительницы, которые были переведены из других исправительных учреждений страны за совершенные во время отбывания срока заключения преступления [3].

─ Справедливость восторжествовала только сейчас [4].

Незадачливый преступник признался в совершенном грехе и рассказал стражам порядка о том, что едва удрал от целой банды убийц [4].

Фразы справедливость восторжествовала, незадачливый преступник, совершенный грех, едва удрал, злостные нарушительницы, являются нетипичными для профессиональной юридической сферы, так как статья писалась не для нее, но читателю статьи понятен смысл сообщения и очевидно отношение к событиям автора статьи. (Перевод предложений приведен автором статьи).

Ithink it is worse to take somebody and put them in a small cell for the rest of their life, deprived of their freedom, never to be pardoned [5].

(Я думаю, это хуже посадить кого-либо в маленькую камеру пожизненно лишив человека свободы, и надежды на прощение).

Far from prison walls, Ebbers, who - has not been charged with any crime spends most of his time in his mansion on a Brookhaven [6].

(Далеко от тюремных стен Эберс, которого не обвинили ни в одном преступлении, проводит большую часть своего времени в своем особняке в Брукхэвэне).

Такие выражения, как a small cell, for the rest of their life, far from prison wallsсвидетельствует о том, что газетно-журнальная публицистика ориентирована на массовую аудиторию, на создание единого общеэтнического коммуникативного и культурного пространства. Для осуществления этой цели необходимо, чтобы вербальная оболочка популярных юридических статей была доступна массовой аудитории, т. е. максимально приближена к ее речевому узусу. Сказанное сопряжено с «усреднением», «массовизацией» речевого стандарта публицистики, подбором «общедоступных», общепонятных языковых средств.

В последние десятилетия в российской публицистике возросло количество статей, в которых авторы используют лексику, узнаваемую как негативно маркированную, обозначающую отрицательное отношение к социальной дифференциации в обществе.

Снижены способы общения, установившиеся в современной речевой коммуникации, которые отражают дифференциацию социально-культурных групп населения, микрогрупп, разного рода социальных коллективов. Поэтому, соответственно, наблюдается пестрая мозаика речевых манер, способов выражения мыслей и эмоций, тактик и стратегий диалогов, построения письменных и устных текстов, употребления слов.

Незадачливый преступник признался в совершенном грехе… [4]

— What happens when justice disappear into their marble temple? [5].

Для наших дней характерна тенденция к сближению литературной и разговорной речи, которая ярко демонстрирует демократизацию литературного языка. Если для юриста-практика важна юридическая составляющая, квалифицирующая то или иное деяние, то для неспециалиста (автора и читателя популярных юридических статей), важно оценить противоправность деяния с утилитарных, морально-этических позиций (наглое, подлое, коварное, ужасное).

And not just any gangster but an extraodinary crime [6].

— To set up, for chocking crimes capital punishment should be used but carefully [6].

— Корреспондентам «МК» удалось восстановить картину дерзкого преступления [4].

Поскольку публицистический текст обращен к более или менее широкой аудитории, автор стремится расширить фон знаний, повлиять на формирование мнений, на уровень этнической языковой культуры и в целом выразить установки той социальной группы, которую он представляет.

Реализованный набор составляющих типичной ситуации как в американских, так и в русских газетно-публицистических текстах зависит от вкусов потенциального адресата, от цензуры, статуса газеты или журнала, мастерства автора, от принятой схемы жанра, а также от известных фактов и актуальности описываемых норм.

Употребление в газетно-журнальном узусе специальных терминов диктуется определенным коммуникативным намерением, т. е. является функционально обусловленным. Так, например, в популярных юридических статьях это отражается в употреблении правовой лексики, а также некоторого круга терминов, «доступных» массовому читателю, продиктованным намерением «вписаться» в предполагаемый стандарт социума, быть коммуникативно-функциональным.

Юридические термины, относящиеся к видам преступлений, к формам наказания, преступникам и т. п., являются своего рода застывшими формулами ценностно-значимой информации. Для юриста важен состав преступления и обстоятельства, при которых оно совершено, в то время как для неспециалиста, т. е. представителя массовой аудитории и носителя наивного языкового сознания, важно оценить преступление с эмоциональной позиции. В пределах одной культуры знак оценки того или иного явления, поступка, качества в правовом и наивно-правовом кодексах совпадает, что обусловлено накопленным социальным опытом.

Автор статьи, фрагмент из которой приведен ниже, оперирует как специальными юридическими терминами, которые снижаются в бытовой дискурс: мотив, преступление, лишение свободы, колония строгого режима; так и привычной газетной лексикой: поражаешься, сельскохозяйственный спор, и т. п.

— Отслеживая хронику убийств, поражаешься мелочности мотивов людей, готовых пойти на преступление.

Так в результате «сельскохозяйственного» спора одного человека не стало, а второго приговорили к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима [3].

Бородатого «главаря» милиционеры поблагодарили за помощь в задержании преступника [4].

Специальная лексика: system of justice, victims, court process, courts, и газетная лексика: shockingly wrong, have little to offer употребляется в примерах:

“Governer Ryan’s action was shockingly wrong”. Mr. Lieberman said in an — interview on Friday. “It did terrible damage to the credibility of our system of justice, and particulary for the victims [5].

(Поступок губернатора Райна был ошибочным — заявил Г-н Либерман в своем интервью в пятницу — этот поступок на нес огромный урон нашей системе правосудия, особенно жертвам этого деяния).

— Even if the court process is in allocating reward and punishment litigation might have little to offer in ensuring compliance and using to achieve outcomes [7].

(Даже если считать действия суда в распределении наказаний и поощрений, обоснованными и квалифицированными, тем не менее обращение в суд не может гарантировать гражданам желанных результатов).

Специальная лексика, как в англоязычных, так и в русскоязычных газетах и журналах, используется в прямом и переносном значении. Пресса отражает общий процесс «терминологизации» общелитературного языка. Целые группы терминов сохраняют свои прежние терминологические отношения и оказывают влияние на общелитературную лексику [2, с. 54].

При сопоставительном анализе текстов правовой тематики очевидным становится предположение того, что примеры с рассматриваемыми в исследовании вербальными мифологемамиможно подразделить на три группы, для которых характерны: 1 — постоянство; 2 — эмоциональность и экспрессивность; 3идеологичность. Очень часто в предложениях такого рода могут одновременно встречаться все указанные характеристики. Такое разграничение характерно для всех популярных юридических статей.

В популярных юридических статьях преобладает прагматическое «усреднение» узуса, его подстраивание под узус предполагаемого адресата с целью устранения возможных коммуникативных и вербальных помех, препятствующих общению. Следовательно, наряду с употреблением в статьях газетной оценочной, неоценочной лексики обязательно присутствуют термины юридического метаязыка, что способствует усилению влияния разговорной речи на узус публичной вербальной коммуникации, посредством категории авторитетности: повышение авторитетности высказывания за счет элементов «научного», «юридического», или даже «псевдонаучного» дискурса.

Литература:

  1. Зильберт Б. А. Тексты массовой информации / Б. А. Зильберт. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1991. — 80 с.
  2. Согланик Г. Я. Лексика газеты / Г. Я. Солганик. — М.: Высшая школа, 1981. — С.54.
  3. «Аргументы и факты» 2012–2015гг.
  4. «Московский комсомолец» 2012–2015гг.
  5. «The New York Times» 2012–2015гг.
  6. «US News and World Report» 2012–2015гг.
  7. «Law and Society» 2012–2015гг.
Основные термины (генерируются автоматически): популярных юридических, популярных юридических статьях, популярных юридических статей, of their, system of justice, far from prison, публичной вербальной коммуникации, Тексты массовой информации, Незадачливый преступник, and society» 2012–2015гг, somebody and put, and particulary for, small cell, And not just, court process, Специальная лексика, of their freedom, reward and punishment, ensuring compliance and, their life.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос