Автор: Шувалов Егор Геннадьевич

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №40 (174) октябрь 2017 г.

Дата публикации: 04.10.2017

Статья просмотрена: 29 раз

Библиографическое описание:

Шувалов Е. Г. Становление образа женщины в средневековой Европе. Жанна д’Арк // Молодой ученый. — 2017. — №40. — С. 69-72.



Введение.

Среди ярких личностей, проявивших себя в годы Столетней войны между Англией и Францией, особое место занимает национальная героиня Франции Жанна д’Арк, одновременно являющаяся святой, прославленной Римско-католической церковью в 1920 г. Драматическая судьба этой отважной девушки неизменно обращает на себя внимание всех, кто знакомится с историей Франции периода Столетней войны. В то же время благодаря уникальному комплексу источников, позволяющих исследовать самые мелкие детали событий, связанных с историей Жанны Девы, ее героическими поступками, пленом, судом и трагической гибелью на костре, открывается возможность осветить глубинные процессы и особенности французского общества первой половины XV в.

Число научных и псевдонаучных работ, посвященных Жанне д’Арк, крайне велико и может составить большую библиотеку. Сохранился широкий круг источников, позволяющих пролить свет на многие загадки, связанные с судьбой Жанны д’Арк. Однако проблемы остаются, и одна из них — как воспринимали современники Жанну Деву, за кого ее принимали, как относились к ее личности и поступкам.

Становление образа женщины в средневековой Европе

Для того чтобы понять взгляды современников в отношении Жанны д’Арк, необходимо вначале остановиться на вопросе формирования в целом образа женщины в Средние века.

В формировании женского образа в средневековой Европе большую роль сыграло христианство. Здесь, с одной стороны, мы видим женщину как виновницу грехопадения, а с другой — как мать Христа, Богородицу. Истоки такого женского образа следует искать в Библии: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою». «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему».

Однако существовало и противоположное определение женской природы, причем ссылаясь также на тексты Ветхого завета. Согласно Священному писанию, именно к женщине обратился дьявол, и она, поддавшись искушению, сорвала запретный плод, что привело человечество к грехопадению. Вопрос о том, на ком лежит вина за содеянное, является одной важнейших теологических проблем.

В отношения между полами внес некоторые объяснения апостол Павел в своих посланиях. По его мнению, главенство на земле принадлежит мужчине. Итак, муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа: «Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для Ангелов. Впрочем, ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же — от Бога».

Однако, как мы видим, трактовка Священного Писания не дает конкретного ответа, и появляются те, кто восхваляет женщину, и те, кто ненавидят, считая ее причиной грехопадения. Так, богослов Тертуллиан (вторая пол. II — первая четв. III в. н. э.), например, утверждал, что именно женщина по наущению дьявола нарушила божественную заповедь. В противовес Тертуллиану, другой представитель раннехристианской традиции Амвросий Медиоланский (340–397) утверждает, что женщина, конечно, виновата, но ведь и Адам тоже нарушил заповедь [1, с 50].

Амвросий также подчеркивает, что с женщины началось зло (Ева) и добро (Дева Мария): «Естественное благо супружества. Всякий союз по природе своей избегает обманывающего участника. Какая супружеская целомудренность является истинной. Девственность и целомудренность не истинны, если они не основаны на истинной вере».

Епископ Гиппона Августин Блаженный (354–430), один из крупнейших раннехристианских авторов, говорил, что союз мужчины и женщины необходим для достижения гармонии, ибо по отдельности люди несовершенны. По его мнению, в мужчине душа и тело образует гармоничный союз. А женское тело пассивно, поэтому душа и тело постоянно конфликтуют между собой. Августин, считает, что именно по этой причине змий обратился к женщине.

Знаменитый богослов-схоласт XIII в. Фома Аквинский, связав учение Августина Блаженного и Аристотеля, добавил, что женщина была создана как «помощник» для мужчины: «Женщине надлежало быть созданной из ребра мужчины, поскольку женщина не должна ни господствовать над мужем, в противном случае она была бы создана из его головы, ни быть рабски подчиненной мужу, в противном случае она была бы создана из его пят».

Так как Ева уступала в силе Адаму, многие западные богословы считали, что основной «помощью» [2, с.123] женщины мужчине является деторождение. Но впоследствии Фома Аквинский начал сомневаться в общепринятых суждениях Петра Ломбардского, который считал, что женщина не разумна, так как сделана из ребра.

Безусловно, христианство наложило серьезный отпечаток на формирование образа женщины. Впоследствии перед нами возникают образы прекрасной Беатриче, Алиеноры Аквитанской, Хильдегарды Бингенской, Кристины Пизанской.

На XII-XIII вв. приходится расцвет куртуазной любви. Именно в рыцарской среде было распространено поклонение Даме. Здесь отрицают сексуальность, но возвышают христианскую доктрину любви. Поэты рисовали женщину замужней, так как замужество являлось символом непреодолимой преграды, благодаря которой любовь приобретает трагическую безнадежность. Эта невозможность быть вместе с возлюбленной являлась главным предметом лирики трубадуров. Так называемая куртуазная любовь была реакцией на брак без любви. Порой служение Прекрасной Даме являлось отражением не только повиновения своему вассалу, но и служения Господу. Любовь земная приравнивалась к любви небесной. Рыцарь проявлял свою любовь к Даме не только через подвиги и турниры, но также слагал сонеты и песни. Так как же выглядела Прекрасная Дама? Ее образ не был каноничным, поэтому трубадуры не наделяли ее индивидуальными чертами.

Лирика и сонеты превозносили женщину, а вот романы, наоборот, принижали ее образ. Первое произведение, о котором пойдет речь, — это «Роман о Розе» Гийома да Лорриса (XII в). В нем автор пишет о прекрасной куртуазной поэзии (1240 г.) Но продолжение Жана де Мена (1280 г.) отличается от первой части тем, что в нем Дама представляется как слабая, хитрая и похотливая. Центральное место занимает платоническая любовь, презрение к слабостям женщины. Этот роман вызвал возмущение у Кристины Пизанской.

Джефри Чосер (1340–1400 гг.) в своих произведениях («Легенда о славных женщинах»), наоборот, призывает женщин быть смелей, противостоять мужчинам, и не допускать, чтобы сильный пол потешался над слабым. Но, с другой стороны, в «Кентерберийских рассказах» он по «традиции» обвиняет женщин в лицемерии, болтливости, порочности, желании управлять мужем. Многие считают, что в его рассказах содержится критика церковных служителей.

Джованни Боккаччо (1313–1375), писатель эпохи раннего Возрождения, также высмеивал женщин. Но наряду с этим, он восхищался их хитростью, прагматизмом, и считал, что им нечего не стоит взять в управление целые города («Декамерон», «Корбаччо»).

Итак, исходя из источников того времени, мы видим, что в обществе складывалось мнение, что мужчина занимает господствующие место, а женщина по своей природе ограничена во многих сферах деятельности. Самым главным для нее являлось соблюдение нравственности, верность мужу. И если у мужчины есть много возможностей показать себя практически в любой деятельности, то у женщины очень узкий круг занятий.

Хильдегарда Бингенская (1098–1179 гг.) считает, что женщину не стоит винить в грехопадении, ведь такой ее создал Господь. И если бы, по ее мнению, грех совершил сильный и совершенный Адам, то значимость греха была намного больше. Такого же оправдательного мнения придерживается итальянская гуманистка Изотта Ногарола (1418–1466 гг.), в частности, в сочинении «О равном или неравном грехе Адама и Евы» (1451). Она говорит, что Адаму необходимо было следить Евой, так как Господь создал ее слабой и податливой. По ее мнению, вся основная вина лежит на Адаме. Изота Ногарола рассуждает о свободе выбора, но при этом не снимает вину с Адама. Она отмечает, что стремление к знанию является естественным свойством для каждого человека. Изота Ногарола делает акцент на то, что Еве необходимо было развиваться, так как это свойство присуще всем людям, и считает, что способность женщины рожать детей является не наказанием, а счастьем и даром Господа.

В эпоху гуманизма взгляды меняются. В центре стоит человек и присущие ему качества. В это время образ женщины вырисовывается совсем иначе.

Подводя итог, необходимо сказать, что на протяжении всей истории образ женщины менялся не только в лучшую, но и худшую сторону. Чтобы понимать взгляды современников на Жанну д‘Арк, необходимо было проследить эволюционный процесс образа женщин. Можно с уверенностью сказать, что Орлеанская Дева является одной из ключевых фигур, в преобразовании и изменении женского образа.

В эпоху Просвещения, когда исследователи вновь обратились к истории Жанны, мы видим, что отношение к ней изменилось. Как говорил Вольтер — не обязательно быть святой, чтобы спасти свою страну. В это время вновь образ Жанны приобретает черты обыкновенной крестьянской девушки. Этот взгляд на Жанну был выгоден в XIX в.

Процесс канонизации Жанны Девы был начат еще в Рим в 1875 году, однако в XIX веке произошла лишь беатификация Жанны, причисление ее к лику блаженных. Одновременно личность Жанны начали рассматривать с позиций новомодной тогда психиатрии — о ней начинают говорить как о человеке, страдающем шизофренией. И лишь в 1920 г. при папе Бенедикте XV Жанну официально канонизировали. Главным обстоятельством, поспособствовавшим ее канонизации, стала Первая мировая война. Во Франции печатались плакаты с изображениями Жанны д’Арк, в ее честь служили мессы. Жанна стала восприниматься французами как защитница страны от захватчиков.

[1] «Ведь именно ты по наущенью дьявола первой нарушила божественную заповедь, сорвав с запретного дерева плод. Именно ты соблазнила того, кого не сумел соблазнить дьявол. Ты с легкостью осквернила человека, это подобие Бога; наконец, исправление вины твоей стоило жизни сыну Божьему» (Мейндорф И. Введение в святоотеческое богословие. Минск, 2001.)

[2]עזר (ивр) — эцер. Так, например, богослов и историк Сергей Троицкий (1878–1972) предлагает следующий перевод. «Эцер» — не только как «помощник», но и как восполняющая бытие», та, которая будет стоять лицом к лицу с ним, Адамом.

Литература:

  1. Мейндорф И. Введение в святоотеческое богословие. — Минск:, 2001. — 250 с.
  2. Житие Св. Амвросия Миланского // Православная Богословская Энциклопедия. Введение в святоотеческое богословие. —: Приложение к духовному журналу «Странник», Том 1. Пг, 1900
  3. Пер. с лат. А. В. Аполлонова. Фома Аквинский. Сумма теологии. —: Москва, 2006–2015.
  4. Пер. со старофранцузского А. Г. Наймана. Предисловие А. Д. Михайлова.. Роман о Лисе. —: МоскваНаука, Главная редакция восточной литературы, 1978
  5. Чосер Дж.. Кентерберийские рассказы. —: Москва, 1988
  6. Боккаччо Дж. пер. с ит. А. Н. Веселовского. Ворон или Лабиринт любви. —: Москва, 2006
  7. Перну Р. Ворон или Лабиринт любви. —: Москва.Изд. францисканцев, 2014, 2014
  8. Хильдегарда Бингенская.. Памятники средневековой латинской литературы X—XII веков.. —: Москва., 1972.
Основные термины (генерируются автоматически): Жанны д’Арк, образа женщины, Фома Аквинский, женского образа, святоотеческое богословие, Жанны Девы, образ женщины, Становление образа женщины, судьбой Жанны д’Арк, божественную заповедь, отношении Жанны д’Арк, целом образа женщины, историей Жанны Девы, изображениями Жанны д’Арк, формирование образа женщины, Господь Бог, Кристины Пизанской, взгляды современников, Изота Ногарола, канонизации Жанны Девы.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос