Библиографическое описание:

Омылаева Е. В. Развитие курортов Кавказа в условиях Первой мировой войны (1914-1918 гг.) // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 34-37.

В последнее время проблема курортов и туризма обсуждается в России на самом высоком уровне. Отечественные курорты, с большими традициями, изначально очень перспективные сейчас активно развиваются. И как следствие этого, возникла необходимость в более детальном и тщательном осмыслении исторического прошлого курортов Кавказа.

Большое влияние на развитие курортов оказывают различные факторы: климатические условия, целебные свойства источников, степень богатства граждан данного государства, политическая обстановка, образованность населения. И только сплав всех этих немаловажных факторов делает курортные местности желанными для посещения.

В начале ХХ века для большинства русских поездка на заграничные курорты была более увлекательна, чем поездка на Кавказ. Это было связано с рядом определенных трудностей, возникающих в путешествии на Кавказ, таких как безлюдные степи, совершенно похожие друг на друга губернские города, и опасности, подстерегающие больного в пути. Так как большинство населения России не было знакомо с Кавказом, то многих от поездки на курорты удерживал и страх попасть в руки горцев, что, по словам известного исследователя курортов Ф. Баталина, «опасение, если и несовершенно безосновательное, то все-таки преувеличенное до смешного» [[1]]. Необходимо учесть и тот факт, что до заграничных курортов из Москвы можно было добраться по железной дороге за 6-7 дней, в то время как дорога до Пятигорска занимала 10-11 дней. Кроме этого, поездка на заграничные курорты была не только комфортабельнее, но и дешевле. Так билет от Москвы до Карлсбада стоил 63 руб. 50 коп., а дорога, к примеру, до Пятигорска обходилась 143 руб. 14 коп.

Разумеется, заграничные курорты, возникшие в XVI-XVII вв., были более благоустроенные и привлекали не только своими целебными свойствами, но и удобствами. Кавказские же курорты не получили должного развития, поэтому были еще плохо устроены. Имелся ряд проблем: отсутствие необходимых удобств, не имелось водопровода, электрического освещения, телеграфа, канализации.

1 августа 1914 г. Российская империя оказалась втянута в первую за историю человечества мировую войну. Это повлияло на все последующее развитие страны, в том числе на состояние курортного дела. В Московских ведомостях писали: «За свое пренебрежение к русским курортам наша публика, перетерпевшая с началом войны тяжкие мытарства за границей, достаточно наказана» [[2]]. Тот факт, что в связи с войной путь к заграничным курортам был закрыт, указывает на то, что количество отдыхающих на курортах Кавказа неукоснительно росло. Богатые промышленники, предприниматели, коммерсанты, военные устремились на курорты. Если еще в 1913 году на самых посещаемых курортах России – Кавказских Минеральных Водах лечилось 38611 [[3], с. 19] человек, то уже в 1914 году там отмечается пик посещаемости курортов, где всеми видами лечебных услуг воспользовались 41192 человека [[4]]. В 1916 году эта цифра составляла уже около 59000 человек [[5]].

В связи со значительно возросшим притоком лечащихся деятельность управлений курортами была направлена на спешное осуществление их реконструкции. Были выделены приоритетные направления: благоустройство казенной территории, улучшение санитарного надзора, размещение больных и снабжение их провизией, усовершенствование бальнеолечебниц, увеличение дебита источников, снабжение бюветов и бальнеологических заведений минеральной водой.

3 декабря 1914 года в обществе изучения черноморского побережья Н.И. Воробьев сделал доклад о мерах по улучшению лечебных местностей Кавказа. К неблагоприятным условиям он относит отсутствие подъездных железнодорожных путей [[6]]. А ведь в лето ожидался громадный наплыв больных и раненных.

Крупное государственное и общественное значение дела по улучшению отечественных курортов вызвало специальную работу почти во всех министерствах по изысканию способов усовершенствования курортов в ближайший срок. Правление Владикавказской железной дороги изъявило свою готовность расширить деятельность, как по оборудованию новых лечебных мест, так и по усилению провозоспособности дороги и устройству необходимых ветвей. Следует отметить, что помимо железнодорожного, военные нужды привели к усовершенствованию автомобильного транспорта, для перевозок людей начала использоваться авиация. Добираться до курортов стало быстрее и дешевле. Так, проезд в Кисловодск в 1914 году в 1-м классе стал стоить от Москвы – 29 руб. в дороге 1,5 суток; от Санкт – Петербурга 35 руб., в дороге двое суток; от Варшавы 34 руб.; от Киева 27 руб. [[7], c. 82].

7 января 1915 г. в Петербурге открылся Всероссийский съезд по улучшению отечественных лечебных местностей, организованный Министерством внутренних дел. Несмотря на множество острых проблем, связанных с неудачами на фронте, и сложную внутриполитическую обстановку в стране, правительство находило возможным уделять внимание отечественным курортам. Так, в конце 1916 г. Совет министров одобрил представление Министерства внутренних дел об установлении постоянных границ округов санитарной охраны и учреждении на Кавказских Минеральных Водах и Сергиевских водах должностей правительственных санитарных врачей [[8], c. 189]. Кроме этого, по поручению Главного врачебного инспектора Л.Н. Малиновского профессор М.Я. Капустин обследовал ряд отечественных курортов. Новые Кумагорские источники (1916 г.) он оценил как достаточно перспективные для создания курорта. [[9], c. 43].

На созванном по распоряжению наместника Кавказа И.И. Воронцова-Дашкова съезде городских голов городов Кавказского края с 12 по 14 сентября 1914 г. в Тифлисе подчеркивалось исключительное географическое положение Кавказа, а также возможность возникновения военных действий в Закавказье. Наместник «забронировал» Кавказ в 1914 г. от притока раненых с Западного фронта на случай осложнений на кавказской границе из-за возможного вступления в войну Турции на стороне Германии. [[10], c. 72].

В резолюции съезда определено было число коек для раненых в каждом пункте Кавказа за счет казенных, местных (городских, сельских, станичных) и благотворительных средств.

Кавказским курортам, как и другим территориям, было рекомендовано в случае необходимости создавать лазареты для раненых, в первую очередь, занимая свободные дома и квартиры частных домовладений, казенных и общественных домов, театры, клубы, гостиницы, учебные заведения.

Правительственная помощь широко и щедро проявлялась на удовлетворение важнейших нужд благоустройства путем выдачи различных ссуд. Как подлежащих возврату, так и безвозвратных. На заседании бюро Союза кавказских городов 16 октября 1914 г. распоряжением наместника на Кавказе на устройство лазаретов в городах Кавказа был выделен 1 млн. рублей. Тем не менее, увеличение расходов и исключительные затруднения, переживаемые государственным казначейством в связи с военными нуждами, вызвали рост долгов курортов. Так, к 1916 году задолженность Кавказских Минеральных Вод, по сравнению с 1910, увеличилась более чем в 3 раза и составляла уже 3,5 млн. руб. [[11]].

Розлив и экспорт минеральных вод, ранее приносящий неплохой доход курортам, теперь испытывал ряд препятствий: отсутствие вагонов для отправки вод; недостаток топлива, материалов для розлива; недостаток рабочей силы.

27 февраля 1915 года Николай II возложил на верховного начальника санитарной и эвакуационной части страны принца А.П. Ольденбургского общее руководство всеми мероприятиями по улучшению отечественных лечебных местностей. 5 мая 1915 года принц А.П. Ольденбургский издал специальные правила для освидетельствования и отправления в лечебные местности раненных и больных воинов, нуждающихся в бальнеологическом лечении. В 1915 и 1916 годах он лично побывал на курортах Кавказа с инспекторской поездкой [[12], c. 59].

В годы Первой мировой войны многие курорты впервые выполняли круглогодично важную функцию госпитальной базы страны. Необходимость функционирования в осенне-зимний период была связана с ежедневно прибывающими ранеными и больными с фронта.

При главном комитете Земском и Городском союзе была создана объединенная санаторно-курортная комиссия, которая работала непосредственно с территориальными отделениями по использованию лечебных местностей для лечения ранбольных. Одним из важнейших вопросов, был вопрос организации бальнеолечения в зимний период. Союз специально изучил этот вопрос за сезон 1915-1916 годах на Юге России [[13], c. 3].

Тем не менее, осуществить проект функционирования в зимний период было достаточно сложно. Основной проблемой являлось обеспечение лечебниц теплом.  С помощью военно-промышленных союзов областей и губерний частично удавалось решать эту проблему: уголь доставлялся с Донецкого бассейна, дрова – из лесов Предкавказья. Несмотря на это, проблема нехватки топлива стояла в течение всего периода военных действий.

Вопрос по размещению лечащихся решался за счет увеличения продолжительности сезонов. Так, открытие сезона в 1917 году началось 1 мая. Несмотря на обычный здесь холод, столь велика была нужда в курорте у русской главным образом столичной публики, что она уже была не в состоянии удовлетворяться нормальным лечебным сезоном с 15 июня по 15 августа [[14]].

Еще одной острой проблемой на Кавказских курортах в годы войны являлась нехватка жилья. Поезда приходили переполненные и зачастую приезжие по 2, по 3 дня проживали среди своих вещей на перронах вокзалов, пока подыскивалось помещение. Министерством юстиции специально для Кавказских курортов был разработан квартирный закон, взамен общего по России закона 27 августа 1916 года. Новый закон распространялся на все Кавказские курорты, в которых теперь устанавливались предельные цены. Предельными считались те цены, по которым сдавались в наем сезонные помещения в сезон 1915 года, а прочие к 31 декабря 1914 года с прибавлением 10%. [[15]].

На всех курортах Кавказа, в этот период, можно было встретить особую породу людей – комиссионеров. Они были всюду: на вокзалах железной дороги, в парках, на улицах города, там, где у людей появлялась в чем-то нужда. Нужна ли квартира, хотят ли что-либо купить, но не знают, где найти желаемое – комиссионеры тут же подходили с предложением своих услуг. Эта корпорация людей была необходима курортам, так как устраивала многие дела приезжих и местных жителей в той сфере, куда не доходили руки Дирекции вод и городских властей.

В целом, дыхание войны среди публики на курортах практически не ощущалось. Сюда съезжались люди со всей России, имеющие цель не столько поправить здоровье, сколько ищущие развлечений. Такой приток отдыхающих привлекал на курорты и звезд первой величины на литературно – художественном небосклоне. «Сбор писателей, театральных деятелей и артистов в нынешнем сезоне надо признать выдающимся», - заключила газета «Пятигорское эхо» в сентябре 1916 года [[16], c. 28]. А курорты, как известно, одно из проявлений жизни общества и в курортной публике, как в зеркале, отражается весь социальный облик той или иной эпохи.

Безусловно, Первая мировая война принесла разорение хозяйству Кавказа. Хрупкий и специфический мир курортов не был приспособлен к таким потрясениям. Война стала определенной проверкой устойчивости государственных и общественных систем, их жизнедеятельности, эффективности контактов государства и общества, города и деревни, фронта и тыла и т. д. Организация отдыха граждан, возможность получения различного рода медицинского лечения на курортах страны в условиях войны явились проявлением социальной роли государства.

Подводя итоги обзору действий российского правительства и местных учреждений по улучшению лечебных местностей Кавказа в годы Первой мировой войны можно сделать вывод, что в целом работа была организованна неплохо и выдаваемых государством сумм, а также денег из земских средств чаще всего хватало на благоустройство курортов. В конечном итоге тот или иной курорт, приобретая широкую известность, составляет предмет гордости граждан данного государства. История курортов — это тот микромир, в котором как в своеобразном зеркале отразились наиболее значимые моменты Отечественной истории.

 

Литература



[1] Баталин, Ф. Пятигорский край и Кавказские Минеральные Воды. 4. II. – СПб, 1861.

[2] Кавказские курорты. – 1914. – 14 декабря.

[3] Десницкий, Н.В. Кавказские Минеральные Воды к сезону 1914 года. – Пятигорск, 1914.

[4] ГАСК. Ф.1016. Оп.1. Д.60. Л.2(об).

[5] Там же.

[6] Кавказские курорты. – 1914. – 14 декабря.

[7] Десницкий, Н.В. Кавказские Минеральные Воды к сезону 1914 года. – Пятигорск, 1914.

[8] Пятигорск в исторических документах 1780-1917. –Ставрополь, 1985.

[9] Приказы Кавказского военного округа. –Тифлис, 1916.

[10] Копылова, Е.Э., Краснокутская, Л.И. Становление и развитие военно-медицинской службы на КМВ (1803-2007гг). –Ессентуки, 2007.

[11] ГАСК. Ф.1016. Оп.1. Д.62. Л.1.

[12] Приказы Кавказского военного округа. – Тифлис, 1916.

[13] Налбандов, С.С. К вопросу об организации бальнеологического лечения в течении зимнего периода 1915-1916гг. // Материалы по организации санаторно-курортного лечения больных и раненных воинов. Вып.2. –М., 1916.

[14] ГАСК. Ф.1016. Оп.1. Д.71. Л.2 (об).

[15] Терек. – 1917. – 9 июня.

[16] Водолажская, В.А. Представители «серебряного века» на Кавказских Минеральных Водах (по материалам краевого архива) // Историко-культурное наследие Кавказских Минеральных Вод и преемственность поколений. – Ставрополь, 2007.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle