Библиографическое описание:

Гревцова А. Н. Юго-Восточная Азия как арена противостояния китайских и американских геостратегических интересов // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 120-123.

В начале XXI века центр тяжести международной политики все больше смещается в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, в котором особое значение играет Юго-Восточная Азия. Все ведущие мировые экономики сейчас заинтересованы в более плотном сотрудничестве со странами Юго-Восточной Азии, которая становится мировым полюсом роста.

В данном регионе пересекаются геополитические интересы таких мощных держав, как США и Китай. Именно динамика борьбы этих гигантов будет в будущем определять характер и направление развития региона в целом.

В настоящее время Китай активно внедряет инструменты мягкого воздействия на другие страны в свою внешнеполитическую доктрину, позволяя ему усиливать свою геополитическую мощь. Он стремится сочетать экономическое влияние и заниматься созданием образа сильной и могучей страны, регионального лидера. Первым шагом к мировому лидерству является расширение собственного присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Издавна Китай рассматривает Юго-Восточную Азию, как свой ареал влияния. Многие страны ЮВА, например, такие как Бирма (Мьянма) и Вьетнам признавали китайский сюзеренитет. Данный сюзеренитет носил формальный характер, поскольку Пекин не имел реальных возможностей ограничить независимость местных правителей. В странах Юго-Восточной Азии сюзеренитет Пекина воспринимался скорее просто формальным и статусным, однако в самом Китае он рассматривался как признание их реального подчинения. Европейские завоевания на территории Юго-Восточной Азии умерили на какое-то время пыл Поднебесной относительно территории своих соседей, поэтому о расширении своего влияния на приграничный юго-восточный регион Пекину пришлось забыть до конца ХХ века.

И теперь по мере того, как Китай начинает подниматься, он первым делом устремляет свои экспансионистские взгляды на страны АСЕАН. Экспансионистская политика предстает наиболее привлекательной, если она базируется на общих ценностях, культурных и моральных идеалах страны, на которую направлено воздействие. Главным инструментом китайской экспансии в регионе является экономический фактор. Китайские бизнесмены уже начинают контролировать торговлю в приграничных районах, где юань становится главной единицей расчета, потеснив доллар.

КНР прилагает немалые усилия к преимущественному развитию связей с соседними государствами. Воплощается в жизнь формула «хороший сосед важнее, чем дальний родственник» – в противовес традиционному постулату «враг моего соседа – мой друг». Экономический рост Поднебесной и усиление его позиций на мировом рынке в целом благосклонно рассматриваются в странах АСЕАН. Китай оказывала финансовую поддержку странам Ассоциации, пострадавшим во время кризиса 1997–1998 гг., и не девальвировал свою национальную валюту, поскольку это могло бы осложнить их выход из кризиса. Располагая значительными валютными ресурсами, КНР не жалеет их на оказание финансовой помощи соседним государствам [1].

В настоящее время Китай играет роль своеобразного лидера для развивающихся стран. Большой интерес представляет собой модель достижения быстрого экономического роста Китая, особенно со стороны тех государств, которые еще не выбрали для себя оптимальный путь развития. Ценности и установки, выдвигаемые в китайской концепции «гармоничного мира», понятны и принимаются развивающимися странами, у которых так же, как и в Поднебесной существуют проблемы с демократией и правами человека.

В КНР реализована инвестиционная модель развития с высокими темпами роста и нормой накопления. Эту модель отличает ведущая роль государства в экономике, опережающий рост промышленности, резкое сокращение бедности, повышенное внимание к развитию науки и образования. Данные черты дали основание для появления выражения «Пекинский консенсус». Оно принадлежит бывшему редактору журнала «Тайм» Джошуа Рамо[2]. Выражение символизирует исключительную привлекательность китайского опыта, который изучают экономисты из разных стран.

Пекинский консенсус постепенно становится более интересным для развивающихся стран, чем «вашингтонский консенсус». Последний означает макроэкономическую стабилизацию, микроэкономическую либерализацию и открытие внутреннего рынка. Эти меры МВФ предписывал тем развивающимся странам, которые остро нуждались в его валютных кредитах. Затем данное выражение приобрело политический оттенок, оно стало трактоваться как навязываемая США политика минималистского государства и монетаризма.

Несмотря на тенденцию сближения КНР со странами Юго-Восточной Азии, их отношения продолжают оставаться сложными. Выступая на международной арене защитником прав развивающихся государств, Китай одновременно с этим начинает конкурировать с ними на их внутренних рынках и превращать эти страны из партнеров в объекты своей внешней политики. К тому же большую часть прямых иностранных инвестиций также получает Китай, лишая партнеров по АСЕАН дополнительных средств развития.

Для решения данного вопроса Китай предлагает странам ЮВА свои рынки сбыта и свои инвестиции как компенсацию за потерю позиций на международной арене. В данной ситуации Пекин должен вести крайне деликатную политику, поскольку государства АСЕАН видят в Китае угрозу своей независимости.

1 января 2010 года состоялось открытие зоны свободной торговли (ЗСТ) "Китай – АСЕАН", на создание которой потребовалось 8 лет. Это третья по экономической мощи зона свободной торговли в мире после ЕС и зоны свободной торговли Северной Америки. АСЕАН является площадкой для воздействия Поднебесной на международные процессы, происходящие в Юго-Восточной Азии, а также позволяет членам Ассоциации уменьшить свою зависимость от Японии и США. Благожелательный имидж Китая, как дружественного государства, позволяет ему пользоваться доверием азиатских стран и укреплять свои позиции в регионе. Увеличение финансового кредитования, создание всесторонней системы экономических сетей и осуществление культурных проектов формируют ядро для распространения влияния Китая в Юго-Восточной Азии. Пекин пытается заявить о себе как о сильном мировом игроке и стремится войти в систему международных отношений в качестве полноценного участника.

В 2011 году Китай по объему ВВП вышел на второе место в мире, обогнав Японию. При этом по объему промышленного производства он оказался на первом месте, опередив США[3]. Однако это не гарантирует КНР первое место в мировой экономике. В 70-х годах все были уверены, что через какое-то время Япония обгонит США по размеру ВВП, но этого не случилось. Тем не менее, это не волновало США настолько, насколько сейчас волнует увеличение экономической мощи Китая. Американцы контролировали Японию еще со времен второй мировой войны и на ее территории до сих пор располагаются американские военные базы. Однако Китай – это другое дело. Эта страна стремится проводить самостоятельную внешнюю политику и стимулирует продвижение своих компаний на зарубежные рынки, где они сталкиваются с американскими корпорациями.

Расширение влияния КНР на страны Юго-Восточной Азии и их активное сотрудничество не могло не оставить в стороне Соединенные Штаты. В феврале 2011 года была опубликована новая военная стратегия США, последний раз редактировавшаяся в 2004 году. Особое внимание Штаты уделяют укреплению связей с их партнерами за рубежом. Америка подчеркивает, что готова участвовать в международных коалициях ради укрепления международной безопасности. Отдельное и довольно значительное внимание в новой американской военной стратегии уделено Китаю. США констатируют рост могущества Поднебесной и его влияния в регионе и намерены сотрудничать с ним с целью добиться наилучшего взаимопонимания, а также совместными усилиями стабилизировать обстановку в Корее. Однако авторы стратегии подчеркивают, что рост военного могущества Китая потенциально угрожает безопасности региона в целом, и США намерены "демонстрировать желание и готовность оказать помощь своим союзникам в противодействии какой-либо активности, угрожающей сложившейся системе международных экономических отношений"[4].

Двойственность подхода к Китаю, обозначенная в стратегии, демонстрирует то, что Вашингтон не знает каким образом противостоять его растущему влиянию. Китай учел опыт Советского Союза, старавшегося поддерживать военный паритет с США, хотя его экономика была заметно меньше американской, и который в конечном итоге развалился. Китай военный паритет с США поддерживать не стремится. Пекин просто ждет того момента, когда его экономика окажется больше американской и тогда он сможет позволить себе более значительные расходы на оборону.

Усиление китайского влияния в Юго-Восточной Азии заставило задуматься американцев об изменении своей стратегии, которая традиционно выглядела как двусторонние альянсы США со своими союзниками в данном регионе. При этом союзники замыкались на США и были слабо связаны друг с другом.

В июле 2009 года американской администрацией была опубликована стратегия "возвращения в Азию", основной целью которой является восстановление и повышение статуса США в Азии. Для реализации данной стратегии в рамках концепции «умной силы» американцы стремятся поддерживать старые альянсы и создавать новые[5].

Президент Соединенных Штатов Барак Обама заявил, что Азиатско-Тихоокеанский регион будет играть ключевую роль в формировании будущего облика мира. А Госсекретарь США Хиллари Клинтон подтвердила: «Перспективы США тесно связаны с перспективами АТР, а последние в свою очередь зависят от США»[6]. Клинтон активно продвигает идею об участии США в азиатских делах в сфере стратегии, политики, экономики и торговли.

Стратегия "Возвращение в Азию" выполняется ускоренными темпами. В 2011 году Барак Обама принял участие в ряде международных и региональных конференций, проведенных в Азии, долгое время находился в Индии и других странах с визитами, а также созвал саммит США-АСЕАН в Нью-Йорке. Механизм двусторонних переговоров в формате "2+2" с участием глав МИД и оборонных ведомств США и Японии начал расширяться и охватывать большее число стран. Обама пообещал, что США как страна, расположенная на берегах Тихого океана, будет играть в долгосрочной перспективе все более заметную роль в формировании облика Азиатско-тихоокеанского региона и его будущего, поддерживая основополагающие принципы и в тесном сотрудничестве со своими союзниками и друзьями. США "возвращаются в Азию" и словом и делом, с помощью дипломатических средств и военных действий. Важной частью вхождения в Азию Вашингтон считает установление взаимного доверия с Китаем. Здесь особый акцент ставится на создание культуры сотрудничества и совместного разрешения конфликтов интересов, а также особое внимание уделяется публичной дипломатии[7].

В Америке считают необходимым противостоять влиянию Китая в регионе, исходя как из экономических вопросов, так и из вопросов безопасности. После распада биполярного мира у США появились опасения, что страны Юго-Восточной Азии будут выражать недовольство относительно присутствия США в регионе, поскольку необходимость в защите от СССР отпала. Тогда американские стратеги начали создавать несколько иную систему, которая больше является экономической, чем военной. В частности, Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) было создано, как один из инструментов сохранения Тихого океана в зоне влияния Соединенных Штатов. Естественно, что Америка не заинтересована в том, чтобы Китай серьезно участвовал в этих инициативах, поэтому они стремятся создавать новые альянсы с целью контроля над регионом.

В ответ на укрепление позиции КНР в регионе через сотрудничество с АСЕАН и создание свободной экономической зоны «Китай-АСЕАН» США приступили к переговорам со странами Тихоокеанского региона по поводу расширения участников соглашения Транс-Тихоокеанского партнерства (Trans-Pacific Partnership). Оно было подписано в 2005 г. между «тихоокеанской четверкой»— Сингапуром, Брунеем, Новой Зеландией и Чили, и вступило в силу в мае 2006 года. Оно стало первым соглашением, которое связало три региона — Азию, Океанию и Южную Америку.

Транстихоокеанское партнерство имеет стратегическую цель поддержки создания зоны свободной торговли и инвестиций в регионе АТЭС к 2020 году с учетом Богорских целей. В 2008 году США предложили расширить состав «Тихоокеанской четверки» за счет ряда государств по обе стороны Тихого океана. Данная модель тихоокеанской зоны свободной торговли активно поддерживается американской администрацией. Сейчас в соглашении участвуют девять стран: Австралия, Бруней, Вьетнам, Малайзия, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США и Чили. Новый альянс предполагает создание зоны свободной торговли со странами Азии и тихоокеанского региона, на который приходится почти 45% мировой торговли и куда входят некоторые из наиболее быстрорастущих экономик мира, а постепенное расширение его членского состава может стать противовесом восточноазиатскому регионализму. Подписание нового соглашения позволит активизировать участие США в АТР и уменьшить дискриминацию в отношении американского экспорта на азиатских рынках. Созданием нового альянса США наращивают экспорт, усиливают давление на Китай по вопросу ревальвации юаня и увеличивают товарооборот со странами Юго-Восточной Азии. По данным Bloomberg, объем двусторонней торговли США с восемью странами, которые войдут в ТЭС, в прошлом году достиг 171 млрд. долларов по сравнению с 457 млрд. в торговле с Китаем, 181 млрд. – с Японией и 88 млрд. – с Южной Кореей. Все вместе восемь стран-членов альянса могут стать пятым по величине торговым партнером Америки[8]. США стремятся противопоставить что-либо усиливающейся экспортной экспансии Китая, и частично новая зона свободной торговли это позволит сделать.

В конце ХХ века экономический центр тяжести стал смещаться в сторону Азии. Особая роль в этом процессе была у стран Юго-Восточной Азии, так называемых «азиатских тигров», а затем эстафетная палочка перешла к Китаю. КНР в ходе рыночных реформ практически добился макроэкономической стабильности, активизации субъектов хозяйства и внушительных внешнеэкономических успехов. Китайская экономика играет роль интеграционной платформы для азиатского региона.

При активном участии Китая вполне возможна корректировка процессов глобализации в сторону большего учета интересов развивающихся стран. Пекин не стремится указывать странам-соседям какое политическое устройство они должны выбрать, а также не ратует за соблюдение прав человека и других гражданских свобод, к которым трепетно относятся на Западе. Их устраивают нормальные партнерские отношения в сфере экономики. Китай становится важным экспортером капитала, ориентированного на вложения в реальный сектор экономики принимающих стран.

Несмотря на сближения КНР со странами Юго-Восточной Азии, их отношения продолжают оставаться сложными. Помогая своим соседям, Пекин тем самым наращивает свои политические мускулы. Сейчас Китай стремится показать свою мирную политическую волю, за последние 20 лет он не развязал ни одной войны, однако его экономические и политические запросы растут. Поэтому самые развитые из стран Юго-Восточной Азии выражают беспокойство по поводу усиления позиции Поднебесной в Азии. Они начинают вести переговоры с другой сильной страной, способной уравновесить китайское влияние в регионе. Такой державой и выступают Соединенные Штаты, которых не устраивает усиление Китая. Два гиганта начинают активно действовать, привлекая к себе все большее число сторонников из стран АТР, однако борьба за стратегическое влияние в данном регионе предстоит не простая.


Литература:

  1. Салицкий А.И. Новый лидер мировой экономики. От 15.09.2007. [Портал «Перспективы»]. – Режим доступа: URL: http://www.perspectivy.info/oykumena/azia/novyj_lider_mirovoj_ekonomiki_2007-09-15.htm#4

  2. Ramo, Joshua Cooper. The Beijing Consensus: notes on the new physics of Chinese power. L.: The Foreign Policy Centre, 2004.

  3. Сергей Правосудов. Столкновение Китаев. [Газета «Коммерсант»]. – Режим доступа: URL: http://kommersant.ru/doc/1887366

Илья Крамник. Новая военная стратегия США: осознание реальности. [Газета «РИА Новости»]. – Режим доступа: URL: http://ria.ru/analytics/20110209/332420260.html
Даниил Айзенштадт. Ум и сила. От 13.01.2009. [Газета «Газета.ru»]. – Режим доступа: URL: http://www.gazeta.ru/politics/2009/01/13_a_2923785.shtml
  1. Юншаоюй. Годовой обзор: Отношения внутри АТР осложняются из-за ускорения "возвращения в Азию" США. [Агентство «Тяншаньнет»]. – Режим доступа: URL: http://russian.xjts.cn/china/content/2010-12/28/content_5477496.htm

  2. Олег Иванов. Внешняя и оборонная политика КНР. Взгляд из Вашингтона. Обозреватель. 6/2011. – с. 50.

  3. Анна Королева. Тихоокеанская держава. От 14.11.2011. [Газета «Expert Online»]. – Режим доступа: URL: http://expert.ru/2011/11/14/tihookeanskaya-derzhava/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle