Библиографическое описание:

Стрекалева А. А. Добросовестность: понятие и применение в гражданском праве // Молодой ученый. — 2012. — №1. Т.2. — С. 43-46.

Современные исследования отечест­венной цивилистики характеризуются повышенным вниманием к основопола­гающим понятиям, составляющим базовые теоретические и методологические постулаты как общеправовых (философия права, теория права), так и отрасле­вых дисциплин (гражданское право, предпринимательское право, международное частное право и пр.). Одним из таких понятий, традиционно связанным как с частным, так и с публичным правом, и является понятие добросовестности.

С древних времен в гражданском праве добросовестность рассматривает­ся в качестве одного из пределов осуществления гражданских прав, соответст­венно поднимается вопрос о новом проявлении принципа добросовестности, действие которого касается как осуществления прав, так и исполнения обязан­ностей субъектами гражданского права [1].

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, подготовленной на основании Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации", отмечается, что "развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей". С этой целью предлагается введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права [2]. Этот момент имеет ключевое значение для нашего гражданского законодательства, гражданского права. В статье 1 ГК РФ отображены основные принципы гражданского права, основные положения, которые пронизывают весь ГК РФ. Это такие принципы, как равенство субъектов, неприкосновенность собственности, право на собственность, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства в частные дела, необходимость обеспечения реализации гражданских прав, защита гражданских прав и т.д. Эти принципы зафиксированы и реализуются, но практика показала, что один из общеправовых принципов был незаслуженно забыт - это принцип взаимной добросовестности участников гражданских отношений. Этот принцип является одним из ведущих принципов гражданского законодательства всех стран мира, и не только гражданского, но и того, которое называется предпринимательским правом. В практике применения гражданского законодательства за рубежом суды неуклонно следуют этому принципу, принципу оценки поведения сторон с точки зрения их добросовестности по отношению друг к другу. Когда этот принцип будет введен в ГК РФ, он будет не просто моральным требованием, он будет юридическим требованием. Это будет юридическая платформа, с которой будет оцениваться поведение сторон по отношению друг к другу. Это сориентирует и самих участников отношений и суды при разрешении споров[3], ведь никакое решение отдельного судьи, как бы удачно оно ни оказалось, не будет иметь того авторитета, каким обладала бы норма, установленная законом [4].

По мнению И.В. Дойникова, разработка национально ориентированного и эффективного гражданского и предпринимательского (хозяйственного) законодательства невозможно без закрепления в конституции основополагающих принципов восстановления суверенитета страны, социальной направленности экономики, плюралистической модели собственности, стратегического планирования как метода управления экономикой, а также национально ориентированных форм хозяйствования (коллективных форм хозяйствования) - трудовых коллективов – как основы производственной демократии, сельскохозяйственной кооперации, хозрасчета как метода хозяйствования в госсекторе экономики и т. д. [5] Большинство перечисленных принципов несет в себе добросовестность как базис.

Таким образом, одним из вызовов современной системе гражданского права можно назвать определение и нормативное закрепление принципа добросовестности в качестве критерия оценки и правомерности осуществления действий.

Понятие добросовестности, имеющее в качестве своих составляющих две основные категории философии (добро и совесть), неизбежно несет на себе отпечаток их многогранных значений [6].

В.Е. Жеребкин считает понятие добросовестности – понятием с открытой структурой, все признаки которого перечислить невозможно, так как можно всегда добавить еще один признак. Таким образом, задача правоприменителя – определить, в каких признаках можно мыслить понятие, на основе каких критериев конкретное деяние включено в то множество, отражаемое оценочным понятием [7].

Для того чтобы приблизиться к определению добросовестности в юридическом смысле автор считает необходимым раскрыть общепринятый смысл данного понятия. С этимологической точки зрения «добросовестность» предполагает наличие у субъекта «доброй совести». Совесть - это «чувст­во нравственной ответственности за своё поведение перед окружающими людьми, обществом», «способность оценивать свои поступки с точки зрения соответствия их этическому идеалу» [8], при этом это «нравственное знание того, что хорошо и плохо, справедливо и несправедливо» [9]. В словарях русского языка можно найти определение «добросовестный» как "честно, старательно исполняющий свои обязанности, обязательства" [10] либо «правдивый, великодушный, че­стный» [11]. Исходя из данных определений, добросовестный субъект общественных отношений представляет собой честного и способного отвечать по своим обязательствам участника.

Как пишет С.А. Иванова, "добросовестность - это составляющая (грань) принципа социальной справедливости, которыми последний, однако, не исчерпывается. Нормы объективного права описывают поведение эталонных (средних) людей, способных осознавать определенный объем причинно-следственных связей окружающего мира, в том числе и границы чужих интересов. Отсюда можно вывести правило: каждый вменяемый человек, совершая любое действие, не должен нарушать справедливую границу интересов других лиц и всего общества" [12]. Исходя из этого, добросовестность можно связать с субъективной стороной общественных отношений.

Однако добросовестность в цивилистическом смысле не стоит отождествлять исключительно с порядочностью и честностью – этого мнения придерживался Л.И. Петражицкий. Он говорил, что порядочность субъекта не исчезает с предъявлением к нему иска об истребовании вещи, и нет ничего непорядочного в том, что недобросовестный владелец продолжает использовать истребуемое имущество и не уступает его тому, кто еще не доказал свое право собственности на вещь. В этом случае уместнее использовать более простое и ясное понятие: незнание и знание (о не­правомерности поведения субъекта) [13]. Так, Г.Н. Амфитеатров назвал добросовестность извинительным заблуждением о правомерности его поведения, которое в результате всегда нарушает права собственника, по­этому наделение этого заблуждения положительными свойствами и качества­ми недопустимо [14]. Примером вышеуказанному может служить дело, по которому арбитражный суд отказал в признании всей сделки недействительной, обосновав это, в частности, необходимостью обеспечения баланса прав и законных интересов всех дольщиков, требований добросовестности, разумности и справедливости [15].

Тем не менее, понятие морали как категории нравственной не стоит исключать из описания добросовестности. Например, В.П. Грибанов, рассуждая о добросовестности, говорит, что этот термин в буквальном его значении выра­жает обязанность, соблюдения правил морального порядка [16].

Все обозначенные суждения приводят к тому, что добросовестному субъекту как участнику гражданского оборота присущи осторожность, предусмотрительность и при этом порядочность при осуществлении тех или иных действий. Наряду с этим добросовестность является оценочным понятием, позволяющим участникам гражданского оборота регулировать свои взаимоотношения, а суду - решать спор с учетом конкретной ситуации.

Как писал И.Б. Новицкий, "учет в правоприменительной деятельности принципа добросовестности означает необходимость поиска компромисса между интересами всех участников того или иного гражданского правоотношения, а также их соотнесение с интересами общества в целом [17].

Добросовестность устанавливается в ряде норм в качестве критерия правомерности осуществления действий. Так, согласно п. 1 ст. 71 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно [18].

Тем не менее, положение п. 3 ст. 10 ГК РФ, согласно которому лишь "в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются" [19] некоторым образом ставит под сомнение значение добросовестности. Однако, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16 декабря 2008 г. N 12465/08 указывается, что "при осуществлении гражданских прав законодательством презюмируются разумность и добросовестность участников гражданского оборота, а также запрет на злоупотребление своими правами" [20]. Это вызывает противоречия в правоприменительной деятельности. Но анализ законодательства и судебной практики показал, что добросовестность все же является всеобъемлющим принципом. Например, согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 N 12771/10 по делу N А40-111798/09-57-539 о взыскании убытков, причиненных действиями ответчика по заключению сделок, противоречащих интересам истца, и бездействием, выразившимся в незаключении от имени истца сделок, которые соответствовали бы интересам истца, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как при рассмотрении спора судом не дана оценка действиям ответчика с точки зрения добросовестного и разумного осуществления прав и исполнения обязанностей, не исследованы доказательства [21]. А в соответствии с Постановлением ФАС Поволжского округа от 08.11.2011 по делу N А12-24521/2010 требование о признании недействительным решения налогового органа удовлетворено в части, поскольку налоговым органом не было установлено ни одно из обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика, и не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии признаков недобросовестности в действиях самого заявителя, а также признаков согласованности его действий и действий его контрагентов по уклонению от уплаты налогов [22].

Подводя итог, можно выделить следующее. Определение и нормативное закрепление принципа добросовестности является одной из задач при реформировании системы российского гражданского права, наряду с этим возникает необходимость выявления противоречий в правовых нормах и приведения их (норм) к единому пониманию.

Добросовестность связана прежде всего с субъективной стороной общественных отношений. При этом добросовестность в обыденном смысле не тождественна юридическому понятию. Добросовестному субъекту как участнику гражданского оборота присущи осторожность, предусмотрительность и при этом порядочность при осуществлении тех или иных действий.

Добросовестность является оценочным понятием, позволяющим участникам гражданского оборота регулировать свои взаимоотношения, а суду - решать спор с учетом конкретной ситуации.


Литература:

  1. Новикова Т.В. Понятие добросовестности в российском гражданском праве / Дисс… канд. юрид. наук. – Краснодар, 2008. – С. 32

  2. Вестник ВАС РФ. 2009. N 11

  3. Концепция развития гражданского законодательства: интернет-конференция с Советником Президента Российской Федерации Яковлевым В.Ф. [Электронный ресурс]// ИА ГАРАНТ - 2010. – 30 марта

  4. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 103-104

  5. Дойников И.В. О необходимости формирования правовой доктрины постреформенной модели хозяйствования: тезисы выступления на конференции – М.: 2011

  6. Вердиян Г.В. Понятие добросовестности в системе принципов гражданского права и основных начал гражданского законодательства.// Образование и право – сентябрь 2011. № 9

  7. Жеребкин В.Е. Логический анализ понятий права. Киев: Вища школа, 1976. С. 138

  8. Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 ООО слов и фразеологических выражений. М.: Азбуковник, 1999. С. 741.

  9. Краткая российская энциклопедия: В 3 т. Т.З. Р-Я. М.: Большая российская энцикло­педия. 2003, С. 229

  10. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. Изд. 18-е. М.: Русский язык, 1986. С. 145.; Словарь русского языка / Под ред. проф. А. П. Евгеньева. 4-е изд-е.. М.: Русский язык, Т. 1. А-Й. 1999. С. 410

  11. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х т. Т.1. А-3. М.: Рус. яз., 1989. С. 445

  12. Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости, разумности и добросовестности в обязательственном праве // Законодательство и экономика. 2005. N 4

  13. Петражицкий Л. И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права – М.: Статут, 2002 - С. 131

  14. Амфитеатров Г. Н. Вопросы виндикации в советском праве // Советское государство и пра­во. 1941. №2. С. 47

  15. Определение ВАС РФ от 30 марта 2009 г. N ВАС-3170/09 по делу№ А73-9464/2007-72 / СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – 2009

  16. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд.2-е, стереотип.- М.: Статут, 2001. С. 209

  17. Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. N 1(6). С. 124

  18. Собрание законодательства Российской Федерации - 1996. N 1. Ст. 1

  19. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: принят ГД ФС РФ 21 октября 1994 г.: в ред. Федерального закона от 6 апреля 2011 N 65-ФЗ // Собр. законодательства РФ. – 2011. - № 52 (1 ч.). – п. 3 ст. 10

  20. Постановление Президиума ВАС РФ от 16 декабря 2008 г. N 12465/08 / СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – 2009

  21. Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 N 12771/10 по делу N А40-111798/09-57-539/ СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – 2011

  22. Постановлением ФАС Поволжского округа от 08.11.2011 по делу N А12-24521/2010/ СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – 2011.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle