Библиографическое описание:

Зайонц В. В. Социологические подходы к исследованию виртуальных социальных сетей // Молодой ученый. — 2010. — №4. — С. 266-271.

Виртуальные социальные сети достаточно новое понятие в современном обществе. По мнению Д.М. Бойд и Н.Б. Элисон виртуальной социальной сетью (social network site) является базирующийся на Интернет-технологиях сервис, который позволяет отдельным пользователям [13]:

·   Создавать открытые или частично открытые профили, т.е. наборы характеристик и признаков, описывающих личность пользователя, например пол, возраст, образование, географическое местоположение и т.д.

·   Видеть список своих коммуникаций – пользователей, с которыми они взаимодействуют внутри системы, «друзей». Другими словами создавать и видеть персональную социальную сеть.

·   Иметь доступ к спискам коммуникаций «друзей», т.е. к социальным сетям других пользователей внутри системы.

Концепция сетевого анализа просматривается уже классических социологов, например, у Георга Зиммеля в концепции «формальной социологии», где исследуются базовые модели  социальных отношений, независимо от их объема и сущности, что является одной из задач сетевого подхода, а именно, исследование базовых структур социальных отношений и их переход в структуры более сложного уровня. Теория сетевого анализа получило широкое распространение во всем мире. Разработкой наиболее значимых теорий в данном направлении занимались такие авторы как Веллман Б., Фриман Л., Вассерман С., Ноук Д [3, с. 8, с. 23].

Рассмотрим виртуальные социальные сети с точки зрения классических социологических парадигм.

Интересной, особенно с точки зрения радикального структурализма, представляется проблема доступности ВСС для пользователей, как проблема неравенства. Сама по себе принадлежность к группе людей, использующих ВСС, уже является неравенством. Различие между группами, использующими ВСС и не использующими, исследуется Э. Харгиттаи [19] по различным параметрам, таким как пол, возраст, личное образование и образование родителей, национальность.

Можно выделять и рассматривать различные виды неравенства доступа к ВСС.  Неравенство может быть связано с экономическим положением, техническими возможностями, географическим положением или другими причинами и не зависит от ВСС. С другой стороны, существует ряд ВСС, доступ в которые ограничен по какому-либо признаку, например, в некоторые ВСС доступ возможен только по приглашению участников сети или доступ является платным. Ограничение использования ВСС может быть вызвано физическими и адаптивными возможностями людей. Существует ряд работ, направленный на исследование проблемы доступа людей с ограниченными возможностями в виртуальные сообщества. Например, исследования на обеспечение социализации и коммуникаций через участие людей с ограниченными возможностями в ВСС [24]. Существование виртуальных социальных сетей, ориентированных на людей с ограниченными возможностями и проблема включения в них максимального количества участников также представляется интересной.

Другим видом неравенства доступа к ВСС является ограничение доступа на национальном уровне. Например, в Китае полностью ограничивается доступ к таким виртуальным социальным сетями и сервисам как LiveJournal, Twitter, Hotmail и некоторым другим [5], а Узбекистане частично ограничивается доступ к ВСС LiveJournal [9].

Кроме проблемы неравенства рассмотрим проблему конфликта в контексте ВСС. Ярким примером такого конфликта на основе национальности может являться феномен так называемого «Бразильского вторжения», который выразился в культурном столкновении между бразильцами и американцами внутри ВСС Orkut [16].

Рассмотрим также ВСС с точки зрения концепции отчуждения. В описании концепции отчуждения К. Маркс пишет следующее: «…рабочий относится к продукту своего труда как к чужому предмету…. Рабочий вкладывает в предмет свою жизнь, но отныне эта жизнь принадлежит уже не ему, а предмету» [6, с. 88], то есть произведенное рабочим не принадлежит ему и, как следствие, финансовый результат труда рабочего не принадлежит рабочему. Концепцию отчуждения К. Маркса можно применить к ВСС, ориентированным на производство информационного содержания, так называемого контента, например к любым блог-сервисам. В такой ВСС каждый пользователь производит контент, являющейся определенной ценностью. Однако пользователь отчуждается от финансового результата при использовании данного контента владельцами ВСС (например, получение прибыли от размещения рекламных объявления в профилях и блогах пользователей). Более того, любую открытую ВСС можно рассматривать в рамках данной концепции, так как само присутствие пользователя в системе уже приносит прибыль владельцу системы за счет показов рекламы.

Если рассматривать ВСС с позиции неомарксизма, например, используя концепцию подавления «внутренних измерений сознания» [7, с. 12-14] Маркузе, то можно увидеть в них аналогичный, но более изощренный инструмент контроля. ВСС входят в повседневную жизнь человека, становятся частью личного пространства индивидуума, оказывают сильное влияние на него, а получение персональной информации о личности позволяет оказывать максимально адресное и в то же время незаметное влияние на личность. В таком случае ВСС могут выступать как инструмент «подавления критической силы Разума» со стороны, например, владельцев ВСС или государства.

Интересным представляется исследование ВСС с противоположной стороны, как средства предоставления индивидууму достоверной и корректной информации, как средство создания и управления демократическими виртуальными сообществами, основанными на гуманизме и доверии. В данном направлении уже ведутся исследования. Например, подход К. Джордана, Ж. Хаусера и С. Фостера, которые  исследуют концепцию расширенных социальных сетей (augmented social network), как следующую ступень развития виртуальных социальных сетей [21].

С точки зрения теории функционализма ВСС выполняют большое количество функций, например функции социализации, контроля, образования, коммуникации, получения прибыли и ряд других. Функцию внутреннего контроля деятельности пользователей ВСС можно рассматривать, используя понятие «социальный факт» [4] Э. Дюркгейма; социальный факт существует над индивидом и при попытке индивида действовать в разрезе с социальным фактом, индивид, так или иначе, санкционируется. В данном контексте все контрольные функции ВСС можно рассматривать как социальный факт. Все действия пользователя в той или иной степени находятся под контролем ВСС. Нежелательные действия пользователей ограничиваются как со стороны внутренних правил ВСС, так и со стороны пользователей, реализуясь через программные возможности ВСС.

Например, на основе опросов были сделаны выводы, что у 55% подростков есть профиль в ВСС, 66% из них нельзя свободно посмотреть, а 46% профилей подростков, открытых для просмотра, содержат ложную информацию [23]. Это говорит о том, что подростки осознанно используют контрольные функции ВСС.

 Несмотря на потенциальные опасности, связанные с безопасностью в ВСС, особенно с безопасностью детей и подростков, большая часть родителей (61%) считает, что Интернет оказывает положительное влияние на их детей [15]. Д. Бойд утверждает, что Myspace и Facebook позволяют детям и подросткам социализироваться с друзьями, когда у них нет возможности осуществлять прямые коммуникации и что ВСС являются таким же средством поддержки коммуникабельности и социализации, как и прямые коммуникации [13].

По словам Р. Мертона: «Семья, безусловно, является главным ремнем передачи культурных стандартов грядущему поколению. Но чего до самого последнего вре­мени не замечали, так это того, что семья передает детям главным образом ту часть культуры, которая доступна социальной страте или группам, в которых оказались родители» [8, с. 278] семья не обязательно должна быть единственным средством социализации, требуются другие способы передачи культурных ценностей, норм поведения и нравов. Коммуникации детей и подростков в виртуальных социальных сетях позволяют им получить гораздо больший набор норм поведения, наборов ценностей, ознакомится с большим количеством культурных и социальных целей, так как в ВСС появляется возможность общаться с людьми из страт, которые ранее были для них недостижимы.

Основной функцией ВСС является коммуникативная функция. ВСС позволяют общаться сотням миллионов людей во всем мире, инициировать профессиональные знакомства, создавать группы и сообщества. Несмотря на то, что исключения существуют, доступные исследования позволяют предположить, что большинство ВСС в первую очередь поддерживают существующие социальные отношения. Н. Эллисон, К. Стейнфилд и К. Лампе рассматривают [14] зависимость между использованием ВСС Facebook и формированием социального капитала и приходят к выводу, что Facebook в первую очередь используется для поддержания и укрепления существующих реальных отношений и связей. Исследования показали, что пользователи Facebook более чем в 70% случаев добавляют в список Друзей людей, с которыми они уже встречались в реальной жизни, в 29% случаев людей из своего учебного заведения и только в 10% случаев абсолютно незнакомых людей [22]. А. Ленхарт и М. Медден при исследовании влияния социальных сетей на детей и подростков выяснили, что 91% американских подростков, использующих ВСС, делают это в первую очередь для связи со своими друзьями [23].

Дисфункцией ВСС могут являться различные проявления угроз безопасности пользователей. В первом академическом исследовании [18]  проблем конфиденциальности и безопасности ВСС на примере Facebook была рассмотрена проблема конфиденциальности личных данных, потенциальные жертвы и возможность злоупотреблений подобной информацией. В исследовании были проанализированы около 4000 профилей Facebook и 61% профилей попали в категорию опознаваемых (в профиле использовались настоящие имя и фотография). Из-за большого количества личной информации, ее доступности, видимости связей человека пользователи ВСС рискуют быть подвержены различного рода угрозам, воздействующим как на реальную, так и на виртуальную личность, например преследование, идентификация личности, опознание внешности, генерация номера социального страхования (SSN). Аналогичные исследования угроз проводят Ф. Штуцман [25] и С. Барнс [11], а исследования проблемы «социального фишинга» проводят Т. Джагатик, Н. Джонсон, М. Джейкобсон и Ф. Менцзер [20].

С точки зрения понимающей социологии виртуальную социальную сеть можно рассматривать как систему, обеспечивающую социальные действия. При определении социального действия (общностно ориентированного действия) М. Вебер пишет: «Об "общностно ориентированных действиях" мы будем говорить в тех случаях, когда действия индивида субъективно осмысленно соотно­сятся с поведением других людей … Важный, хотя и не необходимый компонент общностно ориентирован­ных действий составляет его смысловая ориентация на ожидание определенного поведения других и в соответствии с этим (субъективная) оценка шанса на успех собственных действий» [2, с. 508]. Любое действие в ВСС является социальным, будь то новая запись в блог, добавление информации или фотографии в профиль, приглашение дружить, все это является социальным действием по определению, то есть осмысленно пользователем и соотносится с поведением других людей. Практически в каждой ВСС есть возможность создания групп или сообществ, объединяющих людей по какому-либо объективному или субъективному параметру, различию.

Вебер подчеркивает важность определенного типа поведения для понимающей социологии: «Спе­цифически важным для понимающей социологии является прежде всего поведение, которое, во-первых, по субъективно предполагаемому действующим лицом смыслу соотнесено с поведением других людей, во-вторых, определено также этим его осмысленным соотнесением и, в-третьих, может быть, исходя из того (субъектив­но) предполагаемого смысла, понятно объяснено» [2, с. 496]. С точки зрения понимающей социологии особенно интересны процессы и закономерности формирования групп или сообществ, основанных на субъективных параметрах. Это может быть принадлежность к субкультуре, отношение к известному исполнителю, принадлежность к группе фанатов спортивной команды, отношение к бренду и т.д. Для каждой группы возможно рассматривать мотивы формирования, возникновение фольклора группы, возникновение свойственных только для этой группы статусов и ярлыков. Мотивы участия людей в ВСС, идентификация людей как участников (например, участники ВСС LiveJournal могут заказать себе футболку с логотипом сети, тем самым определив себя как участника сети), формирование законов, ценностей, правил, отношение к ним участников также могут быть предметом исследования с точки зрения понимающей социологии.

В некоторых случаях процессы создания ВСС и процессы миграции пользователей из одной ВСС в другую могут представлять интерес для понимающей социологии, особенно если эти явления происходят под влиянием изменения предпочтений референтной группы. Например, при создании ВСС Friendster получил поддержку трех групп людей: блоггеров, участников фестиваля Burning Man и мужчин гомосексуалистов, и с 2002 года до мая 2003 года вырос до 300 000 пользователей, не применяя рекламы и не делая каких-либо официальных публикаций в прессе [12]. Это говорит о том, что предпочтения референтной группы могут являться сильным стимулом включения индивида в ВСС. Аналогичная ситуация наблюдалась при запуске ВСС MySpace, когда сеть получила поддержку нескольких музыкальных групп, что привлекло большое количество фанатов групп в ВСС [13].

Кроме классических парадигм рассмотрим более поздние интегральные парадигмы, сочетающие в себе элементы классических. Используя понятие «паноптикум» [10], когда надзирающие структуры невидимы, а надзираемый всегда на виду, можно рассматривать скрытые функции ВСС, которые иногда становятся явными, например, когда ВСС используются государственными органами для поиска преступников. Если предположить, что государство имеет доступ к закрытой информации об активности пользователей, личной переписке, статистике посещений ВСС, персональным социальным сетям и их совокупностям и анализирует эту информацию, то можно говорить об очень серьезной скрытой функции контроля населения, использующего ВСС, со стороны государства.

Рассмотрим концепцию габитуса П. Бурдье, как объединяющую субъективизм и объективизм. По П. Бурдье «Габитус есть одновременно система схем производства практик и система схем восприятия и оценивания практик. В обоих случаях эти операции выражают социальную позицию, в которой он был сформирован. Вследствие этого габитус про­изводит практики и представления, поддающиеся классифика­ции и объективно дифференцированные, но они воспринимаются непосредственно, как таковые только теми агентами, которые владеют кодом, схемами классификации, необходимыми для понимания их социального смысла» [1, с. 193].

В данном определении габитус является одновременно и тем, что воспринимает практики, интериоризирует их и тем, что воспроизводит практики, экстериоризирует, одновременно оказывая воздействие на социальные структуры, которые воздействуют на практики. Виртуальные социальные сети становятся частью повседневной жизни миллионов людей, практики присутствия в ВСС, нормы, методы, правила, схемы и приемы общения в ВСС становятся частью габитуса миллионов пользователей, интериоризируются ими. С другой стороны, воспроизводя данные практики, пользователи оказывают влияние на ВСС, меняют сам практики, создают новые. Исследование [17] Н. Грина о создании новых повседневных практик участия людей в виртуальном пространстве показывает, что эти практики оказывают влияние на практики физического мира, например на практики использования высокотехнологичных предметов и на практики потребления.

Рассмотрение виртуальных социальных сетей с позиции различных социальных теорий выявляет большое количество актуальных проблем, находящихся в данной области. Существование проблем неравенства, как доступа, так и неравенства позиции пользователей внутри ВСС, означает существование или потенциальное существование ряда серьезных конфликтов, в которые могут быть вовлечены как пользователи ВСС, так и владельцы ВСС или государство. Наличие серьезных проблем, связанных с безопасностью пользователей, с существованием механизмов манипуляций и контроля при помощи ВСС деятельности пользователей как внутри, так и вне ВСС открывает большое пространство для исследований, особенно в области социальной психологии и социологии управления. ВСС создают и дополняют функции многих социальных институтов, например ВСС включаются в процесс социализации или открывают новые  средства ведения полноценной жизни для людей с ограниченными возможностями и проблемы, связанные с включением ВСС в социальные институты так же создает новые возможности исследований. Таким образом, большое количество проблем и направлений исследований, относящихся к области ВСС, активное развитие ВСС, серьезное влияние ВСС на другие общественные структуры, незначительное количество отечественных публикаций делают проблему исследования ВСС особенно актуальной.

Литература:

1.    Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть / Бурдье П. Начала: Choses dites. — М.: Socio-Logos. 1994. C. 181-207.

2.    Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии // Избранные произведения / М. Вебер. — М.: Прогресс, 1990. C. 495-547.

3.    Градосельская Г. В. Сетевые измерения в социологии: Учебное пособие / Под ред. Г. С. Батыгина. ­— М.: Издательский дом «Новый учебник». — 2004.

4.    Дюркгейм Э. Метод социологии // Социология. Хрестоматия / Под ред. А.И. Кравченко. — М., 2002. — С. 11-19.

5.    Китай заблокировал Twitter, Hotmail и многие другие веб-сервисы // CNews. 2009. (электронный вариант http://www.cnews.ru/news/line/index.shtml?2009/06/03/349537 использовано 15.03.2010).

6.    Маркс К., Энгельс Ф. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Сочинения. Т. 42. — М.: Госполитиздат, 1956.

7.    Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества / Пер. с англ., послесл., примеч. А. А. Юдина; сост., предисл. В. Ю. Кузнецова. — М.: REFL-books. — 1994.

8.    Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. — М.: АСТ, Хранитель. 2006. — 873 с.

9.    Узбекистан закрывает доступ к Livejournal // Regnum. 2009. (электронный вариант http://www.regnum.ru/news/1128086.html использовано 15.03.2010).

10.    Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. / Пер. с фр. В.Н. Наумов — М.: Ад Маргинем, 1999.

11.    Barnes S. A privacy paradox: Social networking in the United States // First Monday. — № 11 (9), 2006. (http://firstmonday.org/htbin/cgiwrap/bin/ojs/index.php/fm/article/view/1394/1312 использовано 15.03.2010).

12.    Boyd D. Friendster and publicly articulated social networks // ACM Conference on Human Factors in Computing Systems. New York: ACM Press. — 2004. — P. 1279-1282. (http://www.danah.org/papers/CHI2004Friendster.pdf использовано 15.03.2010).

13.    Boyd D., Ellison N. B. Social Network Sites: Definition, History, and Scholarship // Journal of Computer-Mediated Communication. — № 13(1), 2007. (http://jcmc.indiana.edu/vol13/issue1/boyd.ellison.html использовано 15.03.2010).

14.    Ellison N., Steinfield C., Lampe C. The benefits of Facebook "friends": Exploring the relationship between college students' use of online social networks and social capital // Journal of Computer-Mediated Communication. —  № 12 (3), 2007. (http://jcmc.indiana.edu/vol12/issue4/ellison.html использовано 15.03.2010).

15.    Enchancing child safety & Online Technologies: final report of the internet safety technical task force. Harvard University. 2008. (http://cyber.law.harvard.edu/pubrelease/isttf/ использовано 15.03.2010).

16.    Fragoso S. WTF a crazy Brazilian invasion // CATaC /  Eds. F. Sudweeks & H. Hrachovec. —

17.    Green N. How Everyday Life Became Virtual: Mundane work at the juncture of production and consumption // Journal of Consumer Culture. — 2001. — V. 1.  — P. 73-92.

18.    Gross R., Acquisti A. Information revelation and privacy in online social networks. WPES'05. – Alexandria, VA: ACM. — 2005. —  P. 71-80.  (http://www.heinz.cmu.edu/~acquisti/papers/privacy-facebook-gross-acquisti.pdf использовано 15.03.2010).

19.    Hargittai E. Whose Space? Differences Among Users and Non-Users of Social Network Sites // Journal of Computer-Mediated Communication. — № 13(1), 2007. (http://jcmc.indiana.edu/vol13/issue1/hargittai.html использовано 15.03.2010).

20.    Jagatic T., Johnson N., Jakobsson M.,  Menczer F. Social phishing // Communications of the ACM. — № 5 (10), 2007. — P. 94-100. (http://www.indiana.edu/~phishing/social-network-experiment/phishing-preprint.pdf использовано 15.03.2010).

21.    Jordan K., Hauser J., Foster S. The Augmented Social Network: Building indentity and trust inro the next-generation Internet // First Moday. — № 8 (8), 2003. (http://firstmonday.org/htbin/cgiwrap/bin/ojs/index.php/fm/article/view/1068/988 использовано 15.03.2010).

22.    Lampe, C., Ellison, N., Steinfield, C., A Face(book) in the Crowd: Social Searching vs. Social Browsing // Michigan State University. — 2007 (http://www.msu.edu/~steinfie/CSCW_Facebook.pdf использовано 15.03.2009).

23.    Lenhart A., Madden M. Teens, privacy, & online social networks // Pew Internet and American Life Project Report. — 2007. (http://www.pewinternet.org/Reports/2007/Teens-Privacy-and-Online-Social-Networks.aspx?r=1 использовано 15.03.2010). Murdoch, Australia: Murdoch University. —  2006. —  P. 255-274.

24.    Paciello M. Designing the Web for People with Disabilities // TGP Group white papers. 2006 (http://www.paciellogroup.com/resources/whitepapers/WPDesignWebAccess.htm использовано 15.03.2010)

25.    Stutzman F. An evaluation of identity-sharing behavior in social network communities // Journal of the International Digital Media and Arts Association. — № 3 (1). 2006. — P. 10-18. (http://www.units.muohio.edu/codeconference/papers/papers/stutzman_track5.pdf использовано 15.03.2010).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle