Библиографическое описание:

Калмаматова З. А. Факторы, порождающие этнокультурную маргинальность в условиях глобализации // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 623-626.



The article deals with investigation of ethnocultural marginality

Keywords: marginality, culture, ethnicity, globalization

Мир, глубоко вовлекаемый в процессы глобализации, приводит к развитию многовекторных социальных процессов. С одной стороны, кросс-культурные связи разных социальных групп, в том числе фузии и диффузии в среде малых и больших этносов, другие элементы миграционных течений, свойственные современной эволюции этносов, набирают все большую силу.

С другой стороны, усиливается стремление к пониманию индивидуальной этнокультурной идентичности, пробуждаются и активизируются движения динамично развивающихся этнических групп, стремящихся защитить свою культуру и гражданские права. [3, c.1299].

Этому способствовали кардинальные изменения в обществе в конце ХХ века, когда рушились идеологические устои, понимание общности и единства такого этнического образования, как «советский народ», когда на рубеже веков проявляется феномен «этнического возрождения».

Эти закономерные процессы сделали возможными и необходимыми научный подход и анализ реальных перемен в этнокультурном пространстве, глубокие исследования многих вопросов сферы межнациональных отношений, что ранее рассматривалось как стереотипы или догмы.

В начале 2003 года в Кыргызской Республике проживало в целом 3337,0 тыс. кыргызов. Они преобладали по численности и составляли 66,9 % от общего количества жителей страны. Небольшие группы кыргызов проживают на территории бывших советских республик — Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, России, Украины, Белоруссии, Туркменистана, Молдовы, Армении, Грузии, Латвии, Литвы, а также в странах дальнего зарубежья- в КНР, Турции, Афганистане, Пакистане, в Европе, Австралии, США, Иордании [6, с. 850–582], где существуют диаспоральные группы кыргызов.

Несмотря на активное оживление в сфере культуры в глобальных масштабах «давосской бизнес-культуры», «культуры интеллектуалов», массовой и сектантской культур со стороны транснациональных организаций, открыто наблюдаются процессы дифференциации, опирающиеся на основы социокультуры, противоречащие друг другу как инновационные культурные феномены, воочию изменяющие духовную природу современного человека, основываясь на современные коммуникативные технологии и этнокультурные обычаи и традиции, выделившиеся из архетипов этнических культур, сформированных в древние исторические эпохи. В повседневной социокультурной практике растет значение таких форм, как этносы или этнические группы. Подобные формы могут опираться на инновационные интернет-технологии, направленные на архаические принципы родственности, соседства, землячества, особенно на глобализацию повседневной жизни.

В связи с тем, что миграционные процессы, порожденные современными процессами глобализации, ранее не имели таких широких масштабов распространения, исследования этнокультуры только в конце прошлого века начали обретать научно-теоретический статус в трудах социальных антропологов, философов, культурологов и этнологов.

С активным привлечением трудовых мигрантов в Западную Европу и США у принимающих стран, правительств и общественности возникает вынужденная необходимость разработки особой политики в отношении возникающих новых и подверженных трансформации старых диаспор, что обратило внимание ученых на изучение проблем процесса появления этнокультурных дисперсий и диаспор в 70-е годы ХХ века. В своём историческом развитии процессы этнокультурных дисперсий претерпели коренные изменения. Если в прежних исторических периодах этнокультурная дисперсия в результате военных или природных катастроф была порождением пассивного кодирования, приводящая к репатриации или ассимиляции, то в мировой истории, начиная с середины ХIХ века, дисперсия переходит в модель в форме трудовой миграции экзистенционального типа индивида или этнокультурной группы.

Вслед за Дж. Армстронгом Р. Кохен, исследовавший диаспоры, возникшие на основе трудовой миграции и миграционных процессов, установил основные критерии их различия. Он предположил, что процессы глобализации и этнические дисперсии идут параллельно, усиливая друг друга. Различие мегадиаспоры, по Р. Кохену, в качестве системной совокупности региональных диаспор обусловливает проявление особого внимания. [7,c.32–44].

Американский ученый Х. Тололян с позиций системного анализа и посредством метода сравнения, исследуя диаспоральные изменения классических диаспор, самых разбросанных в мире этносов — армян и евреев, попытался определить формы дискретности (от латинского discretus-разделенный, прерывистый) через процессы их системной эволюции.

Суть концепции другого ученого А. Ашкенази занимает положение об интуитивном, универсальном и коммуникативном коде «классической» еврейской диаспоры. Он так же, как и Р. Кохен, считал, что диаспору мегаевреев можно отличить от региональных еврейских диаспор. [8,c.106–116]

Исследователь Дж. Клиффорд уделяет особое внимание стадийности в эволюции диаспор в странах, принимающих трудовых мигрантов. Им этнодисперсионные процессы рассматриваются в качестве основной системообразующей детерминанты в цикле жизнедеятельности диаспоры.

По мнению Дж. Клиффорда, [9,c.303], именно эти детерминанты, или этнодсперсионные процессы, считаются источником возникновения диаспор и фактором влияния на их дальнейшее развитие.

Первые труды советских ученых, посвященные этническим дисперсиям диаспор и их процессам жизнедеятельности, появились в 70-е годы прошлого столетия. Их подавляющее большинство, опубликованное на армянском языке, было посвящено армянским диаспорам. К ним можно отнести фундаментальный двухтомный труд А. Абрамяна «Краткий очерк истории армянских переселенческих очагов», в котором в описании региональных армянских диаспор доминировал исторический подход.

В российской науке в отношении этнических дисперсий и диаспор существует два положения: первое — продолжатели научной школы Г. Шеффера В. Дятлов, Ж. Тощенко, Т. Чаптыкова, Т. Илларионова, В. Колосов, Т. Галкина и М. Куйбышев; второе — конструктивистское положение, отраженное в трудах В Тишкова и А. Милитарёва. [5,c.22–27,54–64]

В российской научной литературе попытки широкого определения понятия диаспора предпринимались со стороны таких ученых, как В. Колосов, Т. Галкина, М. Куйбышев. Их стремления разделяли В. Дятлов, Ж. Тощенко, Т. Чаптыкова, Т. Илларионова, М. Аствацатурова. Все они рассматривают диаспоральные процессы как естественные изменения в эволюции этносов.

Опираясь на теорию создания социальной конструкции, А. Милитарев и В. Тишков считали, что диаспора является неким социальным конструктом, основанным, во многом на корпоратизме, чем на этничности, а институты диаспор необходимо ввести в институциональные образования, существующие вне системы.

В вопросах о дисперсности этносов, породившей феномен маргинальности в этнокультуре, и в формировании новых диаспор занимает важное место проблема этнической идентичности и личной идентичности. В свое время в этнологических журналах «Советская этнография» и «Этнографическое обозрение» проходили научные дискуссии по проблемам этнической идентичности. Среди публикаций по этнокультурной идентичности выделяются труды зарубежных ученых Э. Гидденса, Дж. Мида, Э. Эриксона и советских авторов В. Авксентьева, С. Арутюнова, Ю. Бромлея, В. Тишкова. Результаты и материалы дискуссий имеют большое значение в разработке категориального аппарата и инструментария для исследования диаспоральных групп, отделившихся от конкретных этносов в результате исторической эволюции и процессов этнокультурной дисперсии.

Новый импульс и новое качество в развитии процессов этнической дисперсии и этнических диаспор придаёт и феномен глобализации. В конце ХХ века процессы глобализации, в активной форме возникшие в экономике, политике, информационном пространстве стран Европы, привели к доминированию вектора гомогенизации (от гр.homogenes — однородный, равный) в развитии мировой общественности. [4,c.52–68]

Все эти процессы вызвали особый интерес ученых к проблемам взаимных связей явлений глобализации, дисперсности, диаспоральности и идентичности в новых исторических условиях и способствовали появлению фундаментальных исследований П. Бергера, М. Кастельса, С. Хантингтона, С. Холла и др. В ходе изучения процессов глобализации философскому анализу были подвержены различные аспекты, интересующих нас проблем.

Глобализация в качестве передовой тенденции мирового развития в связи с вектором гомогенизации была исследована целым рядом российских учёных, такими, как Э. Азроянц, В Алтухов, Г. Анионилис, В. Афанасьев, Б. Буянова, М. Делягин, Н. Зотова, Н. Иванов, А. Иглицкий, В. Иноземцев, Л. Клепацкий, Н. Косолапов, М. Лебедева, А. Мельвиль, В. Михайлов, В. Оболенский, А. Панарин, В. Пефтиев, К. Рожков, А. Уткин, М. Пешков, А.Чумаков и др.

В ходе исследования специфики проблем этнокультурной дисперсии и этнокультурной идентичности в условиях глобализации были определены два основных положения: общецивилизационное и этнокультурное. Если в рамках первого положения уделяется внимание процессам, протекающим в сфере экономики, политики, информации и технологии (Д. Макализ, Ф. Фукуяма, С. Хантингтон, М. Делягин, А. Мельвилд, В. Пантин, В. Перскаян, В. Хорост, М. Чешков), то во втором — ученые, преимущественно, интересовались только лишь процессами, происходящими в области культуры (П. Бергер, М. Кастельс, Э. Хобсбаум, Х. Эрманс, Д. Кемпен, Х. Барлыбаев, И. Пригожин, Ю. Рыжов и др. Из числа работ, посвященных равному синтезу этих двух положений, можно выделить труды Э. Гидденса и А. Чумакова.

Основы исследований проблем философской антропологии и этнокультурной дисперсии в области философии культуры можно отыскать в трудах известных философов, антропологов, культуроведов, социологов, этнологов и социальных психологов стран СНГ и дальнего зарубежья. Однако, несмотря на научный анализ философских, антропологических, культуроведческих, социологических, этнологических и социально- психологических сторон этнической и личной идентичности со стороны многочисленных ученых в условиях глобализации, проблема этнической дисперсности в рамках философско-культурологического поля пока ещё не стала объектом научного исследования. Практически отсутствуют сегодня и фундаментальные исследования по этнокультурной дисперсии кыргызов и кыргызским диаспорам, возникшим в разных странах в результате объективных и субъективных причин в эпоху глобализации.

Литература:

  1. Абрамян А. Г. Краткий очерк истории армянских переселенческих очагов. — Ереван: Армянское государственное издательство (Айпетрат), 1964;
  2. Азроянц Э. А. Глобализация: катастрофа или путь к развитию Современные тенденции мирового развития и политические амбиции. — М.: Новый век, 2002]
  3. Большой энциклопедический словарь / Под редакцией А. М. Прохорова. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; СПб.: «Норинт», 1998.
  4. Галкин А. А. Глобализация и политические потрясения XXI века // Полис.- 2005. — № 4.
  5. Дятлов В. И. Диаспора как исследовательская проблема // Диаспоры/ Diasparas. — 1999. — № 1
  6. Осмонов О. Дж. История Кыргызстана (с древнейших времен до наших дней). Учебникдлявысшихучебныхзаведений. — Бишкек, 2005.
  7. Armstrong J. A. Mobilized and proletarian diasporas// American Political Science Review.– 1976 — № 20 (2);
  8. Ashkenazi A. Identitutsbewahrung, Akkulturation und die Enttauschung in der Diaspora-// Dabag M. und Piatt K. (Hg.).Identitat in der Fremde. Bochum: Universitatsverlag, 1993..
  9. Clifford J. Diasporas II Current Anthropology. — 1994. — № 9 (3).
  10. Тololіуаn Kh. Exile Governments in Armenian Polity II Shain Y. (ed.) Governments-in- Exile in Contemporary World Politics. — New York: Rutledge.1991.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle