Национальные интересы и социальная идентичность | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №2 (136) январь 2017 г.

Дата публикации: 12.01.2017

Статья просмотрена: 70 раз

Библиографическое описание:

Ватаман А. В. Национальные интересы и социальная идентичность // Молодой ученый. — 2017. — №2. — С. 665-668. — URL https://moluch.ru/archive/136/38035/ (дата обращения: 27.05.2018).



Социальная идентичность общества и национальные интересы взаимозависимы и тесно переплетены. Социальная идентичность определяется отождествлением интересов личности с интересами общества и государства в экономической, политической, социальной, культурной и других сферах. В тоже время на базе этих же интересов происходит формирование национальных интересов, при реализации которых государство должно обеспечить условия для установления в обществе баланса гражданской и этнической идентичности. Такой «Баланс идентичности» составляет основу уникальной социальной идентичности и является одним из важнейших факторов устойчивого существования и прогрессивного развития государства.

Ключевые слова: национальный интерес, социальная, этническая и гражданская идентичность, идентификация

The article discusses the interrelationship and interdependence of national interests and social identity of society. Social identity is determined by the identification of personal interests with the interests of society and the state in the economic, political, social, cultural and other spheres. At the same time these interests are fundamental in the formation of the national interests of the state, the implementation of which should ensure the appropriate social and political environment for the creation a balance of civic and ethnic identities in society. Such a «Balance of identity» is the basis of a unique social identity and one of the most important factors for sustainable existence and progressive development of the state.

Key words: national interest, social, ethnic and civic identity, identification

Социальная идентичность общества и национальные интересы взаимозависимы и тесно переплетены. Процессы формирования и реализации национальных интересов неразрывно связаны с конструированием социальной идентичности в обществе, как важнейшего условия эффективного функционирования государства.

Познание и конструирование социальной идентичности в современных условиях связаны с процессами социальных, экономических и политических трансформаций в обществе, с процессами миграции и интеграции, развития технических коммуникаций и глобализации. Социальная идентичность это не только основа межгрупповых отношений, но и определенные рамки индивидуального восприятия деятельности государства, истории и культуры сообщества в котором находится личность и признает его своим.

Социальная идентичность имеет сложное структурное строение, в котором можно выделить два основных элемента — идентификация личности с собственной этнокультурной группой (этническая идентичность) и идентификация личности с обществом (гражданская идентичность) [5, с. 113]. В каждом из этих элементов по отдельности и, как результат, в целом осуществляться социальная идентификация, которая как раз и связана с отождествлением интересов личности с интересами общества и государства в экономической, политической, социальной и других сферах. В результате социальной идентификации определяется целостное отношение человека к социальному и природному миру, устанавливается баланс индивидуальных и общественных интересов, а это, в соответствии с классическим определением, и является основой при формировании и реализации национальных интересов государства [3, с. 56].

Развитие общества в условиях глобализации и коммуникационной индивидуализации, когда граждане все меньше связывают свои интересы и потребности с развитием государства в котором живут, требует от государства в полной мере задействовать ресурсы и возможности для конструирования социальной идентичности отвечающей реалиям сегодняшнего дня. При этом, несомненно, такое конструирование должно учитывать элементы государственной стратегии по реализации национальных интересов.

Социальная идентичность конструируется посредством формирования оппозиционной схемы взаимодействия «Я» — «Он» (на индивидуальном уровне) и «Мы» — «Они» (на коллективном уровне). Каждый из взаимодействующих в этой схеме субъектов осмысливает себя через различие, т. е. «Я» («Мы») — это не «Он» (не «Они») или «Я» («Мы») есть то, чем «Он» («Они») не является [4, с. 49]. В отношении этнической идентичности дополнительно рассматриваются функции «приписывания» или «внутреннего выбора». Когда по рождению или в процессе социализации и инкультурации личность в обществе относят к определенному этносу — это приписывание. Когда члены групп меньшинства и выходцы из межэтнических браков, проходят через «постоянный внутренний референдум» на лояльность к той или иной общности — это «внутренний выбор».

О том, что принадлежность человека к народу определяется не биологической наследственностью, а сознательным приобщением к тем культурным ценностям и святыням, которые образуют содержание народа весьма современно звучат слова русского философа и ученого Густава Густавовича Шпета: «Человек, действительно, сам духовно определяет себя, относит себя к данному народу, он может даже «переменить» народ, войти в состав и дух другого народа, однако опять не «произвольно», а путем долгого и упорного труда пересоздания детерминирующего его духовного уклада» [8, с. 27].

Понятие идентичности применяется ко многим политическим, социальным, этническим, культурным явлениям и заключает тождественность и определенность бытия, существование его в четких границах. При исследовании идентичности ученые опираются на историю, культуру, религию и язык, как на формы, отражающие и формирующие национальную ментальность,

Например, социальная идентичность Приднестровской Молдавской Республики, сформированная на базе советской идентичности, сегодня определяется наличием трех основных этнонациональных групп: русские, украинцы и молдаване, трех государственных языков, общей культуры и истории. Особенностью ПМР является то, что в Республике определенная этническая общность не является государствообразующей нацией.

В начале 90-х годов в целях защиты от поглощения чуждой большинству жителей приднестровского региона румынской культурой произошло сплочение населения Приднестровья, что послужило своего рода толчком к формированию в Приднестровье новой модели социальной идентичности. Эта модель основана не на этнической идентификации, а на осознании народом Приднестровья единства, в основе которого тесно переплетены история, культура, территория и традиции мирного полиэтничного сосуществования [2, с. 36].

Пример межнационального мира и единства, демонстрируемый республикой в течении всего ее постсоветского существования уникален. На территории республики проживают более десятка национальностей, которые не теряя собственной идентификации, остаются верными приднестровскими гражданами и патриотами молодого государства [7, с. 21].

Приднестровцы сегодня идентифицируют себя как граждане Приднестровской Молдавской Республики и одновременно сохраняют свои национальные особенности. Это ведет к формированию надэтнической или полиэтнической идентичности. Принимающие такую идентичность люди обладают особенностями нескольких групп, что позволяет человеку использовать опыт одной группы для адаптации в другой, овладевать богатствами нескольких культур без ущерба для собственных ценностей.

Кроме этого, непризнанность существующего де-факто на протяжении 25 лет государства подразумевает принятие гражданами ПМР его политики, консолидацию общества вокруг общих государственных идей и ценностей, следовательно, можно говорить и о существующей в Приднестровье на высоком уровне гражданской идентичности.

В тоже время, изменения в Республике происходящие под воздействием внешних и внутренних факторов требуют от государства особых шагов в целях совершенствования политики формирования гражданской и этнической идентичности и обеспечения в обществе «баланса идентичностей». Это особенно важно на фоне социально-экономического кризиса в ПМР.

Существенным внешним фактором для Приднестровья были и остаются совместные действия по отношению к Республике соседних государств — Украины и Молдовы, поддерживаемых Румынией и Европейским Союзом. Результаты этих действий, в виде ограничений в области экономической деятельности и ограничений в области свободы передвижения, оказывают негативное воздействие на ситуацию в ПМР в целом и непосредственным образом сказываются на сознании всех социальных групп и слоев населения.

В этих условиях существует опасность, того, что индивидуум, выберет для себя тактику отрицания значения фактора этнической и гражданской идентичности, как в своей жизни, так и в обществе в целом. Что в свою очередь, приведет к слабой, четко не выраженной идентификации или даже к ее полному отсутствию, по крайней мере, на осознаваемом уровне. При этом, будет проявляться предпочтение личностной идентичности перед социальной, что выражается в осознании себя прежде всего уникальным индивидом, а не членом группы. Или наоборот, личность причислит себя к широким наднациональным общностям — европейцам, гражданам мира, т. е. будет декларировать космополитическую идентичность.

Все это ведет к нарушению «баланса идентичностей» или вытеснению из структуры самоидентификации одной из составных частей — этнической или гражданской — что грозит, с одной стороны, потерей целостности личности «Я-образа», а с другой — потерей связей личности с обществом или национальной группой и, как результат, отсутствие консолидации общества и его устойчивого развития.

В связи с этим, современная приднестровская внешняя и внутренняя политика, а также концепция по реализации национальных интересов должны ориентироваться исключительно на проект «баланса идентичности» — уникальной приднестровской идентичности. Необходимо, чтобы, с одной стороны, совпадали самооценка всеми гражданами себя — как части единого независимого государства, самооценка государственных институтов — как работающих в рамках независимого государства и в его интересах и самооценка всех политических сил — как взаимодействующих во благо этого государства.

Другой пример — Республика Абхазия. Государство, которое исторически возникло как национальное и является инструментом, обеспечивающим материальные и духовные условия существования и развития основной этнической общности — абхазов — одного из древнейших народов Юго-Западного Кавказа. Абхазы осознают себя как отдельный народ и отличают себя от других соседних народов, которые также отличают абхазов от себя и считают их отдельным народом. Территория, которую всегда занимали абхазы и занимают ныне, носит имя — Абхазия.

. История страны и события ХХ — ХХI веков, проблемы в области сохранения абхазской культуры и языка неизбежно влияли на процесс формирования этнической составляющей, как основы социальной идентичности.

Культура, представленная в Абхазии, непрерывна во времени, локализуется в пространстве, гомогенна, достаточно самобытна и самодостаточна. Ни один другой народ, кроме абхазов, не отождествляет себя с этой культурой и не выражает себя через нее. Именно абхазы самоидентифицируются через эту культуру.

Исторически Абхазия прошла огромный путь от периода древней Колхиды в начале 1-го тысячелетия до н. э и до международного признания независимости Республики в XXI веке. История, как и создаваемые в ней мифы, это обязательная составляющая идентичности. Для абхазов вопрос исторической идентичности не стоит — каждый абхаз знает и гордится историей своей страны.

Абхазский язык — государственный язык Республики Абхазия — один из древнейших языков мира, вместе с родственными языками (абазинский, адыгейский, черкесский, кабардинский) образует абхазо-адыгскую группу. Несомненно, то, что сохранение и использование абхазского языка является одним из главных индикаторов этнической идентичности.

Характерная для абхазов система ценностей, выраженная в понятии Апсуара (букв. абхазство), представляет собой религию, обернувшуюся этикой, которая достаточно строго соблюдается и передается из поколения в поколение в форме речений, преданий, правил поведения.

Сегодня Республика Абхазия это суверенное, демократическое, правовое государство, в котором народовластие является основой государственной власти. На территории Республики Абхазия проживает многонациональный народ. Согласно переписи 2011 года численность населения составила 240 тысяч 705 человек. В республике проживают представители 91 национальности. Наиболее многочисленную этническую группу составляют абхазы — 122 тысячи человек. В республике проживают около 43 тысяч грузин, 42 тысяч армян, 22 тысяч русских [6, с. 2]. Этнические группы, бережно сохраняя свою этническую идентичность, участвуют в интеграционных процессах внутри общества, понимая общность судьбы и ответственность за страну.

Становление государства-нации, граждане которого независимого от этнической принадлежности образуют единый народ, и принадлежность к которому выступает для них главным идентифицирующим признаком — это основа конструирования уникальных этнической и гражданской идентичностей народа Абхазии. Здесь снова стоит вопрос о применение «баланса идентичностей» с учетом всех выше перечисленных особенностей.

Как в первом случае с Приднестровской Молдавской Республикой, так и во втором случае с Республикой Абхазия, обеспечение «баланса идентичности», паритета интересов личности, общества и государства составляет фундамент национальных интересов, нацеливает на консолидацию общества, его устойчивое развитие и обеспечение безопасности.

При этом реализация функций гражданской идентичности обеспечивает интеграцию в единую общность; самореализацию и самоактуализация личности в социально значимых и социально оцениваемых видах деятельности; единство интересов индивида с данной социальной общностью, влияние на гражданское сообщество, которое проявляется в политической и гражданской активности личности.

Для стран с ярко выраженными этническими группами должен быть особый подход к реализации функций этнической идентичности. Интересы общества диктуют необходимость учитывать и использовать этническую составляющую по трем направлениям — 1) этничность как врожденная характеристика, лежащая в основе группового (этнического) сознания и поведения; 2) этничность как инструмент достижения целей сплочения и мобилизации группы, как эффективное средство для преодоления отчуждения, восстановления попранной национальной гордости, как социальная терапия; 3) этничность как форма социальной организации культурных различий и, соответственно, как изменчивое и подверженное манипуляциям явление группового сознания [1, с. 114].

В результате полноценной реализации функций гражданской и этнической идентичностей можно говорить о получение «баланса идентичности» в обществе, который и определяет индивидуальную для страны социальную идентичность — основу для сохранения единства многонациональной страны, предотвращения ее раскола в будущем, для сохранения культурного и исторического богатства разных национальностей, для включения личности в процесс становления государственности.

В обществе должны окончательно утвердиться ценностные и поведенческие ориентации в отношении социальной идентификации общества и самоидентификации личности основанные на идеи об общей Родине и долга каждого гражданина, какой национальности бы он ни был, способствовать созданию атмосферы дружбы, мира и согласия. Это возможно только при наличии высокой политической и социальной культуры в обществе, что в свою очередь, возможно при формировании и реализации национальных интересов с учетом системы социальной идентичности — «баланса идентичности».

Литература:

  1. Авксентьев В. А. 2001. Этническая конфликтология: В поисках научной парадигмы. Ставрополь: Издательство СГУ. 268с.
  2. Бабилунга Н. В. 2003. Тайна приднестровского феномена. 2-е изд. Тирасполь: РИО ПГУ. 338 с.
  3. Быков О. Н. 2010. Национальные интересы и внешняя политика Монография. М.: ИМЭМО РАН. 284с.
  4. Даудрих Н. И. 2002. Социальная идентичность: методологический аспект. М.: Изд-во Ин-та фонда общественное мнение. 285с.
  5. Дробижева Л. М. 2013. Гражданская, этническая и региональная идентичность. Вчера, сегодня, завтра. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 485с.
  6. Итоги переписи населения Республики Абхазия 2011 года. Данные Управления государственной статистики Республики Абхазия от 29.12.2011г.
  7. Сергеев А. Л. 2015. Приднестровье сегодня: проблемы и перспективы жизнидеятельности. М.: Российский институт стратегических исследований. 112с.
  8. Шпет Г. Г. 1996. Психология социального бытия. М.: Институт практической психологии. НПО МОДЭК. 496с.
Основные термины (генерируются автоматически): социальная идентичность, этническая идентичность, Абхазия, гражданская идентичность, общество, интерес, интерес общества, Приднестровская Молдавская Республика, Республика, абхаз.


Ключевые слова

идентификация, национальный интерес, социальная, этническая и гражданская идентичность

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос