Библиографическое описание:

Фабинский М. В. Православные верующие в России перед Октябрьской революцией // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 335-339.

По переписи населения 1915 года в России насчитывалось 182 млн. человек, из которых 72 % (117 млн. человек) являлись православными. Однако теперь это были совершенно другие верующие. Россия начала XX века была уже далеко не той высоко духовной христианской страной, как было ранее. Православное царство уже давно перестало быть таковым в действительности, оно осталось в прошлом.

На протяжении всей своей дореволюционной истории православие было государственной религией. Самодержавие, не признавая автокефальность Церкви от политики, постоянно ее поддерживало в привилегированном положение по отношению к другим конфессиям. Первенствующее положение православия было закреплено законодательно. Всесторонняя, в первую очередь финансовая помощь государства накладывало на Церковь ряд обязанностей, часто прямо не отвечающих ее специфики. Например, ей поручалось формирование у населения «верноподданических» чувств, и ведение процарской пропаганды. Монархия рассматривала Церковь, не только как религиозный институт, но и как особое политическое ведомство, один из идеологических базисов самодержавия. Светское руководство боялось независимой Церкви, полагая, что это приведет к десакрализации центральной власти и к ослаблению самой империи. Но не только из этих причин, а скорее из патриотических установок, в деятельности РПЦ всегда превалировал интерес страны, преобладал принцип полезности для России. Это позволило восточным иерархам обвинить РПЦ в ереси «филетизма» (государстволюбие), т.е. подчиненности Церкви национальным интересам.

В такой ситуации, когда все внутрицерковные процессы превращались в дело первостепенной важности для страны, РПЦ вынуждена все свои вопросы решать постоянно консультируясь с властью. Естественно подобная обстановка сводило на нет и саму идею проведения каких-либо реформ в данной области.

Православие по-прежнему оставалась государственной религией, но государственная власть вынуждена была постепенно сдавать одну позицию за другой. Требования политических партий свободы религиозных исповеданий на практике выливалось в безверие, падение общей нравственности и духовной культуры населения. Утрата благочестия становилась фоном общественной жизни. Подобные обстоятельства говорят о том, что в России перед революцией постепенно все сильней и сильней начался проявляться тенденция отхода населения от веры, обозначенный в специальной литературе процессом «дехристинизации». По научному определению дехристинизация – это отказ от христианского вероучения и от христианского образа повседневной жизни и поведения.

Основной причиной развития процесса дехристинизации было недовольство народом Церковью. В первую очередь, негативные эмоции у народа вызывали ее слитность с государственным аппаратом. Верующие желали видеть совершенно иной вариант взаимоотношений Церкви и государства. Оба эти института должны быть равноправны.

Огромнейшее влияние на население сыграло распространение атеизма. Несмотря на то, что увлечением подобными идеями особенно сильно было выражено в среде интеллигенции, другие сословия так же оказалось подвержены этим идеям. Дехристинизация была тесно связана с понятием как «религиозный индифферентизм» (безразличие к религии). Такое явление начало проявляться в еще средневековом обществе. По мнению Патриарха Тихона более широко «оно распространилось во всех слоях Российского общества со времени Петровских реформ, и как раз было связано с отсутствием у народа прямого печальника за их души – первосвятителя».

А в начале XX века, по определению одного из епископов, уже практически повсеместно, «…в сфере простого народа, искони бывшего верным началам православия и церковности, замечаются ныне охлаждение к Церкви, оскудение религиозного духа…».

Подобные явления происходили практически во всех сословиях. Не стало исключением и крестьянство, составляющее 4/5 населения страны. Его отношение было определяющим во многих вопросах, как до революции, так и в первые годы Советской власти. В последние годы царской власти крестьянство все меньше и меньше поддерживали как власть, так и ее духовную основу.

Нерешенность аграрного вопроса оказывало огромное влияние на общую ситуацию в стране. Крестьянство было сильно разорено, имело вдвое меньше земли, чем было необходимо для существования. Проводимые до революции реформы способствовали расслоению крестьянства на различные группы по уровню доходов, с преобладающей массой беднейшего. К 1917 году в европейской части России 76,3 % хозяйств относились к беднякам. Разрушение общины, игравшей ранее значительную роль в жизни крестьян, также способствовало и падению их нравственности. Все это позволило современникам говорить, характеризуя быт крестьян в котором они живут: «Самая отсталое земледелие, самая дикая деревня». Игнорирование правительством проблем сельского хозяйства привело к тому, что крестьянство начинает применять те методы, которые совершенно не вязались с канонами Церкви: грабеж усадеб, применение насилия и т.д.

Затяжная война и ее огромные потери еще больше увеличили бедность крестьян. Количество мобилизованных в процентном соотношении составляло 47,7% трудоспособного населения. Низкий жизненный уровень, увеличение налогового бремени так же способствовало развитию религиозного индефферетизма, именно как протеста против социального строя, и одного из государственных институтов. Крестьянство переставало смиряться и в борьбе идеального и материального стали делать на последнее.

Сложной проблемой являлось малочисленность храмов. На всех верующих приходилось около 50 тысяч храмов. Этого было явно недостаточно для включения людей в активную приходскую жизнь. Кроме этого приходы верующих имели огромное количество проблем. У них не было права юридического лица, и возможности владеть собственностью. Для ведения более активной проповеднической политики у РПЦ не хватало священнослужителей. Занятые в основном административной деятельностью пастыри все меньше имели возможность заниматься поучением своей паствы. Поэтому не стоит удивляться, что его место часто стали занимать приезжие пропагандисты с антицерковными тенденциями. Крестьяне-отходники, поработав определенное время в городе, возвращались в деревню неся с собой, как и радикальные политические идеи, так и антицерковные настроения.

У крестьян все больше и больше секуляризовался быт. Постепенно вытеснялись церковные обычаи и традиции.

Не менее существенное значение играл религиозный вопрос и в рабочей среде. Распространение атеизма в городе, получило еще более широкий размах, чем в деревне. Несмотря на то, что рабочих было значительно меньше крестьян, все это компенсировалось их огромным влиянием на жизнь и образ мышления народа. Эта категория населения была более всех радикально настроена. Данный процесс уже плавно перетекал в прямое святотатство. Так в Курске взорвали аналой с чудотворной иконой Божьей Матери, совершены и другие акты кощунства. Остро подобный вопрос стоял и в среде интеллигенции. Широкое недовольство состоянием РПЦ получило свое развитие в распространении кружков с религиозной направленностью, где ведущую роль играла интеллигенция. Именно тут она пыталась найти общий язык с Церковью. Наиболее известны Петербуржские религиозно-философские собрания. Интеллигенция активно ищет выход из религиозного тупика. Именно в это время в России возникает феномен «нового религиозного сознания». Появлялись концепции Д.Мережковского, В.Розанова, Н.Бердяева. Однако «новое религиозное сознание» было распространено в основном в среде либеральной интеллигенции. В неохристианстве выражались основные критические замечания к руководству Церкви. В частности Церковь критиковали не только за внутренние проблемы, но и за нежелание решать острые социальные вопросы. Но большинство интеллигенции, особенно левого толка, была охвачена процессом дехристинизации.

Совершенно не возникало иллюзий на возрождение религиозных чувств в России от подрастающего поколения. Еще до революции в обычной школе стали проявляться два течения: духовное и светское, антирелигиозное. Известный иерарх того времени, Московский митрополит Макарий (Невский) вообще посоветовал родителем подготавливать детей к школе так, как раньше христиане готовили своих чад к обучению в языческих школах. Как известно основой воспитания является пример учителей и родителей. Но он был в своей основе антирелигиозный. Пребывание же в школах, по словам современника, будущего епископа Вениамина (Милова) «не пробуждало сердца, не воспитывало…церковного чувства». Образование даже в духовных заведениях также отставало желать лучшего. По воспоминаниям того же архиерея в семинарии его педагогами в основном были люди со странностями, «окарикатуренные человеческими немощами». Здесь превалировало желание придать будущему священнику скорее «светского лоска», чем духовности. Это обстоятельство выражалось в встраивание в учебный курс различных, ранее нехарактерных для подобных учреждений дисциплин, литературных и музыкальных вечеров, занятий гимнастикой и т.д.

Одной из самых актуальных проблем стал вопрос о браке. Здесь можно говорить не только о том, что потеря стыдливости у женщин выразилась в нарушение приличия даже в общественных местах. Подобные обстоятельства, по мнению большинства церковных иерархов, служило признаком упадка всей народной нравственности. Вопрос был очень сложен. Усиления свободомыслящих тенденций привел к тому, что со второй половины XIX века получил негласное развитие такое понятие как гражданский брак. Причем количество подобных браков значительно возрастало, и являлось неким своеобразным протестом как против христианских норм, так против религии в целом. Горячая полемика по проблеме гражданского брака развернулась уже в конце XIX века. В церковной среде брак понимался как одно из семи важнейших таинств, и требовалось четкое выполнения супружеских обетов. Но между тем острота данной проблемы становится ясной, если учесть что в Санкт-Петербурге к концу XIX века число незаконнорожденных составляло 33,3 % всех детей. В связи с этим обстоятельством вставал вопрос облегчения участи данных детей, что придавало ему некий своеобразный контекст. Гражданский брак был разрешен во многих западноевропейских странах. В России же процедура обычного развода была довольно трудной. Суд признавал лишь самые существенные доводы. Церковь видела брак как союз супругов на всю жизнь. Лишь только в дальнейшем Поместный собор 1917-1918 годов значительно увеличил количество поводов к разрыву супругов, чем частично смягчил эту проблему. А пока данная проблема очень была актуальна для населения. Особенно она интересовала интеллигенцию. Свои наработки по этому вопросу оставили великие писатели и философы, в частности Л.Н.Толстой и В.В.Розанов.

Современники задавались вопросом: Почему же люди не хотели соблюдать то, что рекомендует Церковь? Митрополит Макарий (Невский) опять видел в этом веяние духа времени: Люди не хотели, «чтобы их считали отсталыми от века». Уже в начале XX века он пророчески говорил о новой эпохе, со страхом отмечая, «...ужели оно будет для нас тем роковым временем, когда число отступников превзойдет число верных чад церкви; когда нечестие наполнит наши города, наши дома,…а благочестие останется …только в запустелых храмах?». Причем как говорили многие ведущие иерархи страна в этом отношении, фактически стояла «на наклонной плоскости».

Внутри РПЦ было тяжело скованно бюрократической системой, что делало невозможной деятельность мирян в различных социальных программах, которые всегда поднимают общественный вес институтов участвующих в них. Существовали значительные разногласия и среди высшего церковного руководства. Большинство духовенства было крайне недовольно влиятельной ролью Г.Распутина и его ставленников. Затронуло Церковь и «революционное брожение», вызвав определенные расхождение у священства. В ее среде стали появляться различные группировки от консервативных, до обновленческих. Огромную озабоченность у клириков вызывал вопрос об отношении к царю, к возможности ограничения его власти. Все эти проблемы накладывались на неблагоприятный внешний фон.

Все вышеперечисленные обстоятельства давали возможность активным общественным кругам требовать перемен, которые стали возможны после свержения царской власти. Возможно, подобные проблемы могли бы быть решены Церковью, которая предлагала свою концепцию выхода из подобного кризиса. Однако РПЦ, отягощенная целым блоком своих внутренних проблем и рядом внешних обстоятельств, не смогла вовремя произвести необходимые перемены.

Продолжавшаяся уже четыре года первая мировая война усилила рост антицерковных настроений даже и среди тех слоев, которые традиционно считались главной опорой православия. В этом случае теперь даже для крестьянства Церковь являлось институтом, вызывающей отрицательную реакцию, ибо поддерживала непопулярную войну до победного конца. Тот фактор, что Церковь стала рассматриваться в целом у населения как некое ответвление государства, целиком поддерживающей его политику, и было одно из основных причин потерь ее позиций в обществе. Уже давно в различных общественных кругах не был популярен догмат о том, что православие является одним из трех столпов России наряду с самодержавием и народностью. Многие свидетельства современников и исследования специалистов говорят о значительном упадке авторитета РПЦ в стране.

Работа в унисон с самодержавием по всем важнейшим вопросам внутренней и внешней политики была отличительной чертой РПЦ предреволюционного периода. Это положение с одной стороны давало много привилегий Церкви, но не способствовала поднятию престижа РПЦ и решению круга ее проблем.

Тяжелейшее внутреннее положение РПЦ вероятно бы не сыграло в ее истории столь роковую роль, если бы на эти обстоятельства не наложились на широкое развитие в России атеистических идей.

Крушение царизма способствовало началу перемен.

Временное Правительство фактически сохранило государственный контроль над Церковью, что вызвало серьезное недовольство у его членов.

Страна между тем началась определенные реформы в церковной сфере. Во- первых, начали выходить различные постановления, совершенно по новому регламентирующие религиозную сферу жизни общества. В выпущенных 20 марта 1917 года постановлениях «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений» и 14 июля 1917 года «О свободе совести» православие увидело ограничение своих прав. Официально данный закон провозглашал принцип веротерпимости, устанавливал возможность жизнедеятельности различных религиозных объединений. В документе утверждалось о том, что никто не может быть ограничен в своих правах или преследуем за свои религиозные убеждения.

5 августа 1917 года Временное Правительство ликвидировало должность обер-прокурора и учредило министерство исповеданий. Руководителем данного ведомства в ранге министра назначен А.В. Карташев.

13 июня 1917 года открылось так называемое Предсоборное Совещание. Это собрание должно было подготовить основное собрание верующих.

Летом 1917 года прошел Всероссийский съезд духовенства и мирян. Особенностью данного совещания было отсутствие на нем епископата. Фактически здесь была разработана повестка дня будущего Поместного Собора. Собрание высказалось за идею «отдаления», а не отделения Церкви от государства. По мнению депутатов необходимо было сохранить первенство православной веры в России, и получение РПЦ материальной поддержки со стороны государства.

Наконец, 15 августа 1917 года в Москве открылся Поместный Собор. Отныне этому органу принадлежала вся верховная власть в Церкви. Между его сессиями действовало Высшее Церковное Управление, состоящее из Священного Синода и Высшего Церковного Совета. Главным пунктом на данном собрании был вопрос о восстановление патриаршества – как реального главы РПЦ. Именно Патриарх, не избиравшегося с начала XVIII века, должен был предложить основные идеи дальнейшего существования в современной политической ситуации. Но сами выборы предстоятеля Церкви прошли в упорной борьбе.

Как только донеслись слухи о большевицком перевороте, Поместный Собор сразу же, несмотря на все разногласия, проголосовал за восстановление патриаршества в России. На престол патриарха был выбран митрополит Московский Тихон (Белавин).

Поместный Собор пытался определить место Церкви в государстве. С докладом по этой проблеме выступил С.Н.Булгаков. По его мнению, совершенно недопустимо обратного огосударствления Церкви. С одной стороны Церковь должна быть свободна, что «даст ей возможность вносить во все стороны человеческой жизни «благодать, свет». С другой стороны государство обязано было быть внимательней к нуждам Церкви. По докладу С.Н.Булгакова было принято положение, где «Православная Церковь в России должна быть в союзе с государством, но под условием своего свободного внутреннего самоопределения».

В глазах народа легитимность представляли только два органа: Учредительное собрание и Поместный Собор. Именно последний, идя во многом навстречу устремлениям народа, 2 декабря 1917 года выработал свою программу желательного сосуществования с государством. В этом соборном определении получившем название «О правовом положении Православной Российской Церкви» выделены предполагаемые важнейшие аспекты существования РПЦ при новом строе:

1. Юридический аспект. Православная церковь независима от государственной власти. Законы, касающиеся православной церкви, издаются только по согласованию с церковной властью. Глава российского государства, министры исповеданий и народного просвещения должны быть православными.

2. Имущественный аспект. Имущество принадлежит Православной Церкви и не подлежит конфискации или изъятию. Православная Церковь получает из государственной казны по особой смете помощь в пределах ее потребностей.

3. Образовательный аспект. Во всех светских государственных и частных школах воспитание православных детей должно соответствовать духу Православной Церкви.

Уже современники отмечали нереальный характер большинства статей данного документа. С одной стороны, видимо среди широких слоев населения, включая духовенство, не было еще полного понимания происходящих политических событий. С другой стороны, эта программа была подготовлена в расчете на предстоящее Учредительное собрание, которое и должно ее окончательно обсудить. Однако победившая в результате Октябрьской революции Советская власть предложила совершенно иной вариант развития событий. Ставка была сделана на атеизм. Отныне РПЦ становилась для Советской власти не союзником, а одним из ее основных врагов.


Литература:

  1. Акты святейшего патриарха Тихона / сост. М.Е. Губонин. – м.,2004.

  2. Бабкин М.А. Священство и царство (Россия, начало XX в. – 1918 г.). Исследования и материалы. – М.: Индрик, 2011

  3. Васильева О.Ю. Русская православная церковь и советская власть в 1917-1927 годах // Вопросы истории, №8, 2003.

  4. Доброклонский И.В. История русской церкви. – Спб, 2008.

  5. Зеленков М.Ю. Мировые религии: история и современность: учебное пособие. – М.: Юридический институт МИИТА, 2003.

  6. Зеньковский С. Трагедия русского православия. – М.: Родина, 2004

  7. Из истории христианской церкви на родине и за рубежом в 20 столетии. Сборник / под ред. Прот. В.М. Чаплина. М., 2005.

  8. История русской православной церкви в XX веке. Материалы конференции. Книга i (1917 – 1933 гг.) – Мюнхен, 2002.

  9. Кашеваров А.И. Церковь и власть. Русская православная церковь в первые годы советской власти 1917-1923. – Спб, 2009

  10. Лихачев В. Положение и состояние РПЦ в 1918-1924 гг. По материалам фонда патриарха Тихона и священного синода. Части 1-2. – Спб: Спбда, 2009.

  11. Митрофанов Г. История русской православной церкви в 1900-1927 гг. – Спб, 2002.

  12. Мосс В. Православная церковь на перепутье (1917-1999).- Спб, 2001.

  13. Одинцов М.И. Русская православная церковь в XX веке. – М., 2002.

  14. Поспеловский Д.В. Русская православная церковь в ХХ веке. – М.: Республика, 2005.

  15. Потапов В., прот. Борьба компартии против церкви в 1920-е годы. // История РПЦ в XX веке (1917-1933) материалы конференции. – Мюнхен. 2002.

  16. Регельсон В. Трагедия русской церкви в 1917-1945 гг. – М., 2006.

  17. Русская православная церковь и коммунистическое государство 1917-1941 гг. Документы и фотоматериалы. / сост. О.М. Васильева. – М., 2006.

  18. Русская православная церковь в советское время. Материалы и документы. Сборник / сост. Штриккер г. Книга 1. – М., 2005.

  19. Священный собор православной российской церкви 1917 – 1918 годов. Обзор деяний в 3-х т.т. Т.3 / ред. Г. Шульц. М., 2000 – 2002.

  20. Фирсов С.Л. Русская церковь накануне перемен (конец 1890-х – 1918 гг.) – Спб, 2002.

  21. Шкаровский М.В. Православие при социализме – М.: Волтерс Клувер, 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle