Библиографическое описание:

Смесова Е. А. Источники по истории русских духовно-культурных учреждений в Туркестане конец XIX- начало XX вв. // Молодой ученый. — 2011. — №7. Т.2. — С. 44-46.

Одним из важных направлений изучения новой истории Узбекистана является объективное освещение переломного исторического периода, связанного с завоеванием и господством царской России в Средней Азии и системное изучение многоаспектного воздействия колониального режима на общественный строй и жизненный уклад народов края.

Практическая реализация этой задачи видится в обращении к мало изученным проблемам истории. Например, сегодня особую актуальность приобретает потребность в систематизированном изучении и конкретной характеристике духовно-культурных учреждений русского населения, которые сформировались и функционировали на территории Республики Узбекистан на колониальном этапе её истории.

Данная научная проблема еще не становились объектом самостоятельного исследования, но общественная потребность в ее изучении чрезвычайно велика. Она определяется прежде всего тем, что духовно-культурная политика царизма составляла сердцевину стратегии колонизации среднеазиатского региона.

Исследование было возможно лишь на основе всестороннего изучения разных типов источников. Особое место среди них занимают: материалы официального делопроизводства, дневники и мемуары, материалы статистики и прессы.

Подавляющая часть источников относится к первой группе. Она разнообразна по своему характеру и содержанию. Прежде всего, это законодательные акты царского правительства, юридически закреплявшие колониальное положение народов Туркестана. Наиболее полно они отложились в «Полном своде законов Российской империи». Это – комплекс законов, связанный с административными преобразованиями в Туркестане после его завоевания: «Указ Правительствующего Сената об образовании Туркестанской области 1865 г.», «Проект положения об управлении в Семиреченской и Сырдарьинской областях», «Положение об управлении Туркестанским краем 12 июня 1886 г.» и др.

Базисную основу работы составили архивные документы Центрального государственного архива Республики Узбекистан. В частности, в процессе были изучены и привлечены данные из фондов: Канцелярии Туркестанского генерал-губернатора (Ф.И- 1), Управления начальника Зерафшанского округа (Ф. 5), Правлений Сырдарьинской ( Ф.И-17), Самаркандской (Ф.И-18), Ферганской ( Ф.И-19) областей, Управление начальника Скобелевского уезда ( Ф.23), Управление начальника города Ташкента (Ф.36), Управление учебных заведений Туркестанского края (Ф.47), Совет Туркестанского генерал-губернатора ( Ф.717 ), Сырдарьинское попечительство о детских приютах (Ф. 268), Туркестанский комитет попечительства о слепых (Ф. 611). Концентрируя в себе документы, исходящие из правящих институтов империи и краевой администрации, они позволили проследить формирование духовно-культурной политики российского правительства и охарактеризовать деятельность краевых и областных структур по практической реализации этой политики в Туркестанском крае.

Использовались материалы Самарского областного государственного архива Российской Федерации, а именно Екатериновского (Ф. 265) и Воскресенского волостных правлений Самарской губернии (Ф. 335).

Из большого количества архивных материалов была проведена процедура контент анализа, отобраны и проанализированы данные о переселенческой политике властей, в условиях и методах переселения русского населения в Туркестан; изучались журналы заседаний Канцелярии туркестанского генерал-губернатора и областных правлений по проблеме формирования духовно-культурной политики, образования приходов, монастырей, Духовной консистории, строительства храмов и т.д. Проанализированы социальные аспекты, лежащие в основе установления колониальной системы власти. Особое внимание обращено на проведение русской церковью общественно-просветительской и благотворительной деятельности среди русского населения. Осваиваясь на новом месте, русские поселенцы первым делом писали прошения о постройке церкви, о том, чтобы прислали священника, о необходимости заложения храмов.

Источники свидетельствуют о том, что церковь находилась в полной зависимости от государственной системы в материальном и моральном плане. Она была включена в качестве важной детали в механизм русификации Туркестана. Перед духовенством была поставлена задача – добиться в возможно короткие сроки того, чтобы Россия пустила корни в социальную почву Туркестана и навеки закрепилась бы в ней.

Использованные в работе документы о благотворительной деятельности религиозных и светских учреждений можно разделить на следующие группы: организационные документы, распорядительные, учетные, учетно-контрольные и отчетные документы. В первую группу входят Уставы, Положения и правила благотворительных обществ, дающие представление о работе Туркестанского благотворительного общества. Примером распорядительной документации может послужить дело «Об открытии в Ташкенте Туркестанского благотворительного общества», «О принятии в ведомство учреждений императрицы Марии Федоровны Ташкентского детского приюта имени К. П. фон Кауфмана и о личном составе попечительства» [1]

К учетным документам относятся различные расходные книги и журналы, подписные листы на пожертвования, расходные кассовые книги благотворительных обществ. В группу учетно-контрольных документов входят материалы ревизий благотворительных обществ. [2]

Составной частью комплекса источников из группы официального делопроизводства являются отчеты о конкретной деятельности высших чинов администрации и отчеты различных государственных учреждений, отчеты и обзоры областных правлений,[3] опубликованные сборники документов и отчёты официальных ревизий Туркестанского генерал-губернаторства.[4]

Отчеты сенаторов Российской империи Ф. К. Гирса (1882) и К. К. Палена (1908) дают обширный материал для сравнительного анализа действий колониальной власти за четверть века и в то же время раскрывают подходы высших российских чинов к проблемам управления Туркестаном, и в частности, к вопросам духовно-культурной политики в регионе.

Другой, важной для нашего исследования группой источников являются материалы частного происхождения. Это дневники, памятные записки деятелей, причастных к выработке духовно-культурной политики среди русского населения или просто хорошо о ней осведомленных, мемуары, письма. Естественно, что авторы этих документов рассматривают интересующие нас события сквозь призму личного восприятия, которые во многом определялись их положением в обществе, их социально-политическими воззрениями.[5]

Для характеристики позиций общественного мнения, выражавшего интересы военно-служилой бюрократии, определенный интерес имели публикации «Туркестанских ведомостей» (1870 – 1917), «Туркестанского курьера» (1908 – 1917), «Русского Туркестана» (1898 – 1907), «Туркестанских епархиальных ведомостей» (1906 – 1917), газет «Церковный голос»(1906), «Церковь и жизнь» (1917), «Ферганские областные ведомости»(1907 – 1917).

В публикациях печати содержится информация практически по любой теме конца XIX – начала ХХ вв. Например, на страницах печати усиленно обсуждались вопросы об итогах и перспективах экономической политики России в Туркестане, деловых качествах русской администрации, конкретных фактах её произвола. Современники отмечали, что «ни одна часть России не интересовало наше общество и не находилось под таким близким и постоянным контролем общественного мнения и печати, как именно Туркестанский край»[6].

Некоторые страницы истории духовно-культурной жизни русского населения колониального Андижана нашли отражение в сборнике «Андижан в документах и материалах (1876 – 1917)», - Андижан, 2009. В нем опубликовано 402 документа ЦГА РУз, раскрывающих разнообразные вопросы их жизни Андижана.

Привлечение значительного массива разных источников в их органической взаимосвязи и сравнительном сопоставлении, позволило глубже исследовать изучаемую тему.


Литература:

  1. ЦГА РУз ф. 268, оп.1, д. 43.

  2. Например: дело «О расследовании жалоб на администрацию Ташкентской богадельни (1907); «Отчет главного комитета о действиях Туркестанского благотворительного общества за 1874 – 1875 гг»; «Отчет Самаркандского областного попечительства детских приютов за 1909 г. и др.

  3. Обзоры Сырдарьинской области за 1885-1913 гг.-Ташкент,1886-1916; Обзоры Самаркандской области за 1888-1910 гг. – Самарканд-Ташкент,1888-1912; Обзоры Ферганской области за 1889-1913 гг –.Новый Маргелан,1889-1916; Терентьев М.А. Статические очерки Среднеазиатской России. // Записки русского географического общества отдел статистики. – Ташкент, IV –. СПб.1874; Церковные школы Российской империи. Статистические сведения – СПб.: 1907.

  4. Гирс Ф.К. Отчет о состоянии Туркестанского края. – СПб.1883;Он же, Отчет о состоянии Туркестанского края. – СПб. 1888; . Отчет Туркестанской учительской семинарии за 25 лет ее существования (30 августа 1879&#;30 августа 1904 гг.), Составитель Н.П.Остроумов. СПб.1905.&#;219 с.; Отчет по ревизии Туркестанского края,,произведенный по высочайшему повелению сенатором гофмейстером графом К. К. Паленом. Выпуск IXVIII – СПб. 1909 – 1910. Пален К.К. Материалы к характеристике переселенческого хозяйства в Туркестане. - Приложение к отчету по ревизии Туркестанского края. Ч. 1. Отд. 4. – СПб. 1911;

  5. Романовский Д.И. Заметки по среднеазиатскому вопросу. – СПб. 1868; Остроумов Н. П. К истории народного образования в Туркестанском крае. К.П. фон-Кауфман (1867 – 1881). – Т. 1895; Он же. Константин Петрович фон Кауфман, устроитель Туркестанского края. Личные воспоминания. – Т. 1899.;Федоров Г.П. Моя служба в Туркестанском крае./Исторический вестник. Том 133. – 1913, № 9, Том 134, № 10. Мустафин А. Николай Иванович Гродеков (1883 – 1913). Воспоминания, заметки. /Исторический вестник.Том 142 – 1915; Лыкошин Н.С. Полжизни в Туркестане. – Пг. 1916.

  6. Петербургские ведомости. № 37, 6 февраля 1875.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle