Библиографическое описание:

Шкрабо О. Н. Интерпретация мифа о грехопадении в поэме Джона Мильтона «Потерянный Рай» // Молодой ученый. — 2013. — №1. — С. 251-253.

Миф о грехопадении представляет собой широко известное библейское предание об искушении Евы Сатаной, о нарушении божьего запрета и проклятии, наложенном на весь человеческий род в наказание за непослушание, которое, по сути, явилось реализацией свободы выбора, данной человеку Богом.
Известно, что Джон Мильтон был верующим человеком, хорошо знал Библию и ее толкования, но известен также и тот факт, что поэт был сторонником собственной интерпретации библейских текстов, — интерпретации через призму мировоззрения, мироощущения, понятия веры и жизненного опыта. «Потерянный Рай», в этом смысле, является поэтическим отражением мильтоновской интерпретации библейского мифа, которая не сколько противоречит традиционному христианскому толкованию, сколько уточняет и дополняет его.
Вопрос мильтоновской интерпретации мифа о грехопадении неоднократно поднимался в отечественном литературоведении. Его исследованием занимались Р. М. Самарин, Т. А. Павлова, И. И. Гарин, А. А. Чамеев, и целью настоящей статьи является рассмотрение мильтоновского видения библейского мифа, в том числе и на основании работ указанных литературоведов.
Прежде чем продолжить речь о мильтоновской интерпретации мифа о грехопадении, стоит разобраться, что представляет собой его традиционная интерпретация.
По библейским представлениям грехопадение — это нарушение первыми людьми заповеди Бога об абсолютном повиновении, что и повлекло в результате изгнание их из Рая, появление в мире зла, противоречащего божественной сущности. Преобладающим толкованием является прочтение мифа о грехопадении как истории об утрате человеком богоподобия, т. е. абсолютной святости и бессмертия, и о «сохранении искаженного образа Бога, т. е. разума и свободной воли, употребляемых чаще всего во зло человеку и природе» [3, с. 111].
Догмат о грехопадении по сей день является предметом богословских споров в христианстве. Например, согласно католическому учению, в результате грехопадения человек всего лишь утратил сверхъестественные дары, которыми Бог наделил его при творении, что ослабило человеческую природу, но в то же время не привело к ее окончательному разрушению. Таким образом, человек «будучи греховным, остается свободной, социальной и разумной сущностью, состоящей из естественного и сверхъестественного начала» [2, с. 111].
Религиозные реформаторы отклоняют дуализм природы и сверхприроды в человеке. Для пуританства, сторонником которого был и Джон Мильтон, была свойственна идея предопределения. Так, например, Ж. Кальвин утверждал, что человек не является свободной личностью, он утратил способность к добру и богопознанию, и представляет собой бесконечно греховное существо, участь которого была предопределена еще до сотворения мира.
В «Потерянном Рае» Мильтон, как и в трактате «О Христианском учении» размышляет над вопросом о причине всех человеческих несчастий, т. е. почему история человечества является преимущественно историей военной и кровопролитной, за которой порой не видно истории созидательной, творческой. Объяснение бедам и страданиям человечества Мильтон дает в соответствии со своими религиозными убеждениями. Поэт высказывает критическое, но в то же время гуманистическое мнение о прошлом человечества, говорит о своей вере в человеческий разум, в его свободную волю, которая сможет подчинить себе историю [6, с. 268]
Р. М. Самарин отмечает, что любовь Адама к Еве оказывается настолько сильной, что он не в силах оставить ее в одиночестве перед лицом небесного возмездия, а Ева нарушила запрет, т. к. ее разум оказался не в силах противостоять искусным уговорам Сатаны.
Адам Мильтона представляет собой образ гармоничного человека, наделенного мудростью, мужеством, обаянием и богатым внутренним миром, в котором есть место разуму и свободной воле, чувствам и страсти. В этом смысле душа Адама противоречива — его действиями управляет разум, но страсть и чувства в конечном итоге берут верх, и в первую очередь по причине физической и духовной красоты Евы, по причине любви к ней, которая наполняет Адама радостью.
Важнейшим фактором внутреннего мира Адама у Мильтона является свобода — свобода выбора. Именно обладание этой свободой позволяет Адаму переступить черту, отделявшую его от уже согрешившей Евы, и разделить с ней наказание за непослушание, а, по сути, за реализацию дарованной свободы воли [1, с. 175–176].
По замечанию Т. А. Павловой собственное толкование Мильтоном мифа о грехопадении предстает «в слепой страсти, охватившей мужчину» [5, с. 414], в которой поэт и видит «причину всех человеческих несчастий» [5, с. 414].
В христианской традиции грехопадение связано, прежде всего, с гордыней и тщеславием, Мильтон, для которого грехопадение было одновременно и историческим фактом и мистерией, метафорой, полной всеобъемлющего смысла, причину грехопадения объясняет тонкими психологическими мотивами и в первую очередь безудержной страстью Адама к Еве.
Адам и Ева преступают наказ Божий по разным причинам. У Евы, соблазняемой Сатаной, зарождается недоверие к Богу, и пробуждается любопытство — духовный голод. Ева думает, что сравняется с Адамом или даже превзойдет его в мудрости и за это он полюбит ее еще больше:
О Царственное Древо!<…>
тобой насыщенная всласть,
Созрею в мудрости, под стать богам
Всезнающим… [4, с. 300].

O Sovran <…> of all Trees, <…>

I grow mature

In knowledge, as the Gods who all things know [7, p. 397].

Адам же верен Богу, он больше склонен прислушиваться к голосу разума, но оказывается во власти эмоций, когда узнав о поступке Евы, он понимает, что она погибла, и решает остаться с ней, погибнуть вместе, потому что не представляет жизни без нее:

Но все равно; скрепил
Я жребий мой с твоим, и приговор
Тождественный постигнет нас двоих.
И если смерть меня с тобой сплотит,
Она мне жизнью будет; столь сильна
Природы власть, влекущая меня
К тебе; ведь ты мое же естество,
Вся из меня возникла, вся моя,
Мы нераздельны, мы — одно, мы — плоть
Единая, и Еву потерять –
Равно что самого себя утратить! [4, с. 306].
However I with thee have fixt my Lot,

Certain to undergo like doom; if Death

Consort with thee, Death is to mee as Life;

So forcible within my heart I feel

The Bond of Nature draw me to my own,

My own in thee, for what thou art is mine;

Our State cannot be sever’d, we are one,

One Flesh; to lose thee were to lose myself [7, p. 400].
По мнению Мильтона, именно эта земная любовь, оказавшая сильнее любви к Богу, и явилась причиной грехопадения Адама. Именно после нарушения запрета Адамом содрогается земля, и мир начинает меняться. Природа, Космос искажены грехопадением: Солнце меняет свой путь, животные нападают друг на друга, в мир проникает Смерть, а Адам и Ева утратили гармонию и невинность, в них просыпаются гнев, ненависть, недоверие. Их любовь отныне переплетена с эгоизмом и похотью [5, с. 414–417]. В поэме звучит мотив бренности бытия. До момента грехопадения мир кажется чем-то вечным, незыблемым, но мир переворачивается, гармония исчезает. Отныне миром правят время и смерть. Человек больше не обладает бессмертием и пасторальной невинностью, его жизнь теперь греховна, а тело тленно.
Таким образом, грехопадение в интерпретации Джона Мильтона представляет собой результат тщеславия первых людей, в первую очередь Евы, пожелавшей сравняться с Адамом и Богом, и страсти Адама, которая оказалась сильнее любви к Богу. В то же время, поэт дает понять, что грехопадение — это еще и реализация свободы выбора, дарованной Богом человеку. Человек может снова обрести Рай, духовный, для этого ему нужно сделать выбор в пользу благочестивого образа жизни, что позволит искупить последствия грехопадения в душе человеческой.

Литература:
  1. Виппер, Ю. Б. Курс лекций по истории зарубежных литератур XVII века / Под ред. С. С. Игнатова. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1954. — 816 с.
  2. Гарин, И. И. Пророки и поэты. М.: ТЕРРА, 1994 — Т.5. 640 с.: ил.
  3. Грех / Христианство: словарь / Под общ. ред. Л. Н. Митрохина и др. — М.: Республика, 1994. — с. 110–111
  4. Грехопадение, первородный грех / Христианство: словарь / Под общ. ред. Л. Н. Митрохина и др. — М.: Республика, 1994. — 559 с. С. 111
  5. Мильтон Д. Потерянный рай. Возвращенный рай: поэмы / Джон Мильтон; [пер. с англ. А. А. Штейнберга, Е.Т., Н. А. Брянского; предисл. Л. Сумм; примеч. И. Одаховской, А. Зиновьева]. — М.: Эксмо, 2009. — 608 с.: ил.
  6. Павлова, Т.А. (1937–2002). Милтон. — М.: РОССПЭН, 1997. — 480 с. [9] л. ил., портр.
  7. Самарин, Р. М. Творчество Джона Мильтона. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1964. — 485 с. илл.; 1 л. портр
  8. Чамеев, А. А. Джон Мильтон и его поэма «Потерянный Рай» / ЛГУ им. А. А. Жданова. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. — 126, [2] с.
  9. Milton John. Complete Poems and Major Prose / John Milton // Edited by Merrit Y. Hughes. Notes and Introductions by the Editor. — Indianapolis: The Odyssey Press, 1976. — 1059 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle