Автор: Бокарева Евгения Александровна

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Опубликовано в

VI международная научная конференция «Юридические науки: проблемы и перспективы» (Казань, октябрь 2017)

Дата публикации: 03.09.2017

Статья просмотрена: 20 раз

Библиографическое описание:

Бокарева Е. А. Реализация принципа добросовестности в корпоративных отношениях [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 33-35.



Закон об Акционерных обществах (далее — Закон об АО) устанавливает требование, согласно которому члены совета директоров, единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно [1].

Законы о хозяйственных обществах устанавливают лишь общую обязанность действовать добросовестно и разумно, не перечисляя конкретные требования или запреты. То есть нарушение этой обязанности само по себе является достаточным для признания действий противоправными, дополнительное указание на нарушение конкретных положений закона или иных нормативных правовых актов не требуется.

Г. Ф. Шершеневич отмечал, «как уполномоченные, члены правления подлежат ответственности за все совершенное ими вопреки закону, уставу и постановлениям общего собрания. Однако ответственность их не может ограничиться уклонением от данных им инструкций. Они стоят во главе торгового предприятия, управляют им на самых широких основах полномочия, и потому они не могут быть освобождены от ответственности за вред, причиняемый ими товариществу своим небрежным, невнимательным отношением к его делам» [2].

В последнее время российские суды все более активно рассматривают нарушение обязанностей действовать добросовестно и разумно в интересах общества в качестве достаточного основания для привлечения членов органов управления к ответственности.

В частности, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, отменяя судебные акты нижестоящих судов, выразил следующую позицию: «Совершение названных действий свидетельствует о нарушении ответчиком предусмотренной пунктом 3 статьи 53 ГК РФ и пунктом 1 статьи 71 Закона об АО обязанности действовать разумно и добросовестно в интересах общества. В связи с этим у судов отсутствовали основания для вывода о том, что истец не указал на нарушения конкретных положений закона или иных нормативных актов» [3].

Действительно, говорить о нарушении конкретных обязанностей руководителем организации, в принципе, невозможно, поскольку российские законы о хозяйственных обществах не пошли по пути перечисления конкретных обязанностей членов органов управления, указывая лишь на общую обязанность действовать добросовестно и разумно в интересах общества.

Таким образом, разумность и добросовестность действий руководителя является оценочной категорией и устанавливается судом каждый раз при рассмотрении конкретного дела.

В судебной практике был достаточно интересный случай [4], участники общества (занимающегося лесозаготовительной деятельностью) предъявили иск к директору о взыскании убытков. В ходе проверки было установлено, что при осуществлении лесозаготовительной деятельности лесопользователем допущено нарушение требований лесного законодательства, выраженное в захламлении мест рубок.

Вследствие чего, министерство природных ресурсов и экологии субъекта предъявило иск о взыскании в доход федерального бюджета определенной суммы ущерба, причиненного государственному лесному фонду, вследствие нарушения лесного законодательства, иск удовлетворили.

Материалы дела свидетельствовали о том, что директор был уведомлен письменным извещением о проведении осмотра мест рубок. Более того, именно он присутствовал при осмотре мест рубок (мест заготовки древесины) и натурного осмотра лесного участка и при сообщении о нарушениях требований лесного законодательства, при этом он подписал указанные документы без возражений. На общество была возложена обязанность по очистке указанных лесосек, однако очистка мест рубок не была произведена.

Ссылаясь на то, что по вине директора обществу были причинены убытки в виде взысканного ущерба, истцы (участники общества) обратились в Арбитражный суд субъекта с иском.

Иск был удовлетворен, однако ответчик (директор) не согласился с решением суда, обратился в Арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт. Его основными доводами было то, что истцом не доказано наличие у общества убытков в виде реального ущерба, несвоевременная уборка мест рубок не выходит за пределы обычного предпринимательского риска; доказательства, которые достаточно и достоверно свидетельствовали о недобросовестности и неразумности поведения ответчика, в материалах дела отсутствуют; ссылка суда первой инстанции на судебный акт по делу о взыскании ущерба в доход федерального бюджета не могут являться доказательством, подтверждающим факт причинения убытков.

Апелляционная инстанция отказала в удовлетворении жалобы, оставила решение первой инстанции без изменений. Суд указал на то, что истец доказал наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и противоправности действий (бездействия) директора общества, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица, и, как следствие, причинной связи между действиями (бездействием) ответчика и привлечением общества к ответственности.

Судом было учтено, что недобросовестность действий (бездействия) ответчика выражается в непринятии им, как руководителем текущей деятельностью общества, объективно возможных и достаточных мер по устранению или недопущению отрицательного результата — взыскания с общества указанных убытков в результате неисполнения условий договора аренды лесных участков, а также требований действующего законодательства. Противоправность действий ответчика заключается в нарушении им норм корпоративного и лесного законодательства. Материалами дела было подтверждено, что общество в лице ответчика в нарушение договора и закона не производило очистку мест рубки древесины. При этом с учетом обстоятельств конкретного дела ответчик мог и должен был принять возможные и достаточные меры по соблюдению требований договора и действующего законодательства в целях недопущения привлечения общества к ответственности в виде взыскания убытков в федеральный бюджет. Противоправность действий общества в лице директора по нарушению природоохранного законодательства документально подтверждена решением суда. Доказанность противоправности бездействия ответчика свидетельствует о недобросовестности бездействия директора общества и, соответственно, о наличии его вины.

Вместе с тем, дела о взыскании убытков с органов управления обществом имеют ряд особенностей. Недобросовестность действий (бездействий) органов юридического лица является основанием для привлечения к ответственности в случае причинения убытков юридическому лицу. Недобросовестные действия являются виновными.

Вина, в данном случае, рассматривается как непринятие объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации. Вина, как элемент состава правонарушения, при оценке действий (бездействий)органов юридического лица отдельно не доказывается, поскольку подразумевается при доказанности недобросовестности действий (бездействия) органов юридического лица. И, как указывалось выше, добросовестность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе, в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством.

Письмом Центрального Банка Российской Федерации от 10.04.2014 N 06–52/2463 «О Кодексе корпоративного управления», введены дополнительные критерии добросовестности и разумности (помимо отсутствия личной заинтересованности, действий в интересах общества, проявления осмотрительности и заботливости которые следует ожидать от хорошего руководителя в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах): принятие решений с учетом всей имеющейся информации, в отсутствие конфликта интересов, с учетом равного отношения к акционерам общества, в рамках обычного предпринимательского риска (пункт 2.6.1), стремление добиваться устойчивого и успешного развития общества (пункт 126) [5].

Любая предпринимательская деятельность, так или иначе, связана с возможностью несения потерь, убытков — как прямых, так и в виде неполученной прибыли. Эти потери могут зависеть от поведения контрагентов, изменения конъюнктуры рынка, от более фундаментальных проблем и иных причин. Для любого предпринимателя важно оценивать уровень, потенциал угроз, потенциал риска. Предпринимательский риск, как правовое явление, представляет собой допускаемую предпринимателем при принятии решений вероятность возникновения неблагоприятных последствий в его имущественной сфере, явившихся результатом случайных обстоятельств, собственных невиновных действий и невиновных действий его контрагентов.

Не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе, совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно.

Таким образом, условно, можно выделить следующие критерии добросовестности лица, входящего в состав органов:

  1. Действия в интересах общества (при отсутствии личной заинтересованности);
  2. Принятие всех достаточных и необходимых мер при исполнении обязанностей для достижения главной цели юридического лица;
  3. принятие решений с учетом всей имеющейся информации, вотсутствие конфликта интересов, в рамках обычного предпринимательского риска;
  4. стремление добиваться устойчивого и успешного развития общества.

Литература:

  1. Федеральный закон «Об Акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016 г.) // СЗ РФ. — 1996. — № 1. Ст.1
  2. Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. М.,2003, Т.1: Введение, торговые деятели, С.425
  3. Постановление Президиума ВАС РФ от 8 февраля 2011 года № 12771/10 по делу № А40–111798/09–57–539// [Электронный ресурс]. — URL: http: http://www.arbitr.ru/bras.net/f.aspx?id_casedoc=1_1_1cb07818–5ac2–4534–965b-85b2222d4077(дата обращения 25.05.2017)
  4. Постановление Третьего Арбитражного Апелляционного суда от 28 апреля 2017 г. по делу А33–23957/2016// [Электронный ресурс]. — URL http://3aas.arbitr.ru/?page=173 (дата обращения 27.08.2017)
  5. Письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. N 06–52/2463 «О Кодексе корпоративного управления»// Вестник Банка России от 18 апреля 2014 г. N 40
Основные термины (генерируются автоматически): юридического лица, интересах общества, мест рубок, органов юридического лица, обычного предпринимательского риска, лесного законодательства, успешного развития общества, взыскании убытков, директора общества, требований лесного законодательства, участники общества, причинения убытков, конкретных положений закона, рамках обычного предпринимательского, общества указанных убытков, бездействия директора общества, доход федерального бюджета, Противоправность действий общества, органов управления, единоличный исполнительный орган.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос