Библиографическое описание:

Миланченко А. О. Становление постиндустриального общества в контексте теорий культурогенеза // Молодой ученый. — 2011. — №10. Т.2. — С. 203-205.

Культура, как известно, довольно широкое понятие, имеющее множество значений в современном языке. Чтобы разобраться во всем многообразии данного феномена, необходимо познакомиться с типологическим описанием культуры. Существуют различные варианты типологии данного понятия, в основе которых лежит, например, географический, конфессиональный или языковой принцип. При всем типологическом разнообразии культур, изучаемом культурологией, очень важно учитывать исторические типы культур, которые выделяются применением линейно-прогрессивистской модели мировой истории. Среди теоретического разнообразия исторических типологий наиболее актуальной, на наш взгляд, является теория индустриального и постиндустриального общества. Соответственно можно говорить о трех исторических типах культуры: доиндустриальном, индустриальном и постиндустриальном.

Учитывая проблематику нашего исследования, рассмотрим последнюю стадию данной типологии в рамках важнейшей проблемы культурологии – генезиса культуры. Является ли переход от одной стадии исторического развития культуры к другой (в данном случае от индустриальной к постиндустриальной) генезисом культуры? Если да, то, по каким признакам определить возникновение новых культурных форм? Для начала обратимся к самой теории культурогенеза.

В современной теории культуры существует два основных подхода к определению сущности культурогенеза. В первом случае под генезисом культуры подразумевают «процесс зарождения материальной и духовной культуры человечества, происходящей в тесной связи со становлением и развитием орудий труда и материально-технической деятельности и социальной закономерностей» [3, с. 48]. Иными словами, культурогенез – это однократный процесс зарождения культуры. Во втором случае генезис культуры – это «один из видов социальной и исторической динамики культуры, заключающийся в порождении новых культурных форм и их интеграции в существующие культурные системы, а также в формировании новых культурных систем и конфигураций. Сущность культурогенеза заключается в процессе постоянного самообновления культуры не только методом трансформационной изменчивости уже существующих форм и систем, но и путем возникновения новых феноменов, не существовавших в культуре ранее» [там же, с. 48]. В данном определении культурогенез не является однократным событием происхождения культуры в эпоху первобытной древности человечества, а представляет собой процесс постоянного порождения новых культурных форм и систем.

Итак, рассмотрим наиболее известные теории культурогенеза в трудах зарубежных и отечественных мыслителей. Так, К. Маркс и Ф. Энгельс в своей орудийно-трудовой концепции утверждают, что «труд создал человека и культуру как способ его жизнедеятельности» [4, с. 173].

По мнению американского культуролога Т. Роззака, еще до наступления палеолитической эры господствовала палеотаумическая эра, когда еще не существовало орудий труда, но уже была магия: мистические песнопения, танцы и т.п. [5, с. 18].

Австрийский ученый, основатель психоанализа З. Фрейд в книге «Тотем и табу» раскрывает смысл культурогенеза через первобытную культуру, а именно через систему запретов. Табу – это результат амбивалентности чувств человека, которых нет больше ни у одного живого существа. Табу - не природное, а приобретенное чувство, возникшее, когда пралюди из-за сексуального соперничества убили своего отца, а затем в момент раскаянья поклялись больше не совершать такого. Иными словами возникновение концепта «совесть» и превратило животного в человека, и соответственно привело к возникновению культуры [цит. по 1, с. 139-183].

Нидерландский исследователь культуры Й. Хейзинг утверждает, что животные подобно людям любят играть. Человеческую деятельность, по его мнению, можно представить в виде игры, следовательно, и культура зарождается в игре, носит игровой характер. Но игра появилась раньше культуры и поэтому все ее черты сформировались еще у животных. Игра, по его мнению, это – содержательная функция со многими гранями смысла. Это – заданная величина культуры, сопровождающая и пронизывающая ее с самого начала. Именно в мифе и культе рождаются все движущие силы культурогенеза. Значит, последний связан всегда с функцией живого общения, которая может быть детерминирована только биологически или только этически, это – обыденная жизнь. Следовательно, игра необходима человеку и социуму в силу заключенных в ней смыслов и ценностей. Она появилась раньше, чем труд, так как прежде чем что-то делать, человек в собственном воображении представляет это в виде игры, причем игры, в которой взаимодействуют экономика, политика, быт, нравы, искусство и т.д. [цит. по 6, с. 131].

Еще один известный немецкий философ Э. Кассирер выдвинул свою точку зрения относительно проблемы генезиса культуры в учении о языке, мифе, науке и искусстве как специфических символических формах «Философия символических форм». По мнению ученого, человек – это незавершенное животное, которое несовершенно в своем биологическом естестве, т.к. меньше чем животное приспособлено к жизни в природе, поэтому создание некой искусственной среды вокруг себя необходимо человеку (это проявление определенных защитных механизмов). В результате таких изменений человек выпадает из системы естественных взаимосвязей, что приводит к его первичному отчуждению от мира природы. Ослабленность инстинктов привела в итоге к подсознательному поиску способов выживания, что изменило сами формы жизнедеятельности человека. Культура заменила человеку инстинкты и способствовала созданию мира человека [цит. по 2, с. 91-97].

Таким образом, мы можем выделить пять основные концепции культурогенеза:

  1. Орудийно-трудовая.

  2. Магическая.

  3. Игровая.

  4. Психоаналитическая.

  5. Символическая.

Но все эти концепции относятся к первому определению данного феномена, где культурогенез – это однократный процесс зарождение культуры. Мы же считаем, что данный процесс не является таковым, что зарождение новых культурных форм, приводящих в итоге к возникновению очередного типа культуры, и есть культурогенез. В рамках нашего исследования наибольший интерес представляет теория культурогенеза видного российского культуролога А. Флиера. Он считает, что вся история культуры представляет собой процесс постоянного генезиса. Культура каждого общества может не только один раз зародиться, но и постоянно воспроизводиться. А. Флиер в широком смысле отождествляет культурогенез с историей культуры. По его мнению, генезис культуры отражает ее качественное состояние и процесс формирования ее основных характеристик. Его очередной этап начинается тогда, когда у какой-либо группы людей, оказавшейся на одном культурном пространстве, появляется необходимость в своей особой жизнедеятельности, наиболее адаптированной к конкретным условиям места и времени, по содержанию и формам отличающихся от других такого же рода совокупностей форм бытия, сложившихся у других групп людей в другое время и на другой территории. Заканчивается этот очередной этап культурогенеза тогда, когда эта новая совокупность норм и стандартов деятельности институализируется в данном обществе уже в виде более или менее сбалансированной и отрегулированной системы, что проявляется в нравах и обычаях или выражается в кодифицированных сводах норм, правил, законов и т. п. [7, с. 137].

А. Флиер предлагает свою классификацию типов культурного развития:

1. эколого-генетические культуры, объективной доминантой которых является адаптация к природным условиям существования, а субъективной – абсолютизация генетического аспекта универсума и собственного бытия;

2. историко-идеологические культуры, объективно сконцентрированные на адаптации к историческим условиям существования, а субъективно – на абсолютизации идеологического аспекта общественного бытия;

3. экономико-социальные культуры, объективно адаптирующие общества к условиям, создаваемым инерцией их собственного экономического развития, а субъективно – абсолютизирующие идеи социального блага и его расширенного воспроизводства [там же, с. 139].

По мнению А. Флиера, огромное количество цивилизаций остановились на первой стадии развития, некоторым из них удалось развиться до историко-идеологического типа, и только два «суперцивилизационных комплекса» вступили в третью, экономико-социальную стадию развития культуры. К ним автор относит атлантический комплекс (включающий западноевропейскую, восточноевропейскую, латиноамериканскую и североамериканскую цивилизации) и довольно молодой азиатско-тихоокеанский комплекс (японская, корейская, китайская, индокитайская цивилизации) [там же, с. 139]. Именно эти державы находятся в числе ведущих постиндустриальных цивилизаций.

А. Флиер отмечает, что ни одна из вышеперечисленных цивилизаций не представляет собой в чистом виде идеальной модели культуры, что «каждый из этих стадиальных типов культуры обладает специфическим комплексом норм и стандартов, воплощенных в эмпирики исторического опыта и образа жизни…» [там же, с. 140], но в основе каждого механизма стадиальной эволюции культуры лежат процессы адаптации общества к объективным внешним условиям существования, в данном случае к социальным и экономическим. «На определенном этапе постепенно набирающая силу инерция собственного социально-экономического развития превращается в доминирующий фактор общественного бытия, более значимый, чем объективные природные и исторические условия существования. И в обществе развивается адаптирующая эту новую ситуацию культура экономико-социального типа, ориентированная на массовое потребление лавинообразно нарастающего потока продуктов материального, духовного и информационного производства» [там же, с. 140].

Итак, если мы отождествляем постиндустриальную стадию развития культуры с экономико-социальной стадией А. Флиера, становится понятно, что постиндустриальная культура есть ни что иное как очередная стадия истории культуры, а следовательно и процесса культурогенеза. Процесс адаптации новых культурных форм экономико-социальной стадии А. Флиер связывает с преобладанием идей антропоцентризма. А нам известно, что постиндустриальное общество характеризуется высоким уровнем человеческой свободы и ценностью человеческой индивидуальности, что вполне соответствует принципам экономико-социальной стадии. Принцип «социального блага», по А. Флиеру, становится преобладающим идеологическим обоснованием всех аспектов жизнедеятельности общества. Постиндустриальное общество отличается высоким уровнем благосостояния его граждан. Еще одной общей чертой данных стадий являются нарастающие темпы и масштабы экономического и научно-технического развития общества, которые постепенно превращаются в главный фактор, определяющий условия его социального бытия, а также максимальное использования как человеческих, так и природных ресурсов в рамках осуществления разного рода деятельности. А. Флиер считает, что «в регуляции и организации социальных отношений роль насилия и идеологических установок постепенно понижается и все большую значимость обретают стимулирующие механизмы экономической выгоды, определяющие доступность тех или иных социальных благ, принципы «стоимость-эффективность» и т.п.», что также соответствует теории постиндустриализма [там же, с. 146-147].

Таким образом, изучив наиболее известные теории культурогенеза, и выбрав за образец более актуальную для нашего исследования теорию генезиса культуры А. Флиера, мы пришли к выводу, что культурогенез – это не единократный процесс возникновения культуры, а процесс ее постоянного самообновления. Одной из стадий генезиса культуры, на наш взгляд, является стадия постиндустриального развития общества, которая полностью соответствует экономико-социальной стадии истории культуры (соответственно культурогенеза) А. Флиера по следующим принципам: антропоцентризм, принцип «социального блага», высокий уровень экономического и научно-технического развития общества, максимальное использование человеческих и природных ресурсов, а также принцип экономической выгоды и «стоимость-эффективности».


Литература:
  1. Бородай Ю.М. Психоанализ и массовое искусство/ Массовая культура: иллюзии и действительность. М., 1975.

  2. Гуревич П.С. Эрнст Кассирер: феноменология мифа /Философские науки, 1991, № 7.

  3. Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.,1996.

  4. Mapкс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23.

  5. Роззак Т. Незавершенное животное. Фоспорт эпохи Водолея и эволюция сознания. Человек и общество. - М., 1992. – Вып. 4.

  6. Тавризян Г.М. О. Шпенглер, И. Хейзинга: две концепции кризиса культуры, М., 1989.

  7. Флиер А. Культурогенез в истории культуры // ОНС. - 1995. - №3.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle