Библиографическое описание:

Гурова О. Г. Организация ресоциализации людей, страдающих различными формами зависимости // Молодой ученый. — 2012. — №2. — С. 222-224.

Употребление психоактивных веществ во всем мире имеет очень древнюю историю. Похититель рассудка — так именуют алкоголь с давних времен. Об опьяняющих свойствах спиртных напитков люди узнали не менее чем за 8000 лет до н. э. – с появлением керамической посуды, давшей возможность изготовления алкогольных напитков из меда, плодовых соков и дикорастущего винограда. Возможно, виноделие возникло еще до начала культурного земледелия. Так, например, известный путешественник Н.Н. Миклухо-Маклай наблюдал папуасов Новой Гвинеи, не умевших еще добывать огонь, но уже знавших приемы приготовления хмельных напитков. [4]

Если говорить о наркотических веществах, то у истоков ранней религиозности сплошь и рядом стоят психоактивные растения, которые тонко вплетены в священные обряды и повседневные традиции народов и сопровождают человека с момента рождения до самой смерти.

Первым упоминаемым в истории растением с психоактивными свойствами был мак. Еще пять тысяч лет назад его использовали шумеры, жившие на землях Нижней Месопотамии, это территория современного Ирака. На глиняных табличках, обнаруженных при раскопках в шумерском городе Ниппуре, обнаружены рекомендации приготовления и употребления опиума. Шумеры называли его "гиль", что означает, "радость". [3]

Около 2700 г. до н.э. в Китае уже использовали коноплю (в виде настоя, как чай): император Шен Нун предписывал своим подданным принимать ее в качестве лекарства от подагры и рассеянности, кашля и поноса. А в Древнем Риме говорили: «Когда Морфей хочет кого-либо усыпить или навеять на него приятные грезы, то он прикасается к нему только маковым цветком.» [3]

Но лишь в середине XIX века употребление алкоголя и наркотических веществ приобрели масштабы эпидемии. Правительства разных стран применяли самые различные способы борьбы, начиная с простого запрета (который оказался малоэффективным).

В ХХ веке развитие алкогольно-наркотической эпидемии в мире и в России приобретают разный характер.

С середины 60-х годов двадцатого века значительный рост употребления наркотиков связан с увеличением материального уровня жизни общества и, соответственно, ростом доступности. Важно упомянуть про модное в те дни среди продвинутой молодежи движение хиппи. Для них наркотики явились символом свободы и протеста. Так наркомания пробралась в крепкий средний слой населения большинства стран.

После этого количество наркоманов стремительно росло как в Европе, так и в Америке, вплоть до 90-х годов двадцатого века.

Почему же в Советском Союзе, население которого превышало 280 млн. человек, практически не было наркоманов?

Первая причина: жесткая закрытая система СССР не позволяла распространителям наркотических веществ развернуться на его территории; граница была на замке. Особенно с Афганистаном и западными странами.

Вторая причина: не было смысла сбывать в СССР наркотики, так как рубль был неконвертируемым, а долларов у населения не было.

Третья причина: эффективно работала система правоохранительных органов и органов госбезопасности.

И, наконец, нравственный уровень молодежи был другим. Молодежь либо училась, либо работала. Безработицы не было, тунеядство исключалось и пресекалось. [1]

В 90-х наше общество открылось настежь. Граница с Казахстаном, через которую из Афганистана поступает основная масса наркотиков, была прозрачной для наркокурьеров: до 2009 года на ней даже не было пограничных столбов. Не намного лучше обстояло дело и с другими границами: даже в 2008 г. на всех пунктах пропуска через границу России изъято только около 4% от всех наркотиков, изъятых в стране в этом году.

Всё это привело к значительному увеличению потребителей наркотических веществ, и, как следствие, к значительному увеличению количества больных разными формами зависимости. С осознанием проблемы зависимости пришло и осознание того, что лечить зависимость задача не из легких. Созданные в Америке и Европе формы лечения нельзя применять к больным в России без подобающей проработки.

Многие думают, что для того, чтобы избавиться от химической зависимости, необходимо просто пережить тяжелые состояния абстиненции (ломки, похмелья), и дальше все будет хорошо. Это заблуждение. Абстинентный синдром – это всего лишь вершина айсберга, лишь маленькая часть серьезного заболевания. Сама зависимость развивается годами, и может быть представлена в виде био-психо-социо-духовной модели. Также, существуют факторы, приведшие человека к употреблению наркотиков, и поддерживающие его в употреблении, которые с прекращением абстиненции никуда не исчезают. И это не внешние факторы (ушла жена, умер родственник, никто не любит, лживый, поганый мир, жизнь не удалась…), а внутреннее состояние человека, его способность (а точнее – его неспособность) переживать и проживать проблемы, с которыми он сталкивается в жизни. [2]

Самостоятельно справиться с данной проблемой человек оказывается не в состоянии и постепенно состояние усугубляется и приводит человека к десоциализации, деградации, смерти.

Современный гуманный мир не позволяет власти и окружающим людям спокойно смотреть на гибель личности, поэтому постоянно развивается и совершенствуется помощь этому контингенту граждан.

Разнообразные учреждения и социальные структуры предлагают множество методов избавления от химической зависимости. Все эти методы различаются по эффективности – от вполне надёжных (кодирование, центры реабилитации, полная изоляция от общества в поселениях, группы поддержки, они же «группы Анонимных Алкоголиков» и «Анонимных Наркоманов»), до совершенно неэффективных и даже вредных и опасных (комы, самолечение в виде таблеток, капель, снадобий, заговоры, лечение по фотографии). [2]

Но нельзя не заметить, что помощь, которую оказывают и государственные, и частные организации в России носят достаточно односторонний характер. Их деятельность направлена на снятие абстинентного синдрома и коррекцию личностных особенностей, которые сформировались у людей, страдающих одной из форм зависимости, вследствие длительного злоупотребления психоактивными веществами. То, что называют ресоциализацией, проводимой в условиях реабилитационных центров и/или наркологических диспансеров, таковой в действительности не является.

Анализ данных медицинской статистики наркологических учреждений в России свидетельствует о том, что за последние 5 лет в наркологической службе произошли следующие изменения:

  • уменьшение числа диспансеров, числа наркологов, увеличение коэффициента совместительства у этих специалистов,

  • продолжилось уменьшение коечного фонда наркологических учреждений и продолжительности пребывания больного на койке,

  • число учреждений реабилитационного звена не увеличивается,

  • крайне медленно увеличивается число психологов, специалистов по социальной работе и социальных работников, которые являются кадровой основой реабилитационного процесса. [3]

Эти данные свидетельствуют об ориентации учреждений, оказывающих наркологическую помощь, на устранение острых проявлений заболевания, а также отсутствие тенденций, связанных со становлением реабилитационной помощи больным. Если наметившиеся тенденции сохранятся в дальнейшем, подобные изменения могут негативно отразиться на качестве оказания помощи больным наркологическими расстройствами.

Конечно же, в России уделяется внимание лечению алкоголизма и наркомании, создаются новейшие препараты, разрабатываются современные технологии в сфере компьютерного тестирования и лечения в кабинетах восстановительного лечения (барокамеры, иглорефлексотерапия, лечение сном и прочее). Но именно постстационарному пребыванию уделяется крайне мало внимания.

На сегодняшний момент программа под названием «12 шагов» во всем мире является наиболее известной для реабилитации и лечения людей с самыми разнообразными формами зависимости.

Но именно она, одна из самых известных форм, столь эффективная в мире, на практике в России в чистом виде не применима. Основной причиной становится внутриличностный конфликт, который возникает у каждого больного, вследствие того, что программа требует у него отказаться от себя как личности. Признать наличие болезни – это то, что необходимо, но полный отказ от себя приводит к уничтожению личности как таковой. Так же следует отметить, что во всех терапевтических сообществах не соблюдается принцип самоуправ­ления выборным советом. В результате значительно ограничивается кол­лективная и личная социальная активность больных, не создаются усло­вия, способствующие формированию таких личностных качеств, как самостоятельность, ответственность, социальная активность, умение преодолевать социально-бытовые проблемы, рассчитывать на самого себя, верить в себя и пр. У таких реабилитируемых лиц формируется болезненная зависимость от реабилитационного учреждения (своеобраз­ный реабилитаголизм – госпитализм). Определенное количество боль­ных уже сейчас становятся постоянными жителями терапевтических сообществ или общин, кото­рые в свою очередь постепенно превращаются в своеобразные трудовые поселения для социально дезадаптированных граждан. [6]

Таким образом, большая часть современных программ реабилитации нуждаются в коррекции. Важно не просто понять, что работа должна быть эффективной, важно сделать ее таковой.

Необходимо, чтобы реабилитационное пространство в России представляло собой интегральное взаимодействие учреждений, служб, ведомственных структур, общественных инициатив и организаций, принимающих участие в профилактике социальной дезадаптации зависимых от психоактивных веществ лиц и в их ресоциализации. Цель создания реабилитационного пространства заключается в позитивной социализации несовершеннолетних и реадаптации взрослых лиц, зависимых от психоактивных веществ. Основные принципы его функционирования включают целостность и систем­ность усилий, клиентоцентризм, начиная от самого пациента, его семьи вплоть до законодательства и государственной социальной политики. При этом важно учитывать уровень развития оказания помощи и наркологическую ситуацию в регионе, а так же степень развития служб.

Согласно Приказа Министерства здравоохранения от 22.10.2003 №500 Об ут­верждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркома­нией», важно создать модель комплексной гуманистической программы реабилитации, которая базируется на основных концепциях реабилитации и лечения, реабилитационного потенциала больных, реабилита­ционной среды и реабилитационного пространства. В работе должны участвовать медицинские, социальные работники, психологи и прочие структуры. Необходимо совместное взаимодействие с органами власти, духовенством и образовательными учреждениями. Многое зависит от тяжести аддиктивного расстройства, уровня реабилитационного потенциала, системы противорецидивной поддержки и социальной среды, в которой оказываются больные после выписки из реабилитационного учреждения.

Общество (государство) заботясь о выравнивании возможностей индивидов в их социальной адаптации (ресоциализации), организует деятельность различных институтов ресоциализации, обладающих для этого соответствующими кадрами и материальной базой. Увеличение финансирования приведет к расширению баз, где будут проводиться ресоциализационные мероприятия, совершенствованию кадров и, соответственно, улучшению качества оказываемой помощи.

И снова необходимо учитывать место нахождения центра, наркологическую ситуацию в регионе и возможности медицинских учреждений, занимающихся лечением зависимых от алкоголя и наркотических веществ в данной местности. Это будет способствовать созданию максимально эффективных центров ресоциализации.

Чтобы иметь возможность учитывать все факторы, необходимо проведение бесед (анкетирования) специалистов медицинских учреждений. По результатам проведенного исследования станут известны возможности лечебного учреждения, то есть до какой стадии ресоциализации, согласно Приказа Министерства здравоохранения от 22.10.2003 №500 Об ут­верждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркома­нией», могут содержаться больные разными формами зависимости и будут составлены соответствующие программы реабилитации (ресоциализации) больных и предложены дальнейшие рекомендации.

Так почему так важно знать мнение специалистов, работающих в учреждениях здравоохранения (врачей психиатров-наркологов и медицинских психологов)? Почему именно они являются определяющим звеном при разработке программ ресоциалзации больных разными формами зависимости? Потому, что лишь достоверно определив реабилитационный потенциал больных различными формами зависимости можно научить их управляться с болезнью и провести эффективные мероприятия по возвращению им способности адаптироваться в социуме. И именно указанные выше специалисты могут провести подобное исследование, опираясь на знания и опыт работы с данной категорией граждан, и создать полноценную программу ресоциализации с учетом всех перечисленных ранее факторов.


Литература:

  1. http://alcoholizm.ru/alkogolizm-v-rossii/

  2. http://ru.wikipedia.org/wiki/Ресоциализация

  3. http://vred-zhizni.3dn.ru/index/istorija_narkotikov/0-37

  4. Алкоголизм. Хитрости и тонкости, под ред. А.В. Стрекалов, М., БУК-Пресс, 2006, 347 с.

  5. Иванова Ева Как помочь наркоману, СПб, Невский диалект, 2001, 144 с.

  6. Дудко Т.Н. Системный подход при оказании реабилитационной помощи лицам с аддиктивными расстройствами // Вопросы наркологии, 2008 № 3, стр. 80 – 92

  7. Приказ МЗ РФ № 500 от 22 октября 2003 г. об утверждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркоманией (z50.3)»

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle