Библиографическое описание:

Изотова А. В. Особенности формирования идентичности личности спортсменов в подростковом возрасте // Молодой ученый. — 2010. — №10. — С. 248-250.

Проблема идентичности личности – одна из наиболее актуальных в изменяющихся условиях. Переживание идентичности актуализируется и в профессиональной, и в половой, и в этнической сфере человеческой жизни. Постановка проблемы идентичности личности в спорте, определение ее структуры, генезиса и условий становления является значимой по причине отмечаемого исследователями кризиса идентичности современного человека (Г.М. Андреева, Т.М. Буякас, А.В. Кузьмин, Д. Орлов, М.В. Заковоротная, Л.М. Путилова, А.В. Лукьянов, A. Toffler и др.).

Понятие «идентичность» имеет в литературе различные интерпретации. Э.Эриксон определил идентичность как внутреннее постоянство и тождественность личности. Мид (1975) связывал идентичность со способностью человека относиться к себе рефлексивно. Это становится возможным, так как взаимодействующий субъект предвосхищает установку партнера и может воспринимать себя с его точки зрения.

Формирование идентичности является длительным, в определенном смысле занимающим всю жизнь процессом. На каждой стадии развития имеет место свойственное ей субъективное чувство идентичности. Но именно в подростковом и юношеском возрастах происходит формирование идентичности личности. По мнению Эриксона, поиск личной идентичности – центральная задача взросления. Перед подростком стоит задача: найти ответ на вопрос «Кто Я», который бы одинаково удовлетворял его и других. Подросток, для приобретения личной идентичности, должен вырваться за пределы ранних идентификаций [4].

Дж. Марсиа предположил, что феноменологически тот или иной вид идентичности проявляется через наблюдаемые паттерны «решения проблем», т.е. актуализируется в ситуации социального выбора. Соответственно он выделяет в подростковом возрасте:

• во-первых, достигнутую идентичность, характеризующуюся тем, что подросток перешел критический период, отошел от родительских установок и оценивает свои будущие выборы и решения, исходя из собственных представлений. Он эмоционально включен в процессы профессионального, идеологического и сексуального самоопределения, которые Дж. Марсиа считает основными линиями формирования идентичности;

• во-вторых, мораторий как наиболее критический период в формировании подростковой идентичности. Основным его содержанием является активная конфронтация взрослеющего человека с предлагаемым ему обществом спектром возможностей. Требования к жизни у такого подростка смутны и противоречивы, его бросает из одной крайности в другую, и это характерно не только для его социального поведения, но и для его представлений о себе;

• в-третьих, Дж. Марсиа выделяет диффузию, характеризующуюся практическим отсутствием у подростка предпочтения каких-либо половых, идеологических и профессиональных моделей поведения. Проблемы выбора его еще не волнуют, он еще как бы не осознал себя в качестве автора собственной судьбы;

• в-четвертых, Марсиа описывает такой вид подростковой идентичности, как предрешение. В этом случае подросток хотя и ориентирован на выбор в указанных трех сферах социального самоопределения, однако руководствуется в нем исключительно родительскими установками, становясь тем, кем хотят видеть его окружающие [4].

Отношения со сверстниками в раннем подростковом возрасте приобретают особо важное значение. По мере взросления возникает необходимость в более тесных и непосредствепных дружеских связях, позволяюших делиться своими переживаниями, трудностями и самыми сокровенными мыслями [7]. Г. Крайг отмечает присущее подростковому возрасту активное стремление утвердиться в многообразной массе сверстников, включающей множество людей разных типов. В юности же процесс социального сравнения претерпевает качественные изменения [5]. И.С. Коп считает важнейшей средой развития в юношеском возрасте общество сверстников. В юношеских межличностных отношениях вырабатываются необходимые навыки социального взаимодействия, сознание групповой принадлежности [3]. Становление идентичности в юношеском возрасте тесно связано с развитием способности к интимным доверительным отношениям. Так, снособность к интимности отличает прежде всего тех, кто находится в стадии «моратория», или достиг «зрелой идентичности», тогда, как общение молодых людей с «предрещенной» пли «диффузной идентичностью» более поверхностно и стереотпппо. Среди юношей и девушек с «диффузной идентичностью» самый высокий процепт изолированных [5].

Семья является микрогруппой, которая обеспечивает социализацию личности, отражает все социальные нроблемы, присущие копкретному обществу. Семья выступает той ипстанцией, где ребенок осваивает начальные взаимодействия с окружающими, семья транслирует общественные и семейные нормы и ценности. От того, как сложатся отношения между этими двумя типами норм, складывается формирующийся стиль поведения, и шире - стиль жизни.

Острая проблема подросткового возраста, хотя возникает гораздо раньше, - это перестройка отношений с родителями, переход от детской зависимости к отношениям, основанным на взаимном доверии, уважении и относительном, но неуклонно растущем равенстве. Во многих семьях, особенно авторитарных, эта перестройка происходит болезпенно и воспринимается родителями как ненослушание, вызывающее поведение и т.д. [3].

Подростковый возраст, по определению Л.И. Божович, является затяжным переходным периодом от детства к взрослости, в течение которого ломаются и перестраиваются все прошлые отношения ребенка к миру и к самому себе. В этот период активно развиваются процессы самоопределения и самосознания, приводящие к формированию жизненной позиции и образа Я, с которым человек вступает в самостоятельную жизнь) [2].

Шнейдер дает такое определение: «Личностная идентичность есть самореферентность, то есть ощущение и осознавание уникальности «Я» в его экзистенции и неповторимости личностных качеств, при наличии своей принадлежности социальной реальности» [8, с.64].

Кризисами периода взросления называют чрезвычайно гетерогенную группу нарушений, общий признак которых – возрастной этап их появления и , как правило, бурное полисимптоматическое проявление. Кризис идентичности может быть реакцией на:

- утрату статуса подростка;

-глубокого несоответствия биологических возможностей социальным требованиям;

- неуверенность в своей компетентности в новом статусе;

-резкие биологические изменения, происходящие в организме взрослеющего человека.

Во время кризисов происходит определение подростками себя как личности, как индивидуальности, синтезируется новое «взрослое Я» [4].

Э.Эриксон относил возникновение кризиса идентичности к периоду подросткового развития, когда усваиваются взрослые роли. В психике подростка происходит процесс формирования чувства идентичности, что сопряжено с серьезными трудностями и необходимостью преодоления препятствий. По мнению Эриксона, поиск личной идентичности – центральная задача периода взросления [9]. Физическая и психическая нестабильность, ожидания со стороны общества и проблемы развития ставят молодых людей в нелегкое положение. В этот период необыкновенно трудно согласовывать собственные переживания, требования окружающих и приспособление к общественным нормам.

Подросток для приобретения личной идентичности. Должен вырваться за пределы ранних идентификаций. В этом периоде большое значение имеет обучение, приобретение и совершенствование профессиональных навыков, реализация драйва к любознательности и креативности.

Для завершения формирования идентичности необходим период выжидания, поскольку слишком быстрое решение может оказаться неудачным выбором. В благоприятных условиях, эта задача решается в течение психосоциального моратория, когда спортсмен имеет возможность свободно экспериментировать с новыми возможностями в различных областях (в том числе в спорте), касающихся карьеры, выбора профессии, убеждений, не считая себя окончательно обязанным фиксироваться на одной из возможностей выбора. [4].

Реализоваться в спорте больших достижений – это призвание, осуществление которого требует субъективного преобразования всей той множественности, которой является человеческое «я».

В этом плане состоявшийся спортсмен – это подлинный субъект, осуществивший в себе необходимые преобразования по выявлению собственной подлинной (истинной) индивидуальности.

Для обретения идентичности необходимо признание этого индивидуального проекта себя другими людьми. Н. Аббаньяно по этому поводу отмечает: «человек может быть самим собой только при условии, что он выходит за рамки самого себя к тройной трансцендентности Я, мира и сообщества» [1, с. 45]. Такая трансцендентная устремленность (проект), чтобы быть идентичным, должен найти признание в некотором сообществе, что, в свою очередь, предполагает тройную соотнесенность. Как подробно показывает К. Крылов, эта соотнесенность требует наличия следующих факторов: во-первых, нужно, чтобы человек сам считал себя частью этого сообщества, и не «в душе», а показывая это (Крылов называет эту позицию «Я» - фактор); во-вторых, чтобы сообщество было с этим согласно, и демонстрировало это согласие не на словах, а на деле («Мы» - фактор); в-третьих, чтобы это признавали посторонние – то есть всякие «третьи лица» («Они» - фактор) [6]. Крылов приводит для иллюстрации такой пример: для того, чтобы считаться врачом, необходимо самому в это верить, необходимо признание коллег (как минимум – диплом) и необходимо, чтобы это признавали все остальные – потенциальные пациенты. Такая идентичность будет «стопроцентно» признана. Если же не выполняется какое-либо из этих условий – идентичность в плане соотносимости с сообществом будет не полной [6]. Здесь рассматриваются две крайние позиции: спорт высших достижений и массовые спортивные практики. Очевидно, что полноценное («стопроцентное») признание реализуется в «большом» спорте. Спортсмен хочет реализоваться в каком-либо виде спорта и показывает это, работая в данном направлении – это усилия субъективации, реализуемые в физической, психологической, технико-тактической, морально-волевой подготовке и т. д. Таким образом, налицо присутствие «Я» - фактора.

Выступая на соревнованиях и добиваясь успеха, он признается данным конкретным сообществом спортсменов (приобретает определенный рейтинг) – таким образом задается присутствие «Мы» - фактора. И его признают как известного спортсмена зрители – реализация «Они» - фактора. То есть, при условии достижения высоких спортивных результатов идентичность данного спортсмена полностью подтверждена – трансценденция его Я признана и сообществом, к которому он принадлежит, и другими людьми.

 

Литература:

1.                  Аббаньяно, Н. Введение в экзистенциализм. – СПб.: «Алетейя», 1998. – 508 с.

2.                  Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии № 2, 1978. – с.23-35.

3.                  Кон И. С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. М.: Политиздат, 1984. - 335 с.

4.                  Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., Загоруйко Е.Н.. Идентичность в норме и патологии. – Новосибирск, НГПУ, 2000. – 255 с.

5.                  Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2002.- 992 с.

6.                  Крылов К. Идентичность // [Электронный ресурс]. –  Режим доступа: URL: http://www.antropotok.archipelag.ru/text/a063.htm(дата обращения 20.09.10).         

7.                  Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. - Спб.: Питер, 2000. - 624 с.

8.                  Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики. – М.: Московский психолого - социальный институт, 2007. – 128 с.

9.                  Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – М.: Прогресс, 1996. – 344 с.

 

 

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle