Библиографическое описание:

Бугаевская Н. О. Некоторые проблемы совершенствования законодательства о противодействии налоговым преступлениям // Молодой ученый. — 2011. — №5. Т.2. — С. 58-60.

6


В противодействии налоговой преступности немаловажная роль отводится уголовно-правовым средствам. Поэтому вопросы совершенствования законодательства о противодействии налоговым преступлениям представляются актуальными.

Исключение Федеральным законом от 08.12.2003. № 162-ФЗ из диспозиций ст.ст. 198 и 199 УК РФ указания на уклонение от уплаты налогов и (или) сборов иным способом вызвало возражения ученых юристов.

П.С. Ефимичев и С.П. Ефимичев полагают, что указанное решение российского законодателя необоснованно. Весомым аргументом представляется указание П.С. Ефимичева и С.П. Ефимичева на множественность способов уклонения от уплаты налогов: «Способов уклонения от уплаты налогов столь много, что перечислить их в законе практически невозможно. Сущность преступлений, квалифицируемых ст. 198 и 199 УК РФ, состоит в реальной неуплате налогов и (или) сборов в срок, установленный законом. Использование различных способов уклонения от уплаты налогов является свидетельством наличия умысла на неуплату налогов» [2, 87].

Количество известных юридической практике способов уклонения от уплаты налогов исчисляется не одним десятком. По данным Д.А. Глебова насчитывается более ста способов уклонения от уплаты налогов и сборов [1, 214].

На тот факт, что не все способы уклонения от уплаты налогов могут быть квалифицированы по ст.ст. 198 или 199 УК РФ в их нынешней редакции, указывает И.А. Клепицкий: «Казуистичность формулировки закона, возведение в законе частного случая в общее правило имели неизбежным следствием его пробельность. Люди уклонялись от уплаты налогов иными способами, нежели это было указано в законе, что исключало возможность привлечения их к уголовной ответственности за содеянное» [3, 168].

Исходя из изложенного, полагали бы целесообразным, чтобы российский законодатель вновь вернулся к рассмотрению формулировок диспозиций ст.ст. 198 и 199 УК РФ на предмет включения в них указания на совершение преступления иным способом. Одним из вариантов решения данной проблемы мог бы служить отказ от указания ст.ст. 198 и 199 УК РФ на конкретные способы уклонения от уплаты налогов, например:

«Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, - наказывается...».

Возможно также использовать формулировку, которую российский законодатель применил при определении в НК РФ понятия неуплаты налогов как налогового правонарушения (ст. 122 НК РФ): «Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия)».

На наш взгляд, повышению эффективности уголовно-правовых мер противодействия налоговой преступности будет способствовать оптимизация штрафных санкций. В настоящее время УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа, размеры которого устанавливаются либо в твердой сумме - от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей, либо привязываются к размеру заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет (ч. 2 ст. 46 УК РФ). При этом законодатель прямо не связывает размер штрафа с размером причиненного преступлением материального ущерба, требуя только, чтобы .размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода (ч. 3 ст. 46 УК РФ). Между тем, привязка размера штрафа к размерам причиненного материального ущерба могла бы повысить эффективность штрафных санкций, поскольку такая мера, с одной стороны, способствовала бы более полному возмещению материального ущерба, причиненного преступлением, с другой – сводила на нет выгоду от совершения корыстного преступления и, непосредственно затрагивая экономические интересы виновного в совершении такого преступления лица, более эффективно служила целям предупреждения преступности.

В связи с этим полагаем целесообразным дополнить ч. 2 ст. 46 УК РФ после слов «за период от двух недель до пяти лет» словами:

«либо в размере, превышающем причиненный преступлением материальный ущерб от двух до десяти раз».

Соответственно, в санкциях первых частей статей 198-199.2 УК РФ предусмотреть возможность наказания в виде штрафа в размере, превышающем ущерб от преступления от двух до четырех раз, а в санкциях вторых частей – от пяти до семи раз.

Санкции статей 199, 199.1 и 199.2 УК РФ предусматривают в качестве дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Санкции обеих частей ст. 198 УК РФ такого вида наказания не предусматривают. Между тем, по указанной статье УК РФ к уголовной ответственности может быть привлечен не только уклоняющийся от уплаты налогов и сборов рядовой налогоплательщик, но и индивидуальный предприниматель, легально занимающийся предпринимательской деятельностью. Если в отношении первого дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью не имеет смысла, то в отношении второго этот вид наказания обладает достаточно большим потенциалом предупредительного воздействия. Поэтому, с учетом повышенной общественной опасности уклонения от уплаты налогов и сборов при наличии квалифицирующих признаков состава преступления, считаем возможным дополнить перечень наказаний, предусмотренных санкцией ч. 2 ст. 198 УК РФ, указанием на возможность применения к основному наказанию также и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

В связи с распространенностью неуплаты (не полной уплаты) организациями (юридическими лицами) налогов и сборов, встает вопрос о целесообразности признания их субъектами преступления и привлечения к уголовной ответственности.

Однако предложения о введении уголовной ответственности юридических лиц не нашли поддержку у российского законодателя.

В проекте Общей части УК РФ [7] было закреплено, что юридическое лицо подлежит уголовной ответственности за деяние, предусмотренное уголовным законом, если:

- юридическое лицо виновно в неисполнении или ненадлежащем исполнении прямого предписания закона, устанавливающего обязанности либо запрет на осуществление определенной деятельности;

- юридическое лицо виновно в осуществлении деятельности, не соответствующей его учредительным документам или объявленным целям.

Деяние, причинившее вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству, было совершено в интересах данного юридического лица либо допущено, санкционировано, одобрено, использовано органом или лицом, осуществляющим функции управления юридическим лицом. Уголовная ответственность юридических лиц не исключает ответственность физического лица за совершенное им преступление.

Но эти положения были отвергнуты.

Столь кардинальная для российского уголовного права идея как введение уголовной ответственности юридических лиц, не могла не вызывать возражений и у ряда ученых-юристов.

А.Г. Корчагин и А.В. Кушниренко писали: «...с введением наказуемости юридического лица теряют силу принципы виновной и личной ответственности, а также запрет двойной наказуемости. На практике реализация идеи уголовной ответственности юридических лиц затруднена. В случае восприятия российским законодателем данной идеи ему предстоит серьезная реконструкция не только общей части УК РФ, но и особенной. На наш взгляд, правильно, что сама идея уголовной ответственности юридических лиц была категорически отвергнута юридическими кругами и законодательным органом России» [4, 213].

Однако в юридической литературе высказывается и иная точка зрения. Так, рассматривая вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц, Ю.В. Трунцевский пишет: «...отсутствие возможности применить уголовную ответственность юридических лиц по действующему законодательству, на мой взгляд, тормозит проведение и других решительных мер борьбы с преступностью, конкретными видами преступлений, в том числе угрожающими экономической безопасности страны» [6, 21]. Но здесь, как отмечал А.С. Никифоров, возникает затруднение «материально-правового свойства: как можно приписать корпорации вину - умысел или неосторожность? Ведь во многих правовых системах понятие виновности включает в себя элемент упрека, который, согласно классической теории уголовного права, может быть обращен только к физическому лицу. Поэтому правовые системы ряда европейских государств не знают уголовной ответственности юридического лица: они привержены традиционному правилу о том, что виновным в совершении преступления может быть признано только физическое лицо» [5, 16].

Промежуточную позицию заняли Н. Щедрин и А. Востоков. Они предлагают отказаться от попыток внедрения в российскую уголовно-правовую систему модели «уголовная ответственность юридических лиц», а ограничиться использованием модели «меры уголовно-правового характера в отношении организаций». При этом в перечень «уголовных санкций безопасности» в отношении организаций предлагают включить следующие меры воздействия: 1) лишение предоставленных льгот; 2) лишение лицензии; 3) ограничение предпринимательской свободы (передача организации под опеку); 4) наложение ареста на имущество; 5) запрет заниматься определенной деятельностью или приостановление определенной деятельности; 6) возложение иных специальных обязанностей; 7) ликвидация; 8) публикация судебного решения о применении мер безопасности; 9) полная конфискация имущества [8, 58-61].

Рассматривая вопрос об уголовной ответственности юридических лиц, стоит обратить внимание на то, что аналогичная проблема в административном праве решена российским законодателем в пользу признания возможности привлечения юридических лиц к административной ответственности. В соответствии с ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Тем самым в рассматриваемой статье впервые в качестве субъекта административного правона­рушения закрепляются не только физические, но и юридические лица. В соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ вина юридичес­кого лица признается в том случае, если будет установлено, что у него имелась возможность обеспечить соблюдение установленных правил и норм, за нарушение которых предусмотрена администра­тивная ответственность, но оно не приняло все зависящие от него меры по их соблюдению. Ответственность юридического лица воз­можна только в случаях, если она прямо предусмотрена в конкрет­ных составах. В ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ закрепляется важное положение о том, что субъ­ектом одного правонарушения могут быть одновременно и физи­ческое, и юридическое лицо. При этом назначение наказания юри­дическому лицу не освобождает от административной ответствен­ности за данное правонарушение виновное физическое лицо. Одновременно привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от администра­тивной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо. Следовательно, орган, рассматривающий конкретное дело об административном правонарушении, должен будет доказать вину как юридического лица, так и физического.

Полагаем, что опыт законодательного регулирования административной ответственности юридических лиц может быть использован при решении вопроса о введении уголовной ответственности юридических лиц.

На наш взгляд, введение уголовной ответственности юридических лиц за преступления, предусмотренные ст.ст. 199 и 199.2 УК РФ будет способствовать повышению эффективности уголовно-правовой борьбы с уклонением от уплаты налогов.

Для этого полагаем целесообразным:

1) указать в УК РФ перечень составов, по которым юридические лица могут быть привлечены к уголовной ответственности. Перечень этих составов расширительному толкованию не должен подлежать;

2) закрепить в УК РФ специальные меры уголовного наказания, которые могут применяться к юридическим лицам;

3) закрепить в УК РФ положение о том, что привлечение юридического лица к уголовной ответственности не освобождает от уголовной ответственности соответствующих должностных лиц, а также любых иных физических лиц, если они виновны в совершении преступного деяния.


Литература:

  1. Глебов Д.А. Уголовно-правовая борьба с уклонением от уплаты налогов. Дисс... канд. юрид. наук. Владивосток, 2002.

  2. Ефимичев П.С., Ефимичев С.П. Налоговые преступления и проблемы борьбы с ними // Журнал российского права. 2008. № 8.

  3. Клепицкий И.А. Налоговые преступления в уголовном праве России: эволюция продолжается // Закон. 2007. № 7.

  4. Корчагин, А.Г., Кушниренко, А. В. Правовые основы борьбы с «отмыванием» преступных доходов // Правоведение. 1999. № 4.

  5. Никифоров А. К вопросу о признании юридических лиц субъектами преступлений // Адвокатские вести. 2001. № 7.

  6. Трунцевский Ю.В. О некоторых уголовно-правовых и криминологических проблемах борьбы с преступностью // Российский следователь. 2009. № 15.

  7. Уголовный кодекс Российской Федерации (проект) // Юридический вестник. 1992. N 20 (22). Октябрь. Спецвыпуск.

  8. Щедрин Н., Востоков А. Уголовная ответственность юридических лиц или иные меры уголовно-правового характера в отношении организаций // Уголовное право. 2009. № 1.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle