Библиографическое описание:

Барабанов Р. Е. Особенности экономического развития социалистического общества в условиях эпохи сталинизма // Молодой ученый. — 2011. — №12. Т.2. — С. 26-30.

  1. Введение.

За 30 лет после смерти Сталина, «социалистическая экономика» была стремительно доведена до полного состояния коллапса. Экономика Сталина, сумевшая выстоять в войне против всей Европы, за 30 лет при Хрущёве и Брежневе, опустилась до состояния сырьевого придатка Запада. К этому времени, чтобы скрыть свою деятельность по разрушению сталинского хозяйства (а высшее руководство в отличии Хрущева и Брежнева прекрасно понимало, что оно вытворяет и куда тащит социалистическую экономическую модель), придумали замечательную легенду о том, что в той же Войне советский народ побеждал, прежде всего, из-за «чуткого руководства Коммунистической Партии, а не благодаря более эффективной экономики, работавшей на благо всех граждан страны. Вот тут и началось оплевывание той самой «сталинской», «социалистической», «командно-административной», да ещё и «плановой» экономики. В представленной работе хотелось бы коснуться и с глубочайшим осознанием затронуть многие вопросы, касающиеся сталинской экономики.

  1. К вопросу о характере экономических законов при социализме.

Товарищ Сталин в своих доктринах излагал мысли, касающиеся противоборства концептуальных вопросов о законах экономики и марксистско-ленинистского воспитания новых трудовых кадров. Он пытался отразить принципы различного рода путей развития политико-экономических связей в период зарождения принципиально нового экономического строя. На первый взгляд влияние рабочего класса на политическую обстановку в стране кажется не столь значительным, как это оказывается на самом деле. В ряду торгово-значимых экономических действий развитие и обучение новых специализированных кадров является принципиально модернизирующим витком в структуре пятилетнего плана страны.

Основываясь на представленной работе Товарища Сталина не сложно сделать вывод об объективности законов, отражающих экономическое положение в жизни страны. На пути социалистического развития необходимо выделить несколько основных этапов торгово-экономического роста: ограничение сферы действия тех или иных экономических законов; обеспечение достаточного марксистского воспитания молодых кадров; систематическое повторение так называемых "общественных" истин в ряду формирования классово-трудовой принадлежности.

Взгляды Энгельса на вопрос экономического развития носят весьма условный характер. Это объясняется его работой, которая носит название «Анти-Дюринг». Товарищ Сталин объясняет основные положения данной работы так: «Как видно, формула Энгельса говорит отнюдь не в пользу тех, которые думают, что можно уничтожить при социализме существующие экономические законы и создать новые. Наоборот, она требует не уничтожения, а познания экономических законов и умелого их применения».

Важно отметить, что Товарищ Сталин не считал нужным отвести «особую» роль Советской власти в деле построения социализма, так как она якобы дает ей возможность уничтожить существующие законы экономического развития и "формировать" новые.

Наряду с этим «особая» роль Советской власти объясняется двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякого рода эксплуатацию; во-вторых, тем, что ввиду отсутствия в стране каких-либо готовых задатков социалистического хозяйства, она должна была создать на неосвоенном месте новые, социалистические формы хозяйства.

  1. К вопросу о товарном производстве при социализме.

Товарное производство при Сталине набирало обороты, соответствующие прогрессу индустриального общества. Необходимой частью развития аграрно-промышленного сектора являлось накопление и реализация полученных в ходе товарного производства знаний и умений. Конкурентоспособность в экономике Советского Союза играла одну из важнейших ролей в определении единства производственного сектора. Вся производительная структура была полностью монополизирована.

Товарооборот в своей общей ходовой части приходился большей частью исключительно на долю рабочего населения. Шло развитие внутри торговых отношений. Крайней точкой рыночного развития являлось товарное производство, главной целью которого в совокупности своей было освоение новых приемов и методов, наряду с отказом от старых идеалов.

На фоне развивающихся производственных сил потребность в ликвидации товарных форм производства является нецелесообразной. Исходя из этого вполне вероятно предположить, что капиталистическое производство не должно и не имеет право смешиваться с товарным. Немалую толику во всем этом играет фоновое значение борьбы новых понятий товаропроизводства со старыми положениями вещей в социалистической стране. Советский Союз в экономическом контексте мог терпеть это несоответствие до известного времени, но очевидно в конце 40-ых – начале 50-ых гг. пришло время, когда руководство страны должно было, наконец, ликвидировать это несоответствие.

Следовательно, товарное производство социалистического государства представляет собой не обычное товарное производство, а товарное производство весьма особого рода, то есть товарное производство без капиталистов, которое имеет дело в основном с товарами объединенных социалистических производителей. Важно, что сфера действия такой модели производства в совокупности ограничена предметами личного потребления.

  1. К вопросу о законе стоимости при социализме.

При изучении критериев, которые контролировали всю торгово-реализационную сферу социалистического общества сталинского времени, необходимо отметить жесткий подход к удержанию баланса в области товарного обращения через куплю-продажу. Но здесь необходимо подчеркнуть, что действия закона стоимости не ограничивались исключительно сферой товарного обращения. Они распространялись также и на производство. Правда, закон стоимости не имел регулирующего значения в тогда существующем социалистическом производстве, но он все же воздействовал на производство, и этого нельзя не учитывать при изучении путей руководства производством. Это обстоятельство воспитывало наших коммунистических хозяйственников в духе рационального ведения производства и оказывало дисциплинирующее воздействие на них. Положительной стороной являлось и то, что наши хозяйственники стали считать производственные величины, считать их точно и так же точно учитывать реальные вещи в производстве. Отрицательная сторона данного явления заключается в том, что наши социалистические хозяйственники и плановики, за немногими исключениями, плохо были знакомы с действиями закона стоимости, не изучали их и не умели учитывать их в своих расчетах. Этим собственно и объясняется та неразбериха, которая царила в СССР в вопросе о политике цен.

Ценовое регулирование при Сталине было поставлено в определенные рамки, которые оказывали влияние на определение политики торгово-экономических отношений в стране. Важно отметить, что отсутствие частной собственности на средства производства и обобществлении этих средств производства как в городе, так и в деревне, не могут не ограничивать сферу действия закона стоимости и степень его воздействия на производственную сферу. Как говорил сам товарищ Сталин: «Этим, собственно, и объясняется тот "поразительный" факт, что, несмотря на непрерывный и бурный рост нашего социалистического производства, закон стоимости не ведет нас к кризисам перепроизводства, тогда как тот же закон стоимости, имеющий широкую сферу действия при капитализме, несмотря на низкие темпы роста производства в капиталистических странах, - ведет к периодическим кризисам перепроизводства.

Стоимость, как закон стоимости, есть историческая категория, связанная с существованием товарного производства. С исчезновением товарного производства исчезнут и стоимость с ее формами, и закон стоимости».

Развитие производства, тяжелой и легкой промышленности в условиях социализма наглядно показал, что закон стоимости не может и не должен быть ведущим рычагом, своеобразным "регулятором пропорций" в деле распределения труда между различными отраслями производства и производственного хозяйства.

  1. К вопросу об уничтожении противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, а так же к вопросу о ликвидации различий между ними.

В социалистическом обществе одной из первых задач, которую необходимо было решить товарищу Сталину, являлась проблема уничтожения границ между промышленными городами и рабочими деревнями, которые являлись рычагом экономического развития СССР. Крестьянство относилось к урбанизированным городам предвзято, что непосредственно провоцировало между ними конфликты. При этом важно отметить тот неопровержимый факт эксплуатации городами деревень на благо собственного экономического развития. Поэтому противоположность между городом и деревней при капитализме нужно рассматривать как противоположность интересов. На этой почве возникло враждебное отношение деревни к городу и вообще к "городским людям".

Безусловно, социалистическая модель экономического развития не могла и не должна была допустить этой пропасти между городом и деревней. Несомненно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации, с укреплением социалистического строя в коммунистической стране должна была исчезнуть и противоположность интересов между городом и деревней как таковой, между промышленностью (легкой и тяжелой) и сельским хозяйством. Собственно, именно так все и произошло с течением времени. Немаловажную роль в этом сыграла идеологическая система того времени. Огромная помощь советскому крестьянству со стороны социалистического города, со стороны урбанизированного рабочего класса, оказанная в деле ликвидации помещиков и кулачества, укрепила твердую почву для союза рабочего класса и крестьянства, а систематическое снабжение крестьянства и его колхозов первоклассными машинизированными устройствами превратило союз рабочего класса и крестьянства в дружбу между ними. Конечно, рабочее и колхозное крестьянство на тот момент составляло все те же два класса, отличающиеся друг от друга по своему социальному положению. Но это различие ни в коей мере не ослабило и не разорвало крепкой дружеской связи. Наоборот, их интересы лежали в одной плоскости, на одной линии укрепления социалистического строя и победы коммунизма. Не удивительно поэтому, что от былого недоверия, а тем более ненависти деревни к городу не осталось и следа. Все это, повторяясь еще раз, было закреплено идеологически.

Нестертой к моменту начала пятой пятилетки была разница между физическим и умственным трудом рабочего населения и просветительского населения. По словам самого Сталина объясняется это главным образом тем, что «культурно-технический уровень рабочих был слишком низок и далеко отставал от уровня технического персонала». Дело, однако, изменилось коренным образом после того, как соцсоревнование приняло в пределах СССР обще-массовый характер. Именно после этого промышленность пошла вперед стремительным темпом. Но вот почему так называемое соцсоревнование приняло в социалистическом обществе столь массовый характер? Потому, что среди рабочих сил нашлись целые группы товарищей, которые не только освоили производственный технический минимум, но пошли дальше, стали в уровень с техническим персоналом, стали поправлять техников инженеров, ломать существующие нормы, как устаревшие, вводить новые, более современные нормы и т.п.

Результатом сего выше описанного процесса было уничтожение капитализма и системы эксплуатации. Вместе с ней как зависимая часть должна была исчезнуть и исчезла противоположность интересов между физическим и умственным трудом рабочего населения. Основой данного явления стало социалистическое общество на базе которого развернулась коммунистическая идеология. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являлись не врагами, а товарищами-друзьями, членами единого производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспевании и развитии производства.

  1. К вопросу о распаде единого мирового рынка и углублении кризиса мировой капиталистической системы.

Прежде, чем говорить о распаде единого мирового рынка и углублении кризиса мировой капиталистической системы, необходимо сделать лирическое отступление и сказать о том, что собой представляла вообще Вторая Мировая война. Бесспорно, это катастрофа вселенского масштаба, своеобразная пандемия, которая затронула 80% на то время существующих государств. Основным эпицентром боевых действий была западная и восточная Европа. Ведущие мировые экономические движки, такие как США, Германия, Англия, Франция, Япония и СССР были втянуты в глубочайшую рыночную яму, выбраться из которой в послевоенный период было весьма проблематично.

Наиболее важным экономическим результатом второй мировой войны и ее хозяйственной части необходимо считать распад единого всеобъемливающего мирового рынка. Это обстоятельство определило дальнейшее усугубление общего кризиса мировой капиталистической системы.

Вторая мировая война сама была в какой-то степени порождением этого кризиса. Каждая из двух капиталистических коалиций, вцепившихся друг в друга во время войны, рассчитывала разбить противника и добиться мирового господства. А как известно, все трофеи достаются победителю. В этом они искали выход из кризиса. Соединенные Штаты Америки рассчитывали вывести из строя наиболее опасных своих конкурентов, Германию и Японию, захватить зарубежные рынки, мировые экономические ресурсы¸ сырьевые ресурсы и добиться мирового господства.

Однако война, к глубочайшему сожалению противоборствующих сил, не оправдала этих надежд. Экономическим результатом существования двух противоположных лагерей в довоенный, военный и послевоенный период явилось то, что единый всеохватывающий мировой рынок распался, в результате чего все мировое сообщество лицезрело теперь два параллельных мировых рынка, также противостоящих друг другу.

  1. К Вопросу о неизбежности войн между капиталистическими странами.

Ранее бытовало распространенное мнение, что противоречия между капитализмом и социализмом сильнее, чем противоречия между капиталистическими странами мира. Гипотетически это, конечно, верно. Значительный оборот данная концепция принимала не только в послевоенное время. Это было верно также перед второй мировой войной. И это в той или иной степени понимали руководители практически всех капиталистических стран. И, как факт, необходимо принять должным то, что все же вторая мировая война началась не с войны нацистской Германии и СССР, а с войны между капиталистическими странами. Почему так произошло? Ответ очевиден и прост: потому, во-первых, что война с СССР, как со страной социализма, опаснее для капитализма и его самоутверждения на мировой арене, чем война между капиталистическими странами, ибо, если война между капиталистическими странами ставит приоритеты только о преобладании таких-то капиталистических стран над другими капиталистическими странами, то война с СССР обязательно должна поставить вопрос о существовании самого капитализма как формы общемирового национального сознания. Потому, во-вторых, что капиталисты, хотя и кричали в целях "пропаганды" об агрессивности социалистического Советского Союза, сами не верили в его агрессивность как таковую, так как они учитывали мирную политику Советского Союза и знали очевидную вещь, что Советский Союз сам без какого-то ни было веского повода не нападет на капиталистические страны востока и запада.

Следовательно, борьба капиталистических стран за рынки и желание утопить своих конкурентов оказались практически сильнее, чем противоречия между лагерем капитализма и лагерем социализма.

Вполне логично предположить и допустить весьма крамольный вариант основной причины борьбы между капиталистическими странами тот, который удовлетворяет следующему положению: в виду определенного стечения обстоятельств, борьба за мир рано или поздно бы развилась в борьбу за социализм, но это явилось бы уже не движением за мир, а движением за свержение капитализма. Собственно, представленная модель развития событий и начала претворяться в жизнь на отрезке послевоенного времени.

  1. К вопросу об основных экономических законах современного капитализма и социализма.

В своей работе «ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР» Сталин участникам дискуссии поставил вопрос об основных экономических законах современного социализма и капитализма. В ходе представленного труда он дал ответ на этот вопрос. Следует заметить, что о социализме в Сталинском понимании, в силу возраста, помнят далеко не все, часть читателей и свидетелей того времени памятует лишь о застойных временах, ну а капитализм можно ощутить всею широтою охвата. Товарищ Сталин пишет: «Существует ли основной экономический закон капитализма? Да, существует. Что это за закон, в чем состоят его характерные черты? Основной экономический закон капитализма - это такой закон, который определяет не какую-либо отдельную сторону или какие-либо отдельные процессы развития капиталистического производства, а все главные стороны и все главные процессы этого развития, - следовательно, определяет существо капиталистического производства, его сущность.»

И еще одно немаловажное примечание. Закономерность - это некая объективная алгоритмика (последовательность), которую вполне возможно описать лексически или каким бы то ни было иным принятым способом, например, математически. Когда речь заходит об экономике, то предполагаешь, что речь пойдет о неких отстраненных закономерностях, коими пролоббировали современные «экономисты» все человеческое сознание. Но что делает Сталин? Он отвечает следующим образом: «Главные черты и требования основного экономического закона современного капитализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимальной капиталистической прибыли путем эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путем закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых стран, наконец, путем войн и милитаризации народного хозяйства, используемых для обеспечения наивысших прибылей.»

Не совсем ожидаемый ответ, вернее: ответ не соответствующий стереотипам восприятия большинства читателей в том числе и советских. Но в чём собственно кроется разгадка? А в том, что Сталин переносит ответ в область нравственности субъектов, общественных отношений. Данная проблема хорошо засвечена в священных писаниях: «глупо полагать, что злые не творят зла». Т.е. человек злонравный наделает дел тёмных. Соответственно, праведный - дел добрых и светлых.

  1. К вопросу о путях улучшения проекта учебника политической экономии.

Понимание необходимости создания учебника политической экономии (экономики) социализма, как в политических, так и в научных кругах пришло не сразу. Прежде всего, долгое время оставался открытым вопрос о "правах гражданства" у политической экономии социализма и социалистического общества, которые длительное время отрицались целыми массами, хотя по существу политико-экономические исследования организации и развития советской экономики и политологии активно велись в течение всего периода после Октябрьской революции и Второй Мировой войны в рамках так называемой теории советского хозяйства. Вплоть до середины, а точнее, конца 30-х годов в самом центре преподавания политической экономии в советских ВУЗах находилась теория капитализма и соответствующего ей общества, причем именно домонополистического капитализма. В 1936 году вышло постановление ЦК ВКП(б) "О перестройке преподавания политической экономии", в котором впервые была определена задача более глубокого изучения экономических проблем империализма и докапиталистических формаций, а также приоритетными ставились включения в общий курс политической экономии специального раздела "Политическая экономия социализма". Именно с этого момента началась работа и над учебником политической экономии, в котором должны быть систематически прослежены исторические ступени развития советского гражданского общества, включая и переход от капитализма к социализму, а также рассмотрена начавшаяся, по мысли авторов указанного постановления, стадия социалистического общества.

При разработке проекта учебника многие советские экономисты сделали ценные критические замечания и внесли ряд полезных предложений по тексту. Эти замечания и предложения авторы учли в последующей работе над учебником, который вышел в свет в 1954-ом году.

Огромное значение для работы над учебником имела организованная Центральным Комитетом Коммунистической партии Советского Союза ноябрьская экономическая дискуссия 1951 г. В ходе этой дискуссии, в которой приняли активное участие сотни советских экономистов, был подвергнут всестороннему критическому разбору представленный авторами проект учебника политической экономии. Выработанные в итоге дискуссии предложения по улучшению проекта учебника явились важным источником для усовершенствования структуры учебника и обогащения его содержания.

  1. Заключение.

На сегодняшний день, как никогда актуален успешный и проверенный годами опыт нашего недавнего прошлого, где, без сомнений, нашлось место и инновациям, и организаторскому творчеству, и управленческому таланту, и высокому уровню производительности труда, поэтому для того, чтобы снова поднять нашу современную державу на столь высокий уровень, как в своих глазах, так и в глазах мировой общественности, произвести «модернизационный прорыв», о котором часто говорится с высоких трибун, стать во главе мировой арены, на практике, во всех сферах жизни общества нужно руководствоваться знаниями былой (но не ушедшей навсегда) экономической теории, предложенной в свое время товарищем Сталиным.


Литература:
  1. И.В.Сталин «Экономические проблемы социализма в СССР», Государственное Издательство Политической Литературы, 1952 год // Участникам экономической дискуссии. Замечания по экономическим вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года.

  2. Материал информационного ресурса НКК "Красная Застава"

  3. Академия Наук СССР, Институт экономики, «Политическая экономия», учебник // Государственное издaтельство политической литературы, Москва - 1954.

  4. Сталинская экономика // Олег Козинкин

  5. И.В. Сталин. Из записи беседы с А. Коллонтай в 1939 году

  6. Алхимов В.Дудинский И. «Распад единого мирового рынка». Изд-во: М., Политическая литература, 1953 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle