Библиографическое описание:

Фомин С. С., Наруцкая Н. В. Особенности определения права на жилище в российском и зарубежном законодательстве // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 263-266.



Право на жилище является одним из значимых для каждого человека. Закрепление данного права в ст. 40 Конституции РФ [6] является необходимым условием реализации жилищной политики, при которой, с одной стороны, государство перед на себя ответственность обеспечения малоимущих и иных социально незащищенных граждан жилыми помещениями, гарантирует гражданам право стабильного, свободного (в рамках закона) пользования жилыми помещениями, с другой стороны, позволяет гражданам проявлять активность в строительстве или ином приобретении жилых помещений в частную собственность.

Вопросы правового регулирования и реализации права на жилище являются актуальными как для России, так и для большинства зарубежных стран. Провозглашение в ст. 25 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) [1] права на жилище в числе других основополагающих прав, необходимых для поддержания здоровья и благосостояния конкретного человека и его семьи, предопределило особое внимание государств к рассматриваемой проблематике. Вместе с тем, в мировой практике наблюдаются различные подходы к закреплению права на жилище в национальном законодательстве, среди которых, в качестве примера, можно выделить следующие:

‒ право на жилище как основное право граждан. Именно такой подход имеет место в России, где право на жилище закреплено в ст. 40 главы 2 Конституции РФ;

‒ конституционное право граждан на жилище, обеспечиваемое государством путем создания определенных условий (Мексика, Нидерланды, Финляндия). В ряде государств особое значение придаётся созданию условий с тем, чтобы граждане стремились самостоятельно приобрести в собственность жильё. Так, в § 19 главы 2 Конституции Финляндии закреплено следующее положение: «Органы публичной власти обязаны способствовать осуществлению права каждого на жилище и поощрять обзаведение жильем собственными усилиями граждан» [7];

‒ реализация права граждан на жилище осуществляется при непосредственном содействии муниципалитетов (Австрия, Колумбия, Швеция).

Особый подход к закреплению права на жилище в национальном законодательстве выделяет А. А. Кузнецов, указывая, что в ряде государств, в частности, в Боливии, «права на жилище вытекают из фундаментальных положений основного закона, сформулированных через общие принципы права» [11, с. 265]. В качестве доказательства автор приводит положения ст. 158 Конституции Боливии 1967 года и отмечает следующее: «государство…. стремится содействовать улучшению жилищных условий семьи в качестве ячейки общества» [11, с. 265].

Абзац 2 статьи 158 Конституции Боливии гласит: «Losregímenesdeseguridadsocialseinspiraránenlosprincipiosdeuniversalidad, solidaridad, unidaddegestión, economía, oportunidady eficacia, cubriendolascontingenciasdeenfermedad, maternidad, riesgosprofesionales, invalidez, vejez, muerte, paroforzoso, asignacionesfamiliaresy viviendadeinteréssocial» [5]. Из процитированной нормы следует, что система социального обеспечения основана на принципах универсальности, солидарности, едином управлении, экономики, возможности и эффективности, и охватывает обстоятельства по болезни, по беременности и родам, профессионального риска, инвалидности, старости, смерти, безработицы, пособий многодетным семьям и социального жилья.

Примерно те же положения содержатся в Конституции Исламской Республики Пакистан 1973 г., где указано, что государство «должно обеспечить основные жизненные потребности, такие как пища, одежда, жилище, образование и медицинская помощь, для всех граждан, если граждане постоянно или временно не в состоянии заработать себе на жизнь по старости, болезни или в случае безработицы» (ст. 38) [2].

Указанное выше приводит нас к убеждению о наличии в мировой практике еще одного подхода к закреплению права на жилище в национальном законодательстве: право на жилище сочетается с другими правами граждан: с правом на социальное обеспечение, правом на достойную жизнь, правом на благоприятные условия жизни и др. Так, ч. 3 ст. 35 Конституции Республики Корея 1947 г. (Южная Корея) гласит: «...государство стремится обеспечить гражданам благоприятные условия проживания путем проведения политики жилищного строительства и другими мерами».

Непосредственная связь права на жилище с иными основными правами граждан приводит к пониманию властями значимости финансовой и иной помощи гражданам, в необходимости реализации специализированных программ.

В Российской федерации принята федеральная целевая программа «Жилище», которая включает в себя мероприятия по двум направлениям:

‒ оказание государственной поддержки гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, в рамках мероприятий по выполнению государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством, обеспечению жильем молодых семей и обеспечению жильем отдельных категорий граждан на основании решений Президента Российской Федерации и решений Правительства Российской Федерации;

‒ создание условий для развития рынка доступного и комфортного жилья экономкласса, сдерживания роста цен на жилье, увеличения объемов ввода жилья и развития строительной отрасли в рамках мероприятий по поддержке программ развития жилищного строительства субъектов Российской Федерации [9].

Современная жилищная политика ФРГ выражается в проведении различных государственных программ по улучшению условий жизни — улучшение качества жилья и жилых городских и сельских районов. Например, с 1999 года действует программа под названием «Социальный город», которая предполагает инвестиции в отдельные районы и кварталы города и деревни. Это позволило, по утверждению К. В. Чилькиной, улучшить качество жилищ, повысить дружелюбие поколений, а также оказало влияние на снижение социальной напряженности в обществе, исходящей из различий в условиях жизни в городе и деревне [12, с. 32].

На необходимость помощи в реализации права на жилище именно сельским жителям направлены и конституционные положения Ирана. Ст. 31 Конституции Исламской Республики Иран 1979 г. гласит: «каждый иранец и иранская семья имеют право на жилье, соразмерное с их потребностями. Правительство обязано выполнять положения этой статьи с учетом приоритета особо нуждающихся, в первую очередь работающих и сельских жителей» [10, с. 321].

Отдельные государства не ограничиваются закреплением в национальном законодательстве общего права граждан на жилище, они идут дальше, конкретизируя его и совершенствуя. Так, Конституция Швейцарии, содержащая основные начала жилищного законодательства, в ст. 41 определяет следующее: «1. Союз и кантоны в дополнение к личной ответственности и частной инициативе выступают за то, чтобы:...е) нуждающиеся в жилище для себя и своей семьи могли находить соразмерное жилище на приемлемых условиях.».. [8].

В статье 23 Конституции Бельгии закреплено, что «Каждый имеет право вести жизнь, соответствующую человеческому достоинству. С этой целью закон, декрет или норма, указанные в статье 134, гарантируют с учетом соответствующих обязательств экономические, социальные и культурные права и определяют условия их осуществления. Эти права включают, в частности:… 3. право на достойное жилище…».

Прогрессивным фактом следует признать положения, закрепленные в Конституциях Испании и Португалии. Так, в ст. 47 Конституции Испании указано, что: «Все испанцы имеют право на достойное, благоустроенное жилье» [3]. Согласно ст. 47 Конституции Испании, государственные власти обеспечивают необходимые условия и устанавливают соответствующие нормы для действенного осуществления данного права; регулируют пользование землей в общих интересах и с целью предотвращения спекуляцией землей.

Совершенными представляются конституционные положения Португалии, статья 65, которой гласит: «Все имеют право на жилище соответствующей площади для себя и своей семьи, благоустроенное и отвечающее санитарным требованиям, охраняющее частный характер личной и семейной жизни» [4]. Чтобы обеспечить право на жилище в Португалии, государство обязано: разрабатывать программы и осуществлять жилищную политику в соответствии с планами урбанизации и общего переустройства территории, которые должны обеспечивать существование соответствующей транспортной сети и социальной инфраструктуры; стимулировать в сотрудничестве с местными органами строительство экономичного и социального жилья; стимулировать частное строительство, подчиненное общим интересам, и обеспечивать доступ к приобретению собственного жилья и к аренде жилья; стимулировать и поддерживать инициативы местных сообществ и населения, направленные на разрешение соответствующих жилищных проблем, поощрять создание жилищных кооперативов и индивидуальное жилищное строительство. Португалия проводит политику, направленную на установление арендной платы, соответствующей семейному доходу, и создание условий для получения собственного жилья.

Соразмерность жилища количеству членов семьи, достойность, благоустроенность жилища — это те критерии, которым должно отвечать жилище в современном прогрессивном обществе, это та цель, к которой должно стремиться и наше государство. В связи с чем, надеемся, что в будущем в ст. 40 Конституции РФ будет провозглашено не только право граждан на жилище, но и право граждан на достойное, благоустроенное жилье.

Литература:

  1. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. 10 декабря 1998 г.
  2. Конституция Исламской Республики Пакистан // Конституции государств Азии: В 3 т. Т. 2: Средняя Азия и Индостан / Под ред. Т. Я. Хабриевой. М.: Норма, 2010. С. 795.
  3. Конституция Испании 1978 года // Конституции государств Европы: в 3 т. / Под общ. ред. Л. А. Окунькова. М.: Норма, 2001. Т. 2.
  4. Конституция Португальской Республики от 2 апреля 1976 года [Электронный ресурс]. URL: http://www.concourt.am/armenian/legal_resources/world_constitutions/ constit/portugal/portug-r.htm (датаобращения: 15.09.2016).
  5. Конституция Республики Боливии 1967 года [Электронный ресурс]. URL: http://www.wipo.int/wipolex/ru/text.jsp?file_id=184603 (дата обращения: 15.09.2016).
  6. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с поправками от 21 июля 2014 г.) // Российская газета. 1993. № 237; Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 9. Ст. 851.
  7. Конституция Финляндии. Принята 11 июня 1999 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.finlex.fi/fi/laki/kaannokset/1999/ru19990731.pdf (дата обращения: 15.09.2016).
  8. Союзная конституция Швейцарской Конфедерации от 18 апреля 1999 года [Электронный ресурс]. URL: http://www.concourt.am/armenian/legal_resources/world_ constitutions/constit/swiss/swiss--r.htm (дата обращения: 15.09.2016).
  9. О федеральной целевой программе «Жилище» на 2015–2020 годы: Постановление Правительства РФ от 17 декабря 2010 г. № 1050 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. № 5. Ст. 739.
  10. Конституции государств Азии. В 3 т. Т. 1: Западная Азия. / Отв. ред. Т. Я. Хабриева. М.: Норма, 2010.
  11. Кузнецов А. Н. Технико-юридическая конструкция конституционно-правовых стандартов обеспечения публичными властями права на жилище в зарубежных странах [Электронный ресурс] // Юридическая техника. 2012. № 6. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/tehniko-yuridicheskaya-konstruktsiya-konstitutsionno-pravovyh-standartov-obespecheniya-publichnymi-vlastyami-prava-na-zhilische-v (дата обращения: 15.09.2016).
  12. Чилькина К. В. Жилищная политика ФРГ: история и современность // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. № 4 (26).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle