Библиографическое описание:

Павлова Д. Д. Стилистическая функция тропов в тексте произведения Р.А. Анайи «Благослови, Ультима!» // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 194-196.

Данная статья посвящена рассмотрению стилистической функции тропов в тексте произведения Р.А. Анайи «Благослови, Ультима!». Рудольфо Анайя – один из самых известных, талантливых писателей литературы «чикано». Важными чертами творчества Р.А. Анайи являются синтез культурных традиций и обращение к фольклору «чикано». Чикано – это американцы мексиканского происхождения, чьи предки оказались на территории Соединенных Штатов Америки, и которые смогли сохранить свою культуру, язык, а также создать богатую литературу на испанском и английском языках.


К средствам усиления выразительности традиционно относят тропы и фигуры речи (стилистические фигуры). С точки зрения В.Н. Ярцевой, «тропы (от греч. tropos ― поворот, оборот, оборот речи) ― такие обороты (образы), которые основаны на употреблении слова (или сочетания слов) в переносном значении и используются для усиления изобразительности и выразительности речи» [7, с. 520]. Традиционно основными видами тропов считаются эпитет, сравнение, метафора, метонимия, синекдоха, гипербола, литота, ирония.

В поиске наиболее точного определения понятия троп исследователи отмечают ряд признаков, раскрывающих данное понятие. В.В. Одинцов подчёркивает «двухчастность (двуплановость) тропа, который, с одной стороны, предполагает перенесение смысла слов, употребление слова в переносном, образном значении (скрытый, внутренний, иносказательный план тропа); с другой стороны, при реализации переносного значения сохраняется прямой (буквальный) смысл слова» [4, с. 246].

Характер связи этих двух сторон тропа определяет его конкретные разновидности. Сближение прямого и переносного значений по принципу смежности дает метонимию и синекдоху, по сходству – метафору, на основе противопоставления – иронию. Тропы располагают к эмоциональному отношению к теме, внушают те или иные чувства, приобретают оценочный смысл. Благодаря тропам авторский стиль приобретает неповторимую красочность и индивидуальность.

Литературный язык романа Р.А. Анайи весьма богат, так как автор использует различные языковые средства (тропы и фигуры речи) для выражения своих мыслей, которые придают его работе особый колорит и образность.

Лингвостилистический анализа романа «Благослови, Ультима!» выявил следующие тропы с различной частотностью: 1. Сравнение (41%); 2. Олицетворение (22%); 3. Образные эпитеты (15%); 4. Метафоры (14%); 5. Гиперболы (8%).

По мнению С.Х. Головкиной, «сравнение – это сопоставление одного предмета с другим с целью создания художественного образа» [3, с. 217]. Сравнение является одним из самых распространенных средств изобразительности и представляет собой наиболее простую форму образности речи, что доказывает лингвостилистический анализ романа.

Стилистические функции сравнений разнообразны. Так, сравнение может помогать образному описанию самых различных признаков предметов, качеств, действий. Очень часто сравнение даёт точное описание цвета. Сопоставляемые предметы могут сближаться также на основании сходства по функции, назначению. Сравнение самый частотный троп в данном художественном произведении. Приведём наиболее яркие примеры употребления сравнения в тексте произведения: «A man’s destiny must unfold itself like a flower, with only the sun and the earth and water making it blossom»; «He wore a huge mustache and his hair flowed like a lion’s mane»; «Tenorio spreads rumors like an old woman» [8, с. 150]. Таким образом, сравнения помогают ярко и красочно отобразить реальность и придать образу свежесть и оригинальность.

Второй троп по частотности употребления в произведении Р. Анайи – олицетворение. По мнению Е.Т. Черкасовой, образность в метафоре возникает в результате уподобления предметов неодушевленных чувствам и состояниям человека и живого мира в целом [6, с. 218]. Такой распространенный в литературе приём называется олицетворением (олицетворенной метафорой, метафорой ‐ олицетворением). Чаще всего узнавание олицетворения происходит благодаря глаголам, называющим действия человека. Приведём некоторые примеры олицетворения в романе: «Ultima taught me to listen to the mystery of the groaning earth and to feel complete in the fulfillment of its time. My soul grew under her careful guidance. I had been afraid of the awful presence of the river, which was the soul of the river»; «Gabriel Marez!» an evil voice called from beyond the dancing light of the torches»; «The light of the torches danced off crosses of pins and needles they had pinned on their coats and shirts» [8, с. 123].

Таким образом, мы видим, что в романе олицетворение выполняет следующие функции: функцию воздействия на воображение читателя, а также функцию формирования образной яркой модели мира.

Образные эпитеты являются третьими по частотности употребления в произведении Р.А. Анайи.

И. Р. Гальперин, характеризуя эпитет, определяет его как «выразительное средство, основанное на выделении качества, признака описываемого явления, атрибутивных слов или словосочетаний» [1, с. 53]. Эпитет всегда субъективен (отражает индивидуальное восприятие явления), содержит эмоциональную окраску. Эмоциональное значение в эпитете может сопровождать предметно ‐ логическое, а может существовать как единственное значение в слове. Эпитет рассматривается как основное средство утверждения индивидуального, субъективно ‐ оценочного отношения к описываемому явлению. Посредством эпитета достигается желаемая реакция на высказывание со стороны читателя.

Все эпитеты (как с прямым, так и с переносным значением) могут быть распределены на группы с учетом ключевого определяющего слова компонента значения: признак цвета (цветовой эпитет), материал, вещество, размер, форма предмета (физические свойства), оценочные эпитеты, кинестетические эпитеты (называют ощущения человека при прикосновении к предмету).

В романе «Благослови, Ультима!» преобладают необычные образные и цветовые эпитеты. Приведём примеры подобных эпитетов: «Her face was old and wrinkled, but her eyes were clear and sparkling, like the eyes of a young child»; «I ate the golden carrot»; «And so the golden carp sent them a prophecy» [8, с. 137]. К числу ключевых цветовых эпитетов можно отнести прилагательное «golden» (золотой), которое, на наш взгляд, тесно связано по своей семантике с символическим и мифологическим образом ацтекского солнца. Основная функция эпитетов в романе заключается в придании эмоциональной окраски предмету изображения.

Метафора является третьим тропом по частотности употребления в романе Р.А. Анайи. При помощи метафор писатель довольно точно передает настроение героев и оттенок происходящих явлений.

Метафора – троп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений для характеризации или наименования объекта, входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогичного данному в количественном отношении [7, с. 296]. Из всех тропов метафора отличается особой экспрессивностью. В основе метафоры лежит косвенное сравнение. Слово, помещённое в необычный контекст, приобретает новое, переносное значение. По мнению Л.И. Тимофеева, метафору (как образную форму речи) по праву считают главным тропом, возникающим из «сокращенного сравнения, в результате того, что слово перенесено из собственной взаимосвязи в другую, чуждую область представлений» [5, с. 103]. Поэтому в метафоре и возникает возможность «сравнения несравнимого». В отличие от сравнения, где присутствуют все члены сопоставления, в метафоре один из элементов может быть опущен, только подразумевается.

Метафоры в романе Р.А. Анайи можно подразделить на традиционные и авторские. Приведём примеры традиционных метафор в данном произведении: «Three turned and looked at Ultima with surprise written in their eyes» [8, с. 20]; «My nose and eyes burned when I threw up but I felt better» [8, с. 75]; «Ultima’s cure and the golden carp occupied my thoughts the rest of the summer» [8, с. 149]; «It will only end when blood is spilled» [8, с. 180]; «My old man drank himself to death» [8, с. 62].

Авторские метафоры свойственны только авторскому стилю Р.А. Анайи. Приведём примеры подобных метафор: «Swarm of kids» [8, с. 89]; «I only know that my soul floated with the holiness of prayer into the sky of dreams» [8, с. 131]; «She was not afraid, and I tried to stand like her and put my fears out of my heart» [8, с. 180]; «Your blood is tied to the blood of your brothers» [8, с. 75].

В художественном тексте метафора способна выполнять самые разные функции: дает новое именование объекту (номинативная, или функция фиксации значения), воздействует на воображение читателя (функция воздействия), формирует образное представление о мире (инструментальная функция), делает образ более ярким и наглядным (изобразительная), представляет индивидуально ‐ авторскую модель мира (моделирующая), помогает осознать, создать предположение о сущности объекта (гипотетическая) [2, c. 129].

Наименее частотный троп в романе «Благослови, Ультима!» – гипербола. С точки зрения С.Х. Головкиной, «гипербола – стилистическая фигура явного и намеренного преувеличения, с целью усиления выразительности и подчёркивания сказанной мысли» [3, с. 109]. Гипербола часто сочетается с другими стилистическими приёмами, придавая им соответствующую окраску: гиперболические сравнения, метафоры. Изображаемый характер или ситуация также могут быть гиперболическими. Художественная гипербола нередко касается и самой авторской мысли. Мысль порой сгущена, заострена до предела, ее логическая суть может быть подвергнута эмоциональному преувеличению. Тем самым достигается наивысшее напряжение, кульминация развития сложной авторской идеи. Гиперболы могут быть выражены различными частями речи: существительным, числительным, прилагательным, местоименным прилагательным. Можно сделать вывод о том, что художественное преувеличение – один из важных способов построения сюжета, образной системы, одно из необходимых средств передачи авторской мысли. Приведём примеры гиперболы в данном произведении: «Then the owl cried; it sang to the million stars that dotted the dark-blue sky» [8, c. 38]; «Millions of worlds are born» [8, с. 19].

Таким образом, творчество писателя Р.А. Анайи ориентировано на синтез культур, что находит отражение в синтезе художественном, придающем особую цельность роману.


Литература:

  1. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – Москва: изд. «Наука», 1981. – 322 с

  2. Глинг О.А. Введение в литературоведение. – Москва: изд. «Наука», 1999. – 446 с.

  3. Головкина С.Х. Лингвистический анализ текста. – Москва: изд. «Наука», 2006. – 289 с.

  4. Одинцов В.В. Стилистика текста. – Москва: изд. «Наследие», 2004. – 379 с.

  5. Тимофеев Л.И. Теория литературы. – Москва: изд. «Наука», 1988. – 338с.

  6. Черкасова Е.Т. Опыт лингвистической интерпретации тропов. – Москва: изд. «Наука», 1968. – 396 с.

  7. Ярцева В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь. – Москва: изд. «Советская энциклопедия», 1990. – 685 с.

  8. Anaya R.A. Bless me, Ultima. – New York: Grand Central Publishing, 1972. – 262 p.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle