Библиографическое описание:

Рзаева Н. Р. Реализация принципа равноправия и свободы вероисповедания в конституционном праве // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1344-1345.



Равноправие и свобода вероисповедания являются наиболее существенными гарантиями исполнения в светском государстве права религиозных объединений. Данные свободы органически переплетаются, однако первостепенную роль в данной взаимосвязи играет внутренняя свобода морально-этических воззрений человека, которая позволяет ему иметь свое мнение о добре и зле, о честности и бесчестии, о смысле жизни и т. д.

В современной Конституции РФ включены главные европейские элементы либеральной политической культуры в области межконфессиональных и государственно-конфессиональных отношений. Согласно международно-правовым нормам 28-ой статьей гарантируется равенство и свобода вероисповедания всем, то есть не только лицам, имеющим российское гражданство, но также каждому, легально находящемуся на территории страны, вне зависимости от их гражданской принадлежности. Кроме этого, провозглашение Конституцией юридического принципа равноправия и свободы вероисповедания является «…одним из средств существования Церкви в безрелигиозном мире, позволяющим ей иметь легальный статус в секулярном государстве и независимость от инаковерующих или неверующих слоев общества» [6].

Признав религиозные свободы (включая другие естественные права и свободы человека) как высшую ценность, их неотчуждаемость и принадлежность каждому с момента рождения, Российская Федерация взяла на себя обязанность их соблюдать и защищать [1]; они действуют напрямую, обусловливают значение, содержание и использование законов, а также саму деятельность органов исполнительной и законодательной власти, местного самоуправления, они обеспечиваются правосудием (ст.18). Такое принципиальное положение обозначает, что все правовые нормы и практические действия властей необходимо принимать во внимание наряду с другими и интересы религиозных организаций, а также верующих. Так требует Конституция.

Например, если вероисповеданию или убеждениям гражданина противоречит исполнение им воинской обязанности (ч.3 ст.59), он может воспользоваться правом по замене ее на альтернативную гражданскую службу. Согласно Федеральному закону «Об альтернативной гражданской службе» от 25 июля 2002 года, такая служба является особым видом трудовой деятельности в интересах государства и общества, которая осуществляется гражданами вместо военной призывной службы [10].

Также несколько других статей Конституции также взаимосвязаны с правовыми условиями исполнения равенства и свободы вероисповедания. Например, глава 2 в целом и ч.2 ст.19, в частности, определяют равенство прав и свобод человека и гражданина во всех областях жизнедеятельности государства и общества вне зависимости от отношения к религии и религиозных взглядов. При этом запрещены любые формы, ограничивающие права граждан по признакам религиозной принадлежности (ч.2 ст.19), нельзя принуждать кого-либо к выражению своих религиозных взглядов или отречению от них (ч.3 ст.29). [1]

Вместе с тем законодатель допускает ситуации, при которых свобода совести и свобода вероисповедания человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, а также обеспечения обороны страны и безопасности государства. Эта формула, содержащаяся в ч.3 ст.55 Конституции, не во всем соответствует п.2 ст.9 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой «свобода исповедовать свою религию…подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц». Очевидно, что в сравнении с Конвенцией отечественный законодатель вводит дополнительное ограничение — «обеспечение обороны страны и безопасности государства». Есть и другой нюанс. Согласно российской Конституции свобода совести и свобода вероисповедания не могут быть ограничены в условиях чрезвычайного положения, вводимого на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местностях (ч.3 ст.56).

Приведенные конституционные положения представляют собой обособленную группу норм, образующих правовой институт конституционного права, который не только определяет статус человека и гражданина, но также лежит в основе блока государственного законодательства, регулирующего весь спектр правоотношений в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений в России. Являясь подотраслью гражданского права, законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях включает в себя нормы Конституции РФ, Гражданского кодекса РФ, Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года [9], а также принимаемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты Российской Федерации и ее субъектов (Для самих конфессий, к примеру, для Русской Православной Церкви — это внешнее церковное право, регулирующее государственно-конфессиональные и межконфессиональные отношения, ее внешние отношения с институтами гражданского общества — в отличие от канонического права (собственно церковного законодательства), которое регулирует внутреннюю жизнь Церкви).

Как светское государство Российская Федерация, с одной стороны, не вмешивается в определение гражданами (включая государственных и муниципальных служащих) своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания; а с другой, — призвано никому не позволять прибегать к такому принуждению.

В целом можно заключить, что в условиях функционирования России как светского государства провозглашенная Конституцией гарантированность каждому свободы совести и свободы вероисповедания неизбежно связана с преодолением конфликтов и противоречий, объективно возникающих в религиозной сфере, и имеющих многоплановую направленность. Без сотрудничества конфессий и государства в этой сфере не обойтись. Ибо задача заключается не в том, чтобы полностью исключить противоречия, коллизии юридических и религиозных норм из жизни общества, что нереально, а — обеспечивать их разрешение таким образом, чтобы это отвечало законным интересам всех субъектов, участвующих в конфликте, путем поиска вариантов согласия.

Литература:

  1. Конституции РФст.2; ч.2 ст.17, 12 декабря 1993г.// Российская газета, 2009г., 21 января
  2. Нижегородский рабочий, 2008, 22 апреля, с. 14
  3. Православное слово, 2008, № 12, с.3
  4. Российские вести, 1997, 6 января
  5. Российская газета, 2008, 6 ноября, с.3
  6. Социальная концепция Русской Православной Церкви, 2001, с.55
  7. Труд, 2006, 7апреля
  8. УК РФ ст.214, ст.282
  9. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года, п.6 ст.3
  10. Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» от 25 июля 2002 года

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle