Библиографическое описание:

Черенкова Б. В. Вывеска как средство репрезентации лингвокультуры современного города // Молодой ученый. — 2016. — №13.2. — С. 72-74.



В современной науке под лингвокультурой понимается культура, воплощенная и закрепленная в знаках языка, которые рассматриваются как носители образов сознания, формирующих определенные культурные смыслы [1, с. 71]. В данном контексте лингвокультура города посредством языковых знаков транслирует мировосприятие, типичное для современного горожанина, и отражает процессы, происходящие в языке и культуре на том или ином временном отрезке. Наиболее наглядно и схематично городская лингвокультура проявляется в тексте вывески, которую можно рассматривать как носителя семантической информации, выражающейся через вербальные (и невербальные) знаки и формирующей определенное смысловое поле культуры городского жителя. В нашем понимании вывеска – это упрощенный кодированный текст письменной формы, выполняющий индикативную, апеллятивную и эстетическую функции. Вывеска в сжатом, обобщенном виде отражает мировосприятие и мироощущение городского социума и является наиболее динамичным речевым продуктом, реагирующим на изменения смыслового поля культуры.

С целью выявления языковых и социокультурных тенденций, проявляющихся в пространстве современного российского города, нами было проведено исследование текстового материала вывесок городских объектов Тулы. Результаты исследования показали, что в названиях вывесок используются как наименования, прямо указывающие на назначение объекта, так и наименования – символы. Последние представляют особый интерес, так как именно в них заложены «образы сознания», типичные для современного городского социума. Анализ текстов-символов позволяет классифицировать текстовой материал в соответствии с принципом использования стилистического приема. Выявлены названия, в которых использованы следующие стилистические приемы:

- метафора: «Тихая гавань», «Лисья нора», «Ванильное небо», «Ворота Солнца», «Золотая вилка»;

- ирония: «Тещин угол», «Багажник даром», «Съел бы сам», «Любой каприз» «Вполне прилично»;

- аллюзия: «Три мушкетера», «1001 ночь», «Господин оформитель», «Бриллиантовая рука», «Мадам Кошкина», «Конфетки-бараночки»;

- аллитерация: «Суши-Кушай», «Щи-Борщи»;

- стилизация: «Трактиръ», «Императоръ», «Баринъ», «Прокофьева харчевня», «Постоялый двор», «Фермерская лавка»;

- параграфемика: «Белая кошка & Черный кот», «БЕГЕМОТиК⁰», «Траттория папарацци & Черчилль», «Азия’С»;

- карнавализация:«Beerlin», «Пивбанк», «ПиВася», «ПроКофий», «Подкрепицца», «Читай-город», «БлинЛайн», «ОбувайКа».

Как видим, в текстах названий городских объектов широко представлены элементы языковой игры, иносказания, креолизации, направленные на создание у потенциального потребителя настроения приподнятости, праздничности, противопоставленных повседневной будничности и однообразию окружающего быта. Карнавализация как прием создания текста городской вывески отражает общую тенденцию к карнавализации современной культуры, а речевой продукт, созданный с помощью данного приема, по своей внутренней динамике соответствует динамике современного общественного развития. Вместе с распространением феномена карнавализации в обществе формируется тенденция к разрушению литературной нормы, происходит распространение культа «антинормы». В семантическом поле «антинормы» присутствует неприятие национального стандарта, стремление к унифицированности, что, в принципе, вполне согласуется с тенденцией к глобализации, наблюдающейся в современном мире.

Тенденцией к глобализации также объясняется не в меру выросшее количество вывесок, эксплицирующих «нерусскость». В первую очередь, сюда относятся вывески, в наименованиях которых прямо используется иностранный язык (преимущественно английский), например: «InFridayWeTrust», «Traveler’sCoffee», «Guinness», «Primo», «Provence». Широко практикуется использование иноязычной лексики в русской графике: «Томато», «Де Пари», «Аригато», «Васаби», «Респект». С целью передачи национального колорита зарубежных стран в поисках подходящих наименований нередко обращаются к варваризмам («Тайм-аут», «А-ля карте», «Тет-а-тет») и экзотизмам («Хигаси», «Сакура», «Ширван»). Претенциозность подобных наименований конструирует в сознании городского обывателя действительность, обещающую лучшую жизнь в целом и более высокий уровень обслуживания в частности.

Изобилие иноязычных названий в российских городах объясняется наличием стереотипных представлений об образе жизни в экономически развитых странах. Иноязычная лексика ассоциируется с западным образом жизни, роскошью, богатством. Большинство иноязычных слов используется в названиях ресторанов, кафе, ночных клубов. Для русского слуха иностранное слово звучит непривычно, изысканно, при его восприятии происходит смысловой перенос с названия на заведение, при этом создается впечатление, что внутри заведения вас ждет нечто отличное от повседневной жизни. Кроме того, иноязычное наименование привносит оттенок научности, элитарности, необычности, создавая эффект обратной метонимии, когда на основании установления ложной смежности свойство одного объекта (слова) переносится на другой объект (заведение или посетителя данного заведения).

Глобализация неразрывно связана с процессом интернационализации экономики, что также находит свое выражение в лингвистическом облике современного города. Повсеместно встречаются вывески с названиями известных мировых компаний, сетевых магазинов, предприятий общественного питания, например: «Adidas», «SPAR», «Globus», «ДИКСИ», «Макдональдс».

В противовес глобализации, интернационализации и западничеству в российском обществе усиливаются тенденции к сохранению национальной самобытности, что также находит свое отражение в лингвокультуре современного города на уровне текста городской вывески. В результате проведенного исследования была выделена достаточно объемная группа названий, в которых на том или ином уровне присутствует элемент обращения к национальному самосознанию. В данную группу вошли названия, в которых используется следующая лексика:

- древнерусские наименования и наименования дореволюционного периода («Царьград», «Подворье», «Сударь», «Грумант»);

- лексика советского периода или слово «советский» («Советский спорт», «Советская чебуречная», «Столовка СССР»);

- лексика со значением тульской символики («Пряник», «Левша», «Арсенал», «Самоваров Град»);

- лексика со значением русской народной символики («Березка», «Кадриль», «Медведь», «Берендей», «Матрешки»);

- исконно русские имена и их формы («Петр Петрович», «Анна Степановна», «У Палыча», «Маруся», «Баба Маня»);

- фразеологизмы («Печки-лавочки», «Семь пятниц»);

- слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами («Чехольчик», «Магазинчик», «Ангелочек», «Елочка»).

Таким образом, в тексте вывески современного города находят отражение две на первый взгляд взаимоисключающие тенденции: во-первых, унификация культурных смыслов, вызванная влиянием мировой массовой культуры и процессами глобализации, и, во-вторых, ориентация на национальную культурную модель, определяющую структурирование лингвокультурного пространства города в соответствии с особенностями данной модели.

Литература:

  1. Красных В. В. Культура, культурная память и лингвокультура: их основные функции и роль в культурной идентификации // Вестник ЦМО МГУ. Филология. Культурология. Педагогика. Методика. — 2012. — № 3. — С. 67–73.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle