Библиографическое описание:

Селезнев Д. А. Формирование спецшколы партизанского движения Сталинградского фронта // Молодой ученый. — 2016. — №24. — С. 395-398.



В статье представлен процесс создания спецшколы партизанского движения Сталинградского фронта, положительные и отрицательные моменты развития спецшколы.

Ключевые слова: опергруппа, партизан, курсант, диверсия, Военный Совет, Сталинград

Народный комиссар обороны СССР Сталин своим приказом ставил чрезвычайно большие и ответственные задачи развития партизанского движения в тылу врага. Новые формы борьбы партизанских отрядов, полков и бригад, подъем всех масс населения временно оккупированных областей противником требовали тщательного подбора и квалифицированной подготовки партизанских кадров [1, с.7]. В интересах наиболее эффективного выполнения задач поставленных перед партизанским движением приказом Сталина центральный штаб партизанского движения организовал специальные школы по подготовке квалифицированных кадров для работы в тылу врага.

Формирование школы подготовки партизанских кадров возлагалось на представителя центрального штаба партизанского движения на Сталинградском фронте генерал-майора Тимофея Петровича Круглякова, укомплектование постоянным составом школы подготовки партизанских кадров и подвижного радиоузла производилось: начальником гарнизона во втором эшелоне штаба расположенный в Средней Ахтубе — подполковником Геевским Прокофием Вячеславовичем, начальником учебного пункта при штабе партизанского движения старшим лейтенантом Карпович Григорием Борисовичем, на которого возлагалась организация планомерной учебы, руководства и контроль в отдельном взводе, на начальника 5 отделения штаба — майора интендантской службы Томашевича Вячеслава Карловича возлагалось руководство, контроль и обеспечение всеми видами довольствия личного состава учебного пункта и радиоузла, на начальника АХО техник-интенданта 2 ранга Кучинского Степана Федоровича возлагалось в учебном пункте организация и руководство довольствием личного состава второго эшелона штаба.

Формирование партизанской спецшколы планировалось закончить к 5 ноября 1942 года.

Генерал-майор Кругляков просил содействия со стороны секретаря Сталинградского областного комитета ВКП (б) Чуянова об отдаче указаний Военному отделу обкома и райкомам ВКП (б) произвести отбор слушателей из состава проживающих на территории Сталинградской области.

Отбор людей для направления в школу производился с учетом следующих требований:

  1. Члены и кандидаты ВКП (б) (обязательно);
  2. Образование не ниже 7 классов;
  3. Физически здоровые (хороший слух и зрение);
  4. Политически развиты;
  5. Морально устойчивые [2, с.1].

На каждого кандидата направленного в спецшколу военный отдел обкома и райкома предоставлял генерал-майору Круглякову:

  1. Подробную партийную характеристику;
  2. Служебный отзыв прямых начальников; 3.Заключение медицинской комиссии о состоянии здоровья.

В созданную школу Штабом по руководству партизанскими отрядами при Сталинградском фронте областным комитетом ВКП (б) было направлено для учебы 273 человека коммунистов и комсомольцев, из которых окончили учебу и действовали в тылу по заданию штаба 68 человек [4, с.90]. Со стороны областного комитета ВКП (б) была оказана большая помощь штабу по руководству партизанскими отрядами при Сталинградском фронте генерал-майору Круглякову, как путем отбора из числа коммунистов, комсомольцев, и беспартийных для обучения их в специальной партизанской школе, так и продовольствием и вещевым имуществом. Из 273 человек зачисленных в спецшколу: мужчин — 177, женщин — 95. По партийности: членов и кандидатов ВКП (б) — 142. ВЛКСМ — 88. Беспартийных — 42. По национальности: русских — 192; украинцев — 66; белоруссов — 3; евреев — 3; татар — 2; мордвин — 1; цыган — 1; казах — 1 [2, с.2].

Среди незачисленных в школу: 99 коммунистов, 52 комсомольца и 22 беспартийных [2, с. 2]

Хорошо проводили отбор кандидатов в школу: Иловлинский, Нижне-Добринский, Палассовский, Пролейский и другие районы.

  1. Владимировский район прислал на комиссию 68 человек, из которых зачислено в школу только 29 [Там же]. Остальные не зачислены.
  2. Камышинский район прислал 35 человек, а зачислено в школу всего только 12 человек [Там же]. Многие, из проходивших комиссию, заявляли, что они больны.

Личной проверкой генерала — майора Круглякова несения караульной и внутренней службы, службы воздушного наблюдения и оповещения, а также общего состояния дисциплины, в тыловой группе штаба, находящейся в Средней Ахтубе нашел, что несение караульной и внутренней службы лицами суточного наряда поставлено плохо. Например дежурный по учебному пункту боец Джалилова, вместо того, чтобы быть в постоянной боеготовности, разделась и сняла оружие, обязанности дежурной не знала [3, с.40]. Дежурный по кухне боец Майорка, обязанности свои не знала, и даже не могла сделать доклад старшему начальнику. Наружные патрули службу несли низко, не зная точно района патрулирования. Жилые и служебные помещения содержались грязно, места общего пользования запущенны. Учебные занятия проводились недостаточно организовано. Имели место случаи опоздания на занятия и срывы занятия. Внешний вид курсантов расхлябанный, что свидетельствовало о плохой отработке программы одиночного обучения бойца. Среди курсантов имелись случаи проявления бытовой и иной распущенности. Все это свидетельствовало об исключительно низкой воинской дисциплины, грубое нарушение требований уставов, и низкой требовательности к подчиненным, со стороны начальника учебного пункта старшего лейтенанта Карпович и его помощника [3, с.41].

Назначенный Кругляковым старшим начальником подполковник Геевский, указания его о наведении должной дисциплины и порядка на узле связи и учебном пункте не выполнял, отсутствовала высокая требовательность а остальные начальники отделений подполковник Михайлов и майор Тамашевич не помогли Геевскому в устранении грубых нарушений уставов и дисциплины и примирились с существующими недостатками. Отмечал Кругляков ряд непорядков, такие как, отсутствие контроля за сбережением имущества и слабую требовательность к подчиненным в отделении, где начальником был майор Тамашевич. Благодаря слабому контролю имущества, имел место случай хищения из склада (трех фонарей) красноармейцем Филимоновым, автотранспорт в отделении, вследствие небрежной эксплуатации и преступного ухода со стороны водительского состава был выведен из строя, чем было поставлено под угрозу срыва плановое снабжение подразделений и штаба всеми видами довольствия [Там же, с.41]. За все это подполковник Геевский получил выговор и был освобожден от исполнения обязанностей Старшего Начальника по Тыловой Группе, вместо него был назначен подполковник Михайлов. За низкую дисциплину и нарушение уставных требований в Учебном пункте старший лейтенант Карпович получил выговор. За слабый учет и контроль имущества, за недостаточную требовательность и контроль за эксплуатацией и сбережением автотранспорта майору Тамашевич был объявлен выговор.

В период с 20 по 22 декабря 1942 года, был произведен выпускной экзамен курсантов учебного пункта, экзамен прошли 21 человек [3, с.42]. В ходе экзамена, комиссия установила, что общим недостатком подготовки являлось:

  1. Строевая подготовка одиночного бойца отработана недостаточно.
  2. Совершенно не был пройден раздел практического изучения трофейного оружия и подрывных средств.
  3. Малая физическая натренированность и выносливость к преодолении различных препятствий в условиях прохождения прифронтовой полосы [3, с.43].

За это время из курсантского состава прибывших из Московской спецшколы были отмечены случаи: явных фактов нарушения советско-воинской дисциплины, выражающихся в отдельных случаях, с прямыми фактами невыполнения приказания, хищения и элементы морально-бытового разложения со стороны курсантов и курсанток. Особой недисциплинированностью отличалась группа возглавляемая Чумаковым, в состав которой входили нарушители: Сосницкий, Дукалов, Смирнов и Зайцева [Там же, с.43]. Эти курсанты своим поведением морально воздействовали на остальной личный состав курсантов спецшколы, а также курсантов учебного пункта, тем самым позорили себя и как воина красной армии. Сам лично Чумаков был задержан комендантским надзором в Средней Ахтубе, но, несмотря на это, все же продолжал еще творить ряд безобразий, выразившейся в систематической стрельбе из личного оружия, ППШ и боевых гранат [Там же]. Самовольно уходил со стрельбищ. Эта же группа была замечена в хищении и разбазаривания военного имущества и продовольствия — тем самым нарушали приказ Народного Комиссара обороны № 0169. Курсант Смирнов не выполнил четырехкратное приказание старшины учебного пункта Букреева, со стороны девушек курсанток привело место в бытовой распущенности [3, с.49].

Генерал-майором Кругляковым были предприняты меры: оружие находящееся в индивидуальном пользовании у личного состава хранилось на складе штаба, все боеприпасы у личного состава спецшколы и учебного пункта отбирались и хранились на складе штаба, на указанных товарищей в приказе начальнику учебного пункта накладывались дисциплинарные взыскания [Там же].

Однако несмотря на отрицательные стороны деятельности спецшколы, внутри учебного пункта среди личного состава организовывались и широко проводились ежедневно инструктивно — методические занятия с преподавателями к предстоящему учебному дню, регулярно доводилось до каждого курсанта расписание занятий, ставились вопросы-задачи, темы [Там же].

Начальники оперативного и разведывательного отделений штаба систематически знакомили курсантов и остальной состав учебного пункта в рамках необходимости с особенностями боевых действий партизанских формирований на Сталинградском фронте. С целью изучения врага и приобретения практического опыта в борьбе с фашистскими солдатами — путем: лекций, бесед, выписок, характерных боевых эпизодов из оперативных сводок. Также добивались организации урока — занятий на основе боевых опытов в партизанском движении текущего времени, целеустремленности на выполнении предстоящих боевых задач курсантами, с учетом обстановки на фронте, характера степной местности, населенных пунктов в зимних условиях. Был установлен четкий распорядок дня, организована высококачественная подготовка кадров, параллельно с этим борясь с проявлением недисциплинированности и расхлябанности. Курсанты спецшколы изучали строевую, огневую подготовку, материальную часть оружия, тактику, подрывное дело.

За отчетный период, учебным пунктом партизанского движения подготовлено квалифицированных партизанских кадров 21 человек [Там же].

Таким образом, в результате нашего исследования, мы выяснили положительные и отрицательные стороны деятельности спецшколы при штабе партизанского движения Сталинградского фронта, ее формирование и структуру. Деятельность спецшколы партизанского движения отвечала поставленным задачам, ее выпускники яростно сражались с врагом, наносили урон, срывали мероприятия, планы противника, подрывали боевой дух, в ходе войны и изгнания немецко-фашистских захватчиков с советской земли.

Литература:

  1. Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО) Ф.13022.Оп.1.Д.17.
  2. ЦДНИВО.Ф.171.Оп.1.Д.72.
  3. ЦДНИВО.Ф.13022.Оп.1.Д.20.

4.ЦДНИВО. Ф.113.Оп.12. Д.71.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle