Библиографическое описание:

Головачева Е. А. Роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» в немецкой рецепции (период до Второй Мировой войны) // Молодой ученый. — 2016. — №14. — С. 650-654.



В статье рассмотрены основные этапы ранней рецепции романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» в Германии, представлена характеристика каждого периода, проведена систематизация переводов романа на немецкий язык до Второй мировой войны по хронологическому принципу.

Ключевые слова: Ф. М. Достоевский, немецкая культурная рецепция, роман «Преступление и наказание», немецкий натурализм, неоромантизм, экспрессионизм, социал-демократическое течение

В Германии творчество великого русского писателя Ф. М. Достоевского становится известным уже в середине XIX века. Немецкой общественностью Ф. М. Достоевский воспринимается как великий мыслитель, философ, психолог и прорицатель. «Писатели и критики, философы и ученые, представляющие разные направления и школы, проявили полное единодушие в оценке Достоевского-психолога» [1, c. 183–184]. Особый интерес к Ф. М. Достоевскому отчасти связан с особой культурной и политической близостью России и Германии, родством исторических судеб, преемственностью философской мысли. «Универсализм немецкой культуры, необыкновенная разработанность, богатство и гибкость немецкого языка, способного адаптировать себе почти любой оригинал, — позволяет немцам говорить о «всемирной отзывчивости» германской души ничуть не с меньшим правом, чем Достоевскому применительно к русской» — подчеркивает А. Б. Криницын [2, c. 178].

В начале XX века появляются первые немецкоязычные исследования, посвященные творчеству великого русского писателя: эссе Г. Бара, работы Н. Гоффманн, П. Наторпа, В. Тисса, М. Брука, К. Нотцеля, М. Шелера, Э. Штайгера, О. Сойка, Р. М. Рильке и др. Впервые историей рецепции Ф. М. Достоевского в Германии заинтересовались сами немцы, так первой фундаментальной работой по исследованию всех статей и книг немецких критиков о творчестве русского писателя становится монография теолога и германиста Т. Кампманна (1899–1983) «Достоевский в Германии» («DostojewskiinDeutschland»), выпущенная в 1931 году. В ней Т. Кампманн выделяет основные этапы восприятия творчества Достоевского в Германии: натурализм, неоромантизм, экспрессионизм. Рецепция Ф. М. Достоевского в Германии проходит через призму протестантской и католической критики, психоаналитического, социологического, марксистского, национал-социалистического идейного восприятия [2, c. 204]. В настоящее время можно сказать, что существует большое количество исследований, посвященных рецепции творчества Ф. М. Достоевского, не только в России, но и в Германии.

Особая роль в немецкой культурной рецепции творческого наследия Ф. М. Достоевского принадлежит роману «Преступление и наказание». Роман создавался под влиянием определенных социально-экономических, культурных, исторических событий России того периода (последствия Крымской войны, отмена крепостного права, становление капиталистических отношений, юридическое бесправие рабочего класса, изменения в экономической структуре общества, обнищание беднейших слоев населения, укрепление экономического положения зажиточной верхушки общества, становление народнических организаций, различные заговорщически-террористические и радикальные настроения в обществе, жесткая цензура и т. п.) и событий в жизни Ф. М. Достоевского, повлиявших на его мировоззрение (предшествующая каторга, значительные материальные затруднения писателя, события личной жизни, критическое восприятие писателем буржуазно-либеральных ценностей, интерес к уголовной хронике, обращение к религиозным ценностям).

Первое упоминание о романе «Преступление и наказание» в Германии появляется в 1967 году еще до первого его перевода на немецкий язык в статье «Neue Erscheinungen der russischen Literatur» («Новые произведения русской литературы») в журнале «Magazin für die Literatur» уже через год после опубликования романа в России. Анонимный автор рецензии утверждает: «этот роман невозможно причислить к тем произведениям современного периода, которые останутся надолго». Рецензент сожалеет, что Достоевский «полностью принадлежит к реалистической школе» и «что в его романах отсутствует возвышенное идеальное изображение жизни», он считает, что «в целом фантастический образ его героя полон несуразностей и искусственно подобранных черт». Автор этой первой статьи о романе лишь вскользь упоминает о Достоевском, давая весьма поверхностные и неглубокие характеристики [3, c. 72–73], как и остальные критики донатуралистической поры, ученые, авторы монографических трудов по русской культуре. В это время немецкая литература переживает упадок, вызванный поражением Революции 1848–1849 гг., приобретает провинциальный характер, избегает постановки острых социально-политических тем. Большое распространение получает философия Шопенгауэра, распространяются идеалы индивидуализма, иррационализма и пессимизма [4, с. 342]. В целом, восприятие творчества Достоевского в Германии до 1882 года характеризуется достаточно поверхностным и неглубоким отношением к творчеству русского романиста. Произведения воспринимались как обличительные, при этом критики отмечали в них стилистическую и художественную неоднородность [5, c. 22].

В 1882 году, в период расцвета немецкого натурализма, В. Генкелем осуществляется первый перевод романа «Преступление и наказание» («Raskolnikow») [6]. Перевод имеет выдающийся успех и ложится в основание изучения творчества Достоевского европейской критикой. Как утверждает Теодорих Кампман в своей монографии «Достоевский в Германии», «Раскольников»считается самым значительным произведением великого русского классика вплоть до конца 90-х годов. «Достоевский сделался в глазах немцев, с одной стороны, ярчайшим проявлением новооткрытой русской культуры, с другой — выразителем кризиса современного европейского сознания» [7]. Философская проблематика, изображенная в романе «Преступление и наказание» была близка и понятна для немецкой культуры. С одной стороны, это было связано с тем, что, на рубеже XIX–XX вв. в Германии уже сложилась национальная школа перевода, самобытность которой заключается в строгом идейно-содержательном следовании оригиналу и творческом воссоздании индивидуального стиля писателя, а с другой стороны — с расцветом немецкого натурализма (1880–1900) — весьма многогранного явления, связанного с обострением политических проблем в немецком обществе. Всестороннее художественное исследование обыденной жизни в произведениях русских писателей 1840–70-х гг., развернутое в них объективное изображение острых социальных противоречий имело огромное влияние на немецких писателей-натуралистов [4, c. 376]. Е. Цабель отмечает, что в этот период представители немецкой словесности «стали вплотную и систематически заниматься замечательными явлениями русской литературы серьезнее, чем это делалось раньше» [8, c. 377]. А. Рейнгольд в своей работе «История русской литературы» подчеркивает, что «с этого момента, собственно говоря, и начинается повальное увлечение русскими писателями, появляется желание их переводить» [9, c. 693]. Необходимо отметить, что обличительный социальный пафос романа «Преступление и наказание» производит сильное впечатление на разных представителей немецкой литературы конца XIX в.: в этом признаются в своих работах Г. Гауптман, К. Блайбтрой. Особую психологическую глубину этого произведения отмечают П. Хейзе, К. Ф. Мейер, Т. Циглер, Г. Харт. А. А. Рейнгольд также отмечает, что Достоевский привлекает его особое внимание как писатель-реалист и психолог [10].

С 80-х годов XIX века в литературной жизни Германии наступает период постепенного угасания идей натурализма и увлечение новым течением — неоромантизмом, толчком к становлению которого послужили идеи философии Ф. Ницше. Этот период можно охарактеризовать как протест против дегуманизации личности и реакцию на натурализм, веру в яркую индивидуальность и ценностные идеалы в прозе жизненных обстоятельств [11, c. 309–312]. В этот период происходит смена направления в освоении, восприятии и трактовке романа «Преступление и наказание», в связи с этим связано появление второго знакового перевода романа в интерпретации Ганса Мозера («SchuldundSühne» («Вина и искупление»), 1887 год) [12].

Начало XX века характеризуется особым интересом немецкой общественности к творчеству Ф. М. Достоевского, как и к России в целом, что связано с Первой русской революцией (1905–1907), желанием понять особенности русской национальной культуры, изучить моральные и нравственные проблемы, изображенные в произведениях Достоевского, раскрыть «загадку русской души». Известно, что в начале XX века немецкая общественность сравнивает Достоевского с Иисусом Христом. Например, известный поэт-модернист XX века Р. М. Рильке пишет: «незабываемые явления и великие примеры Иисус Христос и Достоевский. Однако именно слово последнего человеческое, не превращенное в догму слово, будет для России более существенным, чем было для Европы слово Иисуса Назарейского, которое оказалось втиснутым в рамки громоздких систем» [13, c. 172]. В романе Рильке «Заметки Мальте Лауридса Брутцер» 1910 года прослеживается влияние русского писателя, а в 1901 году Рильке начинает перевод романа Достоевского «Бедные люди».

Особое внимание немецкой общественности к творчеству Ф. М. Достоевского доказывает и тот факт, что два немецких издательства — «Пипер» (в 1905) и «Инзель» (в 1920) — начинают подготовку перевода полного собрания сочинений Ф. М. Достоевского. Эти проекты, безусловно, способствуют как активизации широкого общественного интереса к творчеству Ф. М. Достоевского в Германии, так и более тонкому пониманию особенностей русской культуры в целом. В целом период с 1900–1910е гг. отмечен особым всплеском переводческого интереса к роману «Преступление и наказание»: в 1903 г. Вильгельм Таль (WilhelmThal) предлагает свой вариант под уже традиционным названием «Raskolnikoff», в 1907 году публикуется перевод Вольдемара Йенсена (WoldemarJensen) под тем же заглавием «Raskolnikoff», в этом же году появляется перевод Адама Котулски (Adam Kotulski) «Raskolnikowoder: SchuldundSühne» («Раскольников или: Вина и искупление»). В 1908 году издательство «Пипер» осуществляет очередной перевод романа «Преступление и наказание», выполненный М. Феофановым (RodionRaskolnikoff. (SchuldundSühne.)). Стилистически этот перевод обрабатывается публицистом, литературным критиком, и идеологом национал-консервативного движения Мёллером ван ден Бруком, находившимся под влиянием философских взглядов Ф. В. Ницше и Д. С. Мережковского. В целом этот перевод пользуется большим успехом, несмотря на стереотипность прочтения «Преступления и наказания» в историко-религиозном ключе, что способствует развитию русско-германского диалога культур [14, c. 190–193].

10–20-е гг. XX века знаменуют появление нового направления в немецкой культуре. В эти годы Германия становится родиной уникального явления в литературной жизни — экспрессионизма. Этот период характеризуется сменой мировоззренческой парадигмы. Немецкие экспрессионисты подчеркивают главенство содержания над формой, выдвигают на первый план некие абстрактные этические ценности. Основным отличием немецкого экспрессионизма являлось отрицание существующих норм, ценностей, вкусов. Художники и писатели начинают остро осознавать несостоятельность капиталистического строя и невозможность общественного прогресса. В целом, искусство экспрессионистов носит бунтарский характер, что в первую очередь было связано с определенными историческими событиями, произошедшими в Германии [15, c. 537]. Период экспрессионизма в Германии характеризуется своеобразным творческим ответом немецкой интеллигенции на острейшие проблемы, которые выдвинули мировая война, Октябрьская революция в России и Ноябрьская революция в Германии, осознанием несостоятельности капиталистического строя. Общей философской базой экспрессионизма становятся идеалистические учения Э. Гуссерля и А. Бергсона. Новое видение человека и понимание ценности самой жизни созвучно для экспрессионистов с морально-духовной идеологией, описанной в романе «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского. Поэтому период после Первой мировой Войны характеризуется в Германии наивысшей степенью интереса к творчеству Ф. М. Достоевского как к писателю, который не только описывает проблемы современного общества и индивида, но и заставляет читателя вдумчиво искать пути их разрешения.

В 1912 году роман «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского выходит в переводе Германа Рёля (1851–1923) под названием «SchuldundSühne» («Вина и искупление») [16]. Его интерпретация «Преступления и наказания» представляет собой подробное комментирование каждой детали, каждой мысли героев, ориентацию на адаптированную передачу национального русского характера немецкому читателю. Несмотря на неточности перевода в синтаксическом и графическом плане, перевод Г. Рёля способствует более глубокому знакомству немецкого читателя с творчеством Ф. М. Достоевского. После 1912 года переводы «Преступления и наказания» издавались 6 раз: 1921 г. перевод А. Элиасберга, 1924г. переводы Г. Ярчо и Б. Дедека, 1925г. перевод М. Груземанна, 1928г. перевод В. Бергенгрюна, 1933 г. перевод В. Лесовски. Этот период определил особое восприятие творчества великого русского писателя и его многогранное влияние на интеллектуальную жизнь Германии.

В рамках экспрессионизма свое пристальное внимание на творчество Ф. М. Достоевского обращает знаменитый австрийский критик, автор множества новелл и беллетризованных биографий Стефан Цвейг. В своей статье о русской литературе «Достоевский: Миф саморождения» (1915) Стефан Цвейг отмечает глубокую идею духовного возрождения человека Достоевского и его «мысль силы»: «Преступление необходимо, чтобы родить чистоту» [17, c. 111]. В работе «Три мастера: Диккенс, Бальзак, Достоевский» («Drei Meister. Balzac, Dickens, Dostojewskij») 1919 года С. Цвейг подчеркивает значимость диалога русской и европейской культур: «…значение русского человека для Европы, оцепеневшей в оболочке своей культуры, в том, что тут неистощенная изобретательность еще раз ставит вечности все вопросы жизни: там, где мы застыли в нашей цивилизации, другие еще охвачены пламенем» [18, c. 96]. Известный писатель и переводчик М. Груземан в своей книге «Достоевский» также рассматривает творчество великого русского писателя в традициях экспрессионизма, для него Ф. М. Достоевский является богом «мистической муки, восторга, сладострастия и экстаза» [2, c. 192].

Важным направлением в рецепции романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» становится новое течение в культурной жизни Германии — революционное и социал-демократическое. Особую популярность в литературной жизни Германии приобретает жанр — роман: интеллектуальный роман, роман исторический и социальный. Немецкая литература все чаще обращает внимание на проблемы социальной поляризации и несовершенства общественных отношений. Огромное влияние на развитие общественно-политической жизни Германии в XX веке оказывает рабочее движение и учение К. Маркса, в котором основной акцент ставится на проблему равенства и необходимости развития капитализма. Острая социальная проблематика и реалистичность в творчестве Ф. М. Достоевского в целом привлекает внимание общественных и политических деятелей того времени (Р. Люксембург, О. Каус, Л. Левенталь и др.). Идеологи революционного и социал-демократического движения рассматривают творческое наследие Ф. М. Достоевского в «духе социальной критики», они находят в них «протест против бедности и социального бесправия низших слоев общества». В социал-демократическом журнале «Die neue Zeit», сплотившем в 80–90-е годы марксистское ядро, было впервые положено начало освоения Достоевского в социалистической и рабочей печати. Журнал был призван ознакомить немецких трудящихся с русской классической литературой. Так в 1884 г. в журнале «Die neue Zeit» Р.Швейхель, литературный критик-социалист и представитель демократической литературы Германии второй половины XIX в., публикует статью о «Преступлении и наказании» («Об одном русском романе»). В своей статье Р.Швейхельвыдвигает на первый план социально-критическую направленность романа: «Значение романа состоит не в самом преступлении, а в его мотивах…», при этом теорию Раскольникова по словам Р.Швейхеля«можно объяснить односторонним взглядом на историю, ложным истолкованием прав человека, но только при учете крайне нездоровых социальных и политических условий жизни, которые воздействуют на одаренного и восприимчивого человека — а таковым и является Раскольников, — необычайно глубокой болезненно» [19, c. 65–66].Р. Люксембург отмечает отличительную черту в произведениях Ф. М. Достоевского «великодушную любовь к человечеству и глубокое чувство личной ответственности за социальную несправедливость» [20, c. 176].О. Каус рассматривает творчество Ф. М. Достоевского с точки зрения марксисткой идеологии. Для него Достоевский является мастером социальной характеристики, в произведениях которого нет «ни одного человека, который не был бы отмечен неизгладимой печатью своей социальной принадлежности» [21, c. 151].

Следующим новым знаковым периодом в рецепции романа «Преступление и наказание» в Германии становится период после Второй мировой войны, который вызван определенными историческими событиями, глобальным переделом мира, желанием переосмыслить произведения великих классиков русской литературы. Этот период характеризуется разным восприятием Ф. М. Достоевского в восточной и западной Германии. Период поздней рецепции Ф. М. Достоевского также связан с «зарождением филологического интереса к Достоевскому», «стремлением к сохранению полноты оригинала произведений великого писателя» [2, c. 203].

Таким образом, различные исторические события, нашедшие свое отражение и в литературной жизни Германии, а также многочисленные переводы «Преступления и наказания» в разные периоды по-разному представляли мир Ф. М. Достоевского немецкому читателю. Менялось идейное восприятие романа великого русского классика, немецкие критики, переводчики, читатели концентрировали внимание на определенных сторонах творчества писателя, обнаруживали психологическую, философскую, социальную глубину романа.

Литература:

  1. Дудкин, В. В. Достоевский в немецкой критике (1882–1925). — Достоевский в зарубежных литературах. Ленинград: Наука, 1978. — 240 c.
  2. Криницын, А. Б. Достоевский в Германии / Достоевский и XX век. Под ред. Т. А. Касаткиной. В 2-х томах. Т.2. — М.: ИМЛИ РАН, 2007. — 576 c.
  3. Неделя. 1866. 10 апр. N 5. Литературные заметки.
  4. Гуляев, Н. А. История немецкой литературы: учеб. для студентов факультетов и институтов иностранных языков / Гуляев Н. А. и др. М.: Высш. шк., 1975. — 602 с.
  5. Kampmann, Th. Dostojewski in Deutschland. Phil. Diss. Munster, 1930. (Literaturhistorischer Abteilung. Bd. 10).
  6. Dostojewski, F. M. Raskolnikow: Roman. / Übersetzt v. W. Henckel. -Leipzig: Verlag v. W. Friedrich, 1882. Berlin: Grotesche Verlagsbuchhandlung, 1894.
  7. Криницын, А. Б. Достоевский в Германии. Часть первая [Электронный ресурс] / А. Б. Криницын. — URL:http://www.portal-slovo.ru/philology/46345.php (дата обращения: 27.05.2016).
  8. Zabel, Е. F. M. Dostojewski. — «Deutsche Rundschau» (Berlin), Jg. 15, 1889, Bd. 59, H. 9. — S. 377.
  9. Reinholdt, A. Geschichte der russischen Literatur von ihren Anfangen bis auf die neueste Zeit. Leipzig. 1886.
  10. Дудкин, В.В., Азадовский K. M. Достоевский в Германии / Ф. М. Достоевский: Новые материалы и исследования. — М., 1973. Т. 86. — 659740 с.
  11. Луков, В. А. Неоромантизм / В. А. Луков // Знание. Понимание. Умение. — 2012. — No2. — С. 309–312
  12. Dostojewski, F. M. Schuld und Sühne / Roman a. d. Russ. nach 7. Aufl., ubersetzt v. H.Moser. Leipzig: Universal-Bibliothek, 1888.
  13. Рильке, Р. М. Ворпсведе. О. Роден. Письма. Стихи. М., 1971. — 172 с.
  14. Романова, Г. И. Судьба первого немецкоязычного собрания сочинений Ф. М. Достоевского / Г. И. Романова / Филология Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Ловачевского. — 2015. — № 2. — С. 190–193.
  15. Павлова, Н. С. Экспрессионизм. — В кн.: История немецкой литературы, т, 4. — 537 с.
  16. Dostojewskij, F. M. Schuld und Sühne / Ubers. v. H.Rohl. Inselverlag zu Leipzig, 1912. Philipp Reclam, 1999.
  17. Zweig Stefan. Dostojewskij. Der Mythos der Selbstgeburt // Die Zukunft. 23. Jg., № 17 (23.1.1915). — S. 111
  18. Zweig Stefan. Drei Meister. Balzac, Dickens, Dostojewskij. Leipzig: Insel-Verlag, 1921. — 255 S.
  19. Schweichel, R. Der naturalistische Roman… — H. 2. — S. 65–66.
  20. Люксембург, Р. О литературе. М.: худ. Лит., 1961. — 351 с.
  21. Kaus, О. Dostojewski und sein Schicksal. Berlin, 1923. — 558 S.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle