Библиографическое описание:

Ополев П. В. Синергетика и философия Н.Н. Страхова // Молодой ученый. — 2009. — №2. — С. 93-97.

Новые понятия – значит новые формы, новый способ мышления.

Человеческие поколения мыслят не одинаково,

и язык неминуемо отражает на себе перемены мышления  

  Н. Н. Страхов

Мотив, с одной стороны, представляет собой побуждающее начало, c другой стороны, мотив указывает  на некоторые смыслы имплицитно присущие повествованию. То есть мотив указывает на некоторые внутренние тенденции бытия текста, выполняет смыслообразующую функцию. Таким образом, поиск мотива в тексте представляет собой процесс обретения «новых» и переоткрытия «старых» смыслов.  

Философская традиция, прежде всего, представляет текст. Эксплицированный текст, отчуждаясь от автора, живет своей жизнью и способен явить нам то, что доселе было сокрыто. Ввиду этого философская традиция представляла, и будет представлять интерес, поскольку «нить» мотива зачастую тянется за пределы известного сейчас, скрывая то, что «временится».

Русская философия представляет собой реальность текста скрывающего в себе бездну ещё не актуализированного содержания. Устанавливая параллели с современной философией и наукой, мы не только  её переосмысляем и переоткрываем, но и отчасти находим решения вопросов актуальных сегодня. Данная работа выполняет три задачи. Во-первых, привлекает внимание к тому, что синергетика имеет глубинные философские основания в русской философии. Во-вторых, переоткрывает мысли и идеи русского философа Николая Николаевича Страхова. В-третьих, наша работа указывает на некоторые идеи Н. Н. Страхова, В. И. Вернадского,  В. С. Соловьева, П. Флоренского  как на предтечу синергетики.   

Заниматься синергетикой сейчас модно, однако те инновационные идеи, будущее, которое описывается и предвосхищается синергетикой остается во многом сокрытым и неопределенным. Такова судьба всех новаций. Они заставляют нас менять мышление, приспосабливаясь к новым фигурам мысли и открывающимся перспективам. Однако этот процесс сколь закономерный, столь и болезненный.

Синергетика является продуктом своего времени. Одним из общенаучных оснований синергетики является термодинамика, которая резюмирована в так называемых «началах». Первое начало термодинамики рассматривает принцип сохранения энергии применительно к тепловым процессам и термодинамическим системам, а второе начало запрещает передачу от менее нагретых тел к более нагретым. В целом - это означает, что помимо «силы сохранения» существует энтропия – сила «убавления». В контексте синергетики и постнеклассической науки получает переосмысление понятие «энтропия». Буквальное значение слова энтропия с греческого означает «поворот», «превращение». [17,c.1546] Если Новое время основывается на идеях самосохранения субъекта, сохранения движения и энергии, а так же идеи бесконечной вселенной, то постсовременность покоится на осознании  роли и мировоззренческого статуса второго начала термодинамики, идее исчерпаемости энергии. Как отмечает П. Козловски: « Закон сохранения энергии, первый основной закон термодинамики, представляет собой центральную аксиому Нового времени. Он обосновывает гипотезу о самосохранении и сохранении структуры бытия и лежит так же в основе представлений об эволюционных началах космологии и биологии». [7,c.22]

Энтропия, собственно как принцип сохранения имеют многообразные выражения, как в математике, так и в других областях. Не вдаваясь в подробности, заметим, что эти принципы: энтропии и сохранения и та смысловая реальность, которая там репрезентируется, ныне существует за пределами своих первоначальных определений. По мысли вышеупомянутого П. Козловски: «Два признака, два изменения в состоянии человеческого сознания наводят на предположение о смене эпох: открытие явлений конечности и не-сохранения». [7,c.22]                                 

Единственно, что сейчас очевидно, синергетика возникает в контексте трансформаций нашего мышления (постнеклассической рациональности): от линейно кумулятивного понимания развития (диалектика)  к осознанию энтропийных процессов как в природе, так и обществе. В сущности, понятийные структуры из которых состоит синергетика, отражают мир нашего современного мышления. И то, что синергетика покидает сферу изначального применения, означает, что нашему мышлению стало тесно в тех понятиях, рамках, которые существуют, «созрело» сознание, требующее нового мышления и новых фигур мысли.

Неологизм «синергетика» появился в энциклопедической литературе совсем недавно. Само слово «синергетика»  с греческого означает «совместное действие»,  «содружество», «сотрудничество» указывая на согласованность, когерентность функционирования частей по отношению к целому.[11,c.456] По определению толкового словаря русского языка, синергетика – это «наука, изучающая явления синергизма», а «синергизм – комбинированное действие компонентов самоорганизующейся системы». [14,c.586]   Если же просмотреть определения синергетики данные в специальной  литературе,  то для философии заметна их однородность, односторонность - физикализм. Философский словарь определяет синергетику как «одно  из ведущих направлений современной науки репрезентирующее собой естественнонаучный вектор развития теории нелинейных динамик в современной культуре». [8,c.925] Согласно Ю. Данилову синергетика изучает возникновение, жизнь и гибель структур. [4,c.80-83]  В. Аршинов рассматривает синергетику как « междисциплинарное направление научных исследований … ставящее в качестве своей основной задачи познание общих закономерностей и принципов, лежащих в основе процессов самоорганизации в системах самой разной природы…». [2,c.276]  В целом данные определения подчеркивают, что  синергетика, прежде всего «… является общенаучной исследовательской прог­раммой» [5,c.51] которая «превращается в ответственного носителя новой парадигмы». [3,c.66]

Интересную классификацию синергетического многообразия дает В. В. Тарасенко. В. В. Тарасенко предлагает религиозную модель синергетики включающую три установки: классическую, неклассическую  и постнеклассическую. [13,c.121] В.И. Аршинов предлагает когнитивную модель синергетики, связывая её достижения с современным течением прагматизма Р. Рорти. [1,c.13-14]  С. П. Капица, С. П. Курдюмов и Г. Г. Малинецкий многообразие  синергетики как нелинейной науки поясняют с помощью указания на понятие «познавательная модель». Условно можно выделить несколько познавательных моделей: схоластическая модель (Г. Галилей), механистическая модель (Р. Декарт), вероятностно-статистическая модель, тринитарная модель (Р. Г. Баранцев), экологическая модель, концепция универсального эволюционизма (Н. Н. Моисеев, В. С.Степин) и нелинейная, синергетическая познавательная модель. [15,c.62-108]  

Не смотря на обилие всевозможных работ по синергетике, необходимо констатировать,  что словосочетание «философия синергетики» встречается крайне редко, а если и встречается, то зачастую этим все и ограничивается. Тем не  менее, значимость философского аспекта синергетики, дисциплинарной онтологии синергетики для развития научной картины мира и методологического знания подчеркивается в  работах таких отечественных авторов как  В. И. Аршинов, В. С. Степин, Е. Н. Князева, В. Г. Буданов, В. А. Шевлоков, Н. В. Поддубный и многих  другие. 

 По мнению В.А. Шевлокова, философский аспект синергетики в своём основании предполагает: «<…> идейное восстание против континуалистского мировоззрения, начатое в конце XIX  -  в начале XX столетий Московской школой математики и развернутое с подобающей полнотой в философско-методологических исследованиях П.А. Флоренского». [16,c.93]

Попытки синтеза философского и научного знания  характеризуют искания отечественной философии: «абсолютно сущее всеединое» В.Соловьева как единство научного, философского и религиозного знания, «философско-математический синтез» П.Флоренского, философия космизма Вернадского. Как отмечает один из исследователей творчества П.Флоренского: «Через свои идеи П.А.Флоренский подводит нас к синтетическому миропониманию. Только синтез философии и математики, философии и естествознания, различных сфер человеческой деятельности – единственно возможный путь к целостному пониманию мира и человека в нем». [9,c.26-43]

Философские основания синергетики многогранны как своеобразной философии самоорганизации, становления, нестабильности, темпоральности и аттрактивности своими корнями уходят в философию Древнего Востока, натурфилософскую традицию, онтологическую традицию процессуальности восходящую к философии Гераклита, работам Г.Гегеля, А. Бергсона, А.Уайтхеда, концепциям космизма,   универсального эволюционизма, своими корнями уходящим в философию В.Вернадского, Т.Шардена, Э. Янча, Н.Моисеева и др. В целом, то обстоятельство, что синергетика еще не получила достаточного глубокого рассмотрения своих философских оснований вполне объяснимо. Во – первых, синергетика ещё не вполне состоялась. Не всегда ясно, что является в синергетике онтологическим центром, определяющим её философское содержание: самоорганизация порядка из хаоса, нестабильность, аттрактор или же бифуркация. Поиск философских оснований синергетики  позволяет не только найти соответствующие параллели в философии, но и указать на собственно философское содержание синергетики. Во – вторых, существует определенный разрыв между философским и естественнонаучным знанием, так сказать непонимание между «физиками» и «лириками». Эта проблема стремиться к преодолению в контексте философии науки. Однако, не смотря на это, проблема  не теряет своей актуальности. Этот вопрос особенно актуален в свете  обилия междисциплинарностей и синергетики как знания, в котором, на наш взгляд, кризис междисциплинарности достигает своего апогея. В – третьих, синергетика некоторыми исследователями  рассматривается как квазинаука, «новый пирог» профанирующий как научное, так и философское знание как таковое.  Тем не менее, поиск философских оснований во многом позволил бы определить роли и значимость (или отсутствие таковой) синергетики более точно.

В целом, как мы еще отметим, поиск философских оснований синергетики это процесс необходимый и неизбежный. В контексте этого процесса будут эксплицированы ключевые философские источники синергетики и, таким образом, будет очерчена граница между синергетикой и не синергетикой, обозначена  её предметная область и значимость синергетики в философии, методологии и социально-гуманитарном знании.            

Ключевой вопрос в поиске философских источников синергетики, на наш взгляд, заключается в поиске оснований для его осуществления. Согласно нашим представлениям можно выделить три уровня бытия синергетики: аутентичный, метафорический и онтологический уровень. Синергетика, преодолевая свою изначальную предметность метафоризируется, открывая многообразие и глубину ключевых синергетических понятий.

Онтология синергетики выстраивается в рамках специфической синергетической терминологии. Ввиду этого, поиск философских источников, оснований эксплицирующих онтологию синергетики мы будем осуществлять исходя из смыслов и значений ключевых категорий синергетики: целое, самоорганизация, порядок и хаос, нестабильность, бифуркация и аттрактор. Синергетика, переосмысляя проблемы холистического миропонимания, выходит «<…> к традиционным проблемам философии, которые переформулируются и обсуждаются вновь и вновь исходя из духовной ситуации соответствующей исторической эпохи». [6,c.75] Ввиду этого обратимся к философским предпосылкам становления и развития синергетики. 

Ключевым, на наш взгляд,  философским основанием синергетики является то, что определяет её специфику. Самоорганизация определяет специфику синергетики, тем не менее, очевидно, что самоорганизация возможно только при условии наличия некоторого целого. Самоорганизация, не смотря на важность в построении синергетической картины мира, всегда существует в контексте определенной целостности. Специфика представленных определений синергетики указывает на то, что синергетика претендует на создание новой холистической картины мира. Холизм с греческого holos – целый, представляет собой методологическую позицию противостоящую редукционизму – принципу, который в своей гипертрофированной форме сводит целое к сумме частей. Здесь, что в особенности важно для построения философских предпосылок синергетики, так же необходимо отметить, что целое и целостность рассматриваются как в качественном, так и организационном смысле.

В философском словаре, Е. И. Янчук, идеи холизма связывает с разработкой системной методологии и развитием системной парадигмы в познании, а так же работой «Холизм и эволюция» Я.Х. Сматса.[18,c.1190-1191]  Основная  идея его работы состоит в том, что целое больше суммы своих частей, а наивысшей репрезентацией холистического мировидения является человек. C ключевой идеей холизма – целое и целостность как субстанциональная основа, в философии мы встречаемся гораздо раньше. Идеи холизма мы встречаем уже у Гиппократа – человек как микрокосм в макрокосме. Холизм как своеобразная натурфилософия - витализм господствовал до 17-ого века, где был потеснен редукционизмом, элементаризмом в философии и механицизмом в науке.

Работа Я. Х. Сматса представляет собой реставрацию идей холизма. Тем не менее, с глубокой холистической установкой мы встречаемся раньше, а именно в работах глубокого русского философа Н. Н. Страхова в работе «Мир как целое». [12] Не без преувеличения можно сказать, что Н. Н. Страхов является отечественным предтечей современного синергетического мировидения. В предисловии к своей работе «Мир как целое», Н.Н. Страхов задает исходные основание своей как мировоззренческой, так и философской позиции: мир есть целое, мир есть единое целое, мир есть связное целое, мир есть стройное целое и мир есть целое, имеющее центр. [12,c.67] Примечательно, что центр целого – это человек. Н. Н. Страхов в этой своей установки исходит не из субъективизма, а скорее из субъектности.  Господствующие же тогда идеи дуализма (природа – протяжение и дух - мышление), будучи детерминированными рационалистической метафизикой Р. Декарта, связывали человеческое cо сферой духа – сознания. Н.Н. Страхов, напротив, заявляет, что человек может быть понят только в контексте природы, а природа в свою очередь постигаема только в контексте человека. В человеке телесное – животное не  только не противоположно духовному, но и  неразрывно связано. Человек как дух, таким образом, может быть понят только в контексте своей телесной – природной составляющей. Уже сами эти идеи созвучны синергетической картине мира.  Как отмечал И. Пригожин: «Природу надлежит описывать так, чтобы стало понятно само существование человека». [10,c.131]

            Кроме того, Н. Н. Страхов задолго до синергетики заявил, что человеку, собственно как и природе не свойственны противоречия и двойственность. И этим  самым он на первый взгляд противопоставил себя диалектике Г. Гегеля. Н. Н. Страхов подчеркивает, что «<…> существовать может только то, что не заключает в себе противоречия». [12,c.193] Н. П. Ильин по этому поводу добавляет: «Противоречия, антиномии и проч.- только фиксируют нашу неспособность понять развитие, дать ему разумное объяснение». [12,c.39] В синергетике так же нет  как атомизма, так и противоречий и двойственности как источника развития. В синергетике нет представления линейном кумулятвном развитии, об элементарных частицах,  а порядок и хаос не противоречат друг - другу, они существуют в контексте становления, самоорганизации.      

Развитие, согласно Н. Н. Страхову, возможно только в целом. Развитие представляет не просто одностороннюю смену состояний, по мнению Н. Н. Страхова: «Развитие организма представляет постепенное совершенствование. Другими словами, развитие есть ход вперед, к лучшему, а не простая смена состояний». [12,c.143] Согласно представлениям Н. Н. Страхова, развитие детерминировано не средой, а внутренними потенциями  самой целостности.

Синергетика рассматривает организацию (самоорганизацию порядка из хаоса) в ракурсе пространства и времени. Целостность, сложность локализирована в некотором пространстве и времени.  Поэтому конструкции самого Н. Н. Страхова «организация в пространстве» [12,c.165] и «организация во времени» [12,c.169] характеризующие бытие живого, выглядят во многом созвучными синергетике. Смерть и рождение оказываются существенными характеристиками бытия целого, в особенности человека. Быть человеком – это не значит занимать пространство, а значит рождаться и умирать: «Жизнь наша ограниченна именно потому, что мы способны дожить до чего-нибудь, стать вполне человеком; смерть же не дает нам пережить себя». [12,c.177]   

Особенно интересно в этом ключе обратиться к воззрениям Н. Н. Страхова на человека, поскольку синергетика, которая на наш взгляд во многом созвучна его идеям, обвиняется в том, человек в синергетике теряет связь с личностью. По мнению Н. П. Ильина человекознание у данного автора вырастает из естествознания: «Естествознание стремиться стать человекознанием». [12,c.32] В этом утверждении преодолевается редукционизм и утверждается идея холизма по отношению к человеку.

Человека Н. Н. Страхов определяет словом «дух». Тем не  менее, дух - это не идеальная субстанция – это способность к самостоятельному и самобытному развитию (дух как синергия тела и мысли). Дух человека представляет, таким образом, не что иное, как процесс разворачивания внутренних потенций. Дух здесь выступает посредником, энтелехией в соотношении «человека возможного» и «человека действительного». Здесь нет двойственности характерной для средневековой схоластики  и для классической науки. Дух носит процессуальный характер и согласно воззрениям Н. Н. Страхова конечен. Человеческое, таким образом, является таковым только тогда, когда оно имеет свою границу. Человек смертен и это не дает ему утратить самого себя. Человек – целое,  дух предполагает становление – цель.

В синергетике холархия выступает в качестве наиболее адекватного способа описания той или иной системы. Система в таком случае теряет свои ассоциации с механицизмом и строгим детерминизмом, оставляя место  таким   синергетическим категориям как хаос, нестабильность, самоорганизация, бифуркация, флуктуация и другие. Системное целое становится процессуально окрашенным.  С одной стороны, оно отражает становление и развитие системы в устремлении к целостности более высокого, с точки зрения организации, порядка, с другой  - учитывает данность системы в контексте ещё большей целостности.            

Вышеуказанное в некоторой степени коррелирует с экзистенциализмом, однако же экзистенциалисты, зачастую, не интересуются организацией телесной и духовной жизни человека. Его в большей степени интересует содержание конкретного бытия человека. Это эксплицируется в таких категориях как «присутствие», «бытие в мире», «заброшенность», «забота» и др. Экзистенциализм открывает непосредственную жизнь субъективности, которая не сводится к рациональности и включает в себя так же и иррациональное. Дух как целое, в рамках философии Н. Н. Страхова, не противоположен природному целому и представляет собой высшую форму проявления  этой природной организации. Дух – объективен отражая направленность человеческого бытия к определенной организации – цели. Дух, в философии Н. Н. Страхова, находиться в синергии с телом – организмом. Таким образом, на наш взгляд,  понятие «дух» Н.Н. Страхова отражает «дух становления» в синергетике, когда через аттрактор (выразитель цели, «духа становления») не только настоящее детерминирует будущее, но и будущее (человек – идеал, сверхчеловек и т.д.) определяет настоящее (человек настоящего).

Итак, по нашему мнению, некоторые идеи русской философии (космизм, софиология, всеединство), а в особенности холизм Н. Н. Страхова близок к синергетической картине мира, открывая нам «синергетику с человеческим лицом», не социосинергетику, а синергетическую антропологию, которая только внешне напоминает философское учение – экзистенциализм. Синергетика, таким образом, на самом деле, представляет собой вполне самостоятельное течение мысли, которое отражает тенденции, с одной стороны, перехода к постнеклассической рациональности, а с другой противопоставления энтропийным процессам .

 

Список литературы

1.Аршинов В. И. Когнитивные стратегии синергетики // Онтология и эпистемология синергетики. М., 1997.

2.Аршинов В. И. Синергетика // Современная западная философия: Словарь/ Сост.: Малахов В.С., Филатов В.П.- М. : Политиздат,1991. – 414 с.

3.Баранцев Р. Г. Синергетика в современном естествознании. – М. : Едиториал УРСС, 2003. –  144 с.

4.Данилов Ю. А. Возникновение и эволюция понятия «самоорганизация» // Синергетика. Труды семинара. Том 4. М.: МГУ, 2001. – С. 80-83.

5.Добронравова И. С. Синергетика: становление нелинейного мышления. К., 1990. – 152 с.

6.Князева Е. Н. Курдюмов С. П. Синергетика: нелинейность времени и ландшафты коэволюции. М. : КомКнига, 2007. – 272 с.

7.Козловски П. Культура постмодерна: Общественно-культурные последствия техн. развития: Пер. с нем. – М. : Республика, 1997. – 240 c.

8.Можейко М. А. Синергетика // Всемирная энциклопедия: Философия/ Главн.научн.ред. и сост. А. А. Грицианов . – М. : АСТ, Мн. : Харвест, Современный литератор, 2001. – 1312 с.

9.Мороз В. В. Взаимосвязь философии и математики в творчестве П.А. Флоренского // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. – 1997. – №3. – С. 26-43.

10.Пригожин И., Стенгерс. И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. / Общ. ред. В.И.Аршинова, Ю.Л. Клемонтовича и Ю.В.Сачкова.  – М. : Прогресс, 1986. – С. 131.

11.Синергетика // Словарь иностранных слов – 15-е изд. испр.М. : Рус.яз., 1988. – С.456.

12.Страхов Н. Н. Мир как целое / Н.Н.Страхов; предисловие, комментарий Н.П.Ильина (Мальчевского) . – М. : Айрис - пресс: Айрис - Дидактика, 2007. –  576 c.  

13.Тарасенко В. В. Религиозная модель синергетики // Онтология и эпистемология синергетики. –  М., 1997. –  С.119-130.

14.Толковый словарь русского языка XX века. Языковые изменения. Под. Ред. Г. Н. Скляревской. Российская академия наук, Институт лингвистических исследований – СПб. , 1998. – С.586.

15.Чайковский Ю. В. Познавательные модели, плюрализм и выживание // Путь. – 1992. – №1. – С. 62-108.

16.Шевлоков В. А. Синергетика: уровни и способы описания сложных эволюционирующих систем (философско-методологический анализ). – Нальчик: «Книга», 1999. – 172 с.

17.Энтропия // Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. 2-е изд. – М. : Сов. энциклопедия, 1983. – С.1546.

18.Янчук Е. И. Холизм // Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. - М. :  АСТ, Мн. : Харвест, Современный литератор, 2001. - 1312 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle