Библиографическое описание:

Мамедова К. Г. Проза Вольтера в азербайджанском литературоведении // Молодой ученый. — 2012. — №10. — С. 199-201.

В статье рассказывается о прозаических произведений выдающегося французского писателя Франсуа Анри Мари Аруе и о типологическом исследовании восточного влияния на его произведений в Азербайджанском литературоведении.


The article deals with comparative investigation of French writer Anry Marie Arouet’s prose works and Eastern influences in those works in Azerbaijani literary criticism.


Богатое и многостороннее творчество выдающегося представителя не только французской, но и европейской литературы Франсуа Мари Аруе Вольтера всегда было в центре внимания и его произведения на разных аспектах превратились в объект исследования. Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин характеризуя положение Вольтера в XVIII веке, в 1824 году писал: «В истории французы не были ниже английских». Если первенство имеет какое нибудь значение, то не надо забывать что Вольтер как первый пошёл по новой дороге и своим философским светильником рассеивал свет в тёмные уголки истории. (4. Стр 43)

Творчество Вольтера и богатое, и многоветвенное. Как отметил С.Д. Артаманов он и поэт, прозаик, драматург и философ. Но почему то, по сравнению с Гюго, Бальзаком, Мопассаном не очень было обращёно к его творчеству и только одно его произведение «Кандид или Оптимизм» в 1935 году было переведено с русского на азербайджанский язык доктором филологических наук, профессором Назакетом Агазаде.

Самое обширное исследование творчества Вольтера в азербайджанском литературовведении принадлежит специалисту французской литературы нашей республики, доктору филологических наук, профессору Аскеру Зейналову. В 90-е годы ХХ века статьи исследователя посвященное творчеству Вольтера были опубликованы на различных научных журналах и газетах. Наконец в 1996 году вышла в свет монография исследователя под названием «Восток во французской литературе» (по творчеству Вольтера и Гюго). Эта была первой монографией в азербайджанском литературовведении связанное со французской литературой. До этого была еще одна монография на русском языке «Азербайджанско-французские литературные связи» (1985) доктора филологических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Рауфа Исмайлова, но в этой монографии обсуждались только о литературных связях двух стран. Исследователь относился к творчеству Вольтера в трёх направлениях и его произведения были привлечены к исследованию. Это какие произведения?

Исследователь, сперва старался показывать убедительное влияние восточной литературы на повесть Вольтера выщедшей в 1747 году «Задиг или Судьба», а в следующих главах показывает отношение писателя к индийской, иранской культуре, турецкому взгляду в произведении «Эссе о традициях народов и образах мышления» написанное в 1756 году и проанализировал три драматических произведений Вольтера на восточной теме «Фанатизм» (1741), «Заира» (1732) и «Скифы» (1776).

Тогда выходит такой вопрос: Из каких источников воспользовался выдающийся французский писатель Вольтер, создавший такие прекрасные произведения на восточной теме. Еще конкретнее из каких восточных источников?

После исследования можно сделать вывод, восточные источники творчества Вольтера примерно состоит из нижеследующих:

  1. Историческое произведение «Ксенофонт» греческого учёного, считающееся отцом истории Геродота можно добавить в число этих произведений.

  2. Произведение Сади «Гюлистан» переведённое в 1634 году на французский язык, произведения индийского баснописца Пильпая переведенные на французский язык Давидом Исфаханлы в 1644 году, священный «Коран» переведенное на французский язык французским арабоведом Дю Рио в 1647 году, произведения выдающегося французского странника VII века Батиста Таурниена (1605 - 1689) «Шесть путешествий в Турцию и Индию» (1679) и Жана Шардмина бывший 2 раза на Востоке (1664-1670), (1671-1677) «Дневники путешествий», а также произведение Баттелемо Де Гербелона «Восточная библиотека».

  3. Переводы XVIII века с восточного на французский язык. Среди них имеется французский перевод 1704-1715 годов известного французского арабоведа Антуана Де Галла, знаменитого произведения Восточного фольклора «Тысяча одна ночь» в 12 тт, а также «Турецкие сказки» и «Персидские сказки» переведённые востоковедом Пети де ла Круаном в 1709 и 1710-12 годах. Надо отметить что, среди вторых сказок был представлен рассказ «Добро и зло» из поэмы выдающегося Азербайджанского поэта Низами Гянждеви «Семь красавиц».

Одним из самых запоминающихся событий французской переводческой литературы XVIII века был перевод на французский язык одно из самых древних памятников Востока «Авеста» Заратуштры Анкетилом Ду Перроном. Как отметил академик Бартольд, Анкетил Ду Перрон переводил «Авесту» на французский язык после фантастического путешествия в Индию 1755-1760 годы и опубликовал свой труд только лишь в 1771 году. Но Аскер Зейналов основательными фактами доказывает что, Вольтер около 25 лет назад раньше перевода Анкетила Ду Перрона был знаком с «Авестой» и использовал его в своих произведениях.

«Тысяча одна ночь» и «Персидские сказки» были переведены на английский язык не с оригинала, а именно с помощью французских переводов Галлы и Пети Дю Ла Круа. (1) Исследования Аскера Зейналова становится очевидным, что первоначальный вариант произведения Вольтера не был в такой форме. Писатель написал это произведение посвященной Маркизе Помподуре в 1747 году и анонимно опубликовал это произведение летом в Амстердаме под названием «Мемнон. Восточная повесть». Вольтер изменил название этого произведения в сентябрском издании 1748 года и во всех последующих изданиях, эта повесть опубликовался под названием «Задиг, или Судьба».

Писатель, во втором издании произведения заново рассмотрел текст и поменял место новелл, добавил еще три новеллы: "Сосна", "Встреча", "Рыбак". Произведение «Задиг или Судьба» под именем автора был опубликован только в 1756 году. Рассматривая творчество Вольтера, основываясь на эти исследования, можно заметить, что Запад действительно многому научился у Востока известный представитель французской литературы Вольтер не был на Востоке но посредством произведений, переведенных на французских язык глубоко изучил устную и письменную литературу народов, их историческое происхождение, религиозные верования, национальные традиции и быт и воспользовался этим в своем творчестве. Эту мысль подтверждают некоторые следы в произведении Вольтера «Задиг или Судьба». Это произведение Вольтера состоит из вступления и двадцати одной новеллы. По своему построению это произведение напоминает «Сокровищницу тайн» Низами. Оба эти произведения состоят из отдельных сказаний, самостоятельных новелл. Если однако в одной работе Низами нет ни одной сюжетной линии, а в остальных двадцати рассказов говориться об изолированных событий, то во всех 21 новеллах Вольтера событии происходит вокруг Задига.

Это произведение Вольтера написано на текучем, гармоничном, поэтичном языке, несмотря на то, что это произведение- философская повесть. Произведение как бы напоминает читателю язык восточных сказок: «Во времена величественного шаха в Бабилистане жил юноша по имени Задиг.» (6,стр.21). Начало первой новеллы «Одноглазый» начинается как в восточных сказках «Жили–были, в таком-то царстве, такой-то кто-то». Основная цель перед Аскером Зейналовым в исследовании произведения французского писателя состоит из следующих: «Восточное влияние на произведение Вольтера «Задиг, или судьба»». Говоря о восточном влиянии, конечно – же речь идет о влиянии восточной литературы. Он на основе восточных источников создал ряд произведений, одним них является его первое прозаическое произведение «Задиг или судьба», которое было переведено на многие языки мира. Восточное влияние в произведении Вольтера «Задиг или судьба» ясно встречается в новеллах «Собака и лощадь», «Жадина» и «Рыбак». Эти события сходны с событиями сказок тюркских народов. Особенно с событиями «Сокровищницей тайн» Низами Гянждеви (3,стр.20). В событиях другой новеллы Вольтера «Жрец» опять же чувствуется сходность с сурой «Аль-Кахф» («Пещера») из священного «Корана» (2,стр.45).

Из трудов известных исследователей становится очевидным что, в произведениях Вольтера также встречается названий – титулов употребляемые на Востоке: царь царей (титул иранских шахов) «я клянусь вам Оромаздом, что никогда не нидел ни почтенной собаки царицы, ни священного коня царя царей.» (7,стр.54)

В конце произведения исследователь завершает свою идею таким образом: Произведение Вольтера «Задиг или судьба» второе прозаическое произведение на восточной теме после произведения Монтескьё «Персидские письма». Писатель во время написании этой философской повести близко познакомился с исследовательскими произведениями на восточной теме XVII и начало XVIII вв., а также с устной восточной литературой переведённые на французский язык и творчески использовал из них в создании прекрасных произведений. Вольтер не только в этом произведении но и в других прозаических произведениях изучал и отражал народов живущие в древнем Востоке, их характеристики и религиозные веры.

Литература:
  1. Литературный календарь – Вольтер, газета Литература. 1937.29. .XI

  2. Корани Керим. Б. «Азернешр», 1991, 714 стр (перевод с арабского языка Зия Буньятовым и Васифом Мамедалиевым)

  3. Вольтер. Кандид или Оптимизм, Бакы, «Азернешр», 1935, 114 стр. (перевод Н.Агазаде)

  4. Зейналов А. Восток во французской литературе, Бакы, «Элм», 1996, 154 стр.

  5. Зейналов А. Восток во французской литературе, Бакы, «Огуз эли», 1999, 164 стр.

  6. Зейналов А. Восток в творчестве Вольтера, Бакы, Издательство «азербайджанской национальной энциклопедии», 2001, 160 стр.

  7. Зейналов А. Турецкий мир Вольтера, журнал «Азербайджан», 1998, №7, стр. 196-197.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle