Библиографическое описание:

Матьязова Н. С. Исторические корни образа Авазхана из цикла «Гороглы» (хорезмская версия) // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1471-1473.



В статье освещаются исторические корни образа Авазхана из цикла «Гороглы». Данный образ изучается в сопоставительном аспекте с туркменскими, каракалпакскими и азербайджанскими версиями цикла. Анализируются сходства и отличительные черты данного образа.

Ключевые слова: Гороглы, Авазхан, туркмен, каракалпак, азербайджанец, эпос, типология.

The given article is devoted to lightening up the image of Avazkhan from «Goroghli».

This image is compared with its Turkmen, Karakalpak and Azerbaidjan alternatives. Similarities and national individualities are analyzed.

Key words: Goroghli, Avazkhan, Turkmen, Karakalpak, Azerbaidjan, epos, typology.

Одним из характерных для эпоса качеств является наличие в нем вспомогательного эпического героя. Данное явление получило свое яркое выражение в эпосе тюркских народов. Примером этому могут послужить такие парные эпические образы, как Алпомыш — Караджан, Юсуф — Ахмед, Манас — Бакай, Гороглы — Авазхан.

Данное явление своими корнями имеет непосредственное отношение к характерному для фольклора дуализму, поскольку наличие пары считается священной идеей в жизни человека.

Происхождение эпического героя проявляется в эпосе в различной форме. Поначалу данный вопрос находил свое разрешение в виде близнецов. Позднее в качестве вспомогательного образа стали проявляться брат, сестра, друг, сын. В отдельных дастанах встречаются и мотивы бездетности. В таком случае эпический герой стремится к осуществлению различных мер. Одной из них является вопрос усыновления ребёнка, что нашло свое наглядное выражение в образе Авазхана. Следовательно, возникновение образа Авазхана относится к поздним ступеням развития человеческого общества.

Как уже упоминалось выше, появление вспомогательного эпического героя связано с дуализмом, позднее данный мотив подвергся разного рода трансформациям. Общественная жизнь протекала в сложнейших условиях, что предопределило сложный характер формирования образов подобного типа. Как пишет Ж. К. Лебедева, во время сражения эпический герой призывает на помощь сестру, обладающую магическим даром, и она вселяет в него силу… Образ сестры отразил пережиточные черты ранней исторической эпохи, вероятно период матриархальных отношений [2, с. 39].

Эпический герой ощущал потребность в наличии для себя в качестве опоры определенного лица, и данное обстоятельство находило свое воплощение в облике сестры, брата, сына, верного друга. Впоследствии главной опорой стал сын. Примечательно то, что в дастанах встречаются явления бездетности, что имеет реальную жизненную основу. Для преодоления данного негативного положения и использовались различные способы.

Первоначально можно наблюдать мотив приобретения ребенка, брошенного другими людьми. (Примером может послужить дастан «Шахрияр»). Затем выдвинулся мотив вымаливания дитя у бога, что можно наблюдать в дастане «Хурлико и Хамро».

После того как общественный прогресс, развитие общественного мышления преодолели данные этапы, в дастанах и сказках формируется мотив усыновления ребёнка. Данный мотив, получив свое глубокое и всестороннее освещение в эпосе «Гороглы», привел к появлению образа Авазхана.

Бездетность главного героя, усыновление — все эти мотивы навеяны легендами, преданиями и сказками, в которых, по обыкновению, герой обращается к богу, святым с просьбой даровать сына. Гороглы поступает проще и более жизненно — он усыновляет понравившегося ему ребенка.

В дастане этот эпизод выглядит так: к Гороглы приходит старик и говорит: «У тебя есть все, но не хватает только ребёнка. Ты должен усыновить достойного». Сказав это, старик исчезает. Гороглы ищет во многих странах, но нигде не встречает подходящего младенца. Однажды к нему приходит визирь Хамдам и сообщает, что у мясника Булдура из страны Ваянган, которой правит Юсуф-шах, есть замечательный сын Аваз. Гороглы тотчас отправляется в путь. В пути он встречает дервиша, по просьбе которого выполняет два условия: проезжает на коне по крепостной стене Тебриза, сбивает стрелой золотой свод и одерживает победу в схватке с семьюдесятью богатырями. Третье условие дервиш выполняет сам — женится на дочери падишаха и становится падишахом Тебриза.

После этого Гороглы продолжает свой путь, останавливается в доме старого чабана, переодевается в простую одежду, оставляет у него своего коня Гирата, а сам отправляется в город Ваянган. Здесь он находит дом мясника Булдура, но узнает о его смерти. Тогда Гороглы идёт во дворец, чтобы узнать, где Аваз, но его прогоняют оттуда. Он оказывается на окраине города и выдает себя за уличного музыканта. Рассказы о его замечательных песнях доходят до падишаха. Аваз просит его пригласить бродячего певца во дворец. Гороглы демонстрирует свое незаурядное искусство, которое завораживает Аваза. Улучив момент, Гороглы похищает Аваза, возвращается к старику и, вскочив на своего волшебного коня, мчится в Чамбиль. В погоню за ним Юсуф-шах бросает две тысячи воинов. Они догоняют беглеца, и во время боя Аваз переходит на их сторону. Но здесь на помощь Гороглы прибывает шах Тебриза (бывший дервиш) со своим войском. Одолев преследователей, они возвращаются в Тебриз. Когда через несколько дней Гороглы собирается покинуть этот город, султан вероломно усыпляет его, чтобы отобрать Аваза и вернуть его Юсуф-шаху. Но Гороглы приходит в себя, догоняет Султана, отбирает Аваза и возвращается в Чамбиль.

Дастан с таким сюжетом в азербайджанском цикле «Кор-оглы» называется «Приход Аваза в Чанлибил» [1, с. 114–141]. Но события в нем излагаются в ином плане. Здесь с просьбой усыновить ребёнка обращается к герою жена Нигор-ханум. Подходящую кандидатуру подбирает для них Ашик Джунун. Затем Кор-оглы отправляется в Туркмению и с разрешения мясника Али (в некоторых вариантах его зовут Мир Ибрагим) усыновляет его ребёнка Аваза. Но дядя Аваза Араб Рейхан преследует Кор-оглы и между ними происходит ожесточенный бой, из которого Кор-оглы выходит победителем. Целый ряд мотивов и фактов, изложенных в этой версии, — поход Кор-оглы в Туркмению, переодевание чабаном, усыновление Аваза, ребёнка, схватка в пути и т. д., роднит данное произведение с туркменской и хорезмской версиями.

В восточно-узбекской и каракалпакской версиях события излагаются в другом плане. Гороглы принимает облик дяди Аваза Кунгирбая и обманом уводит ребёнка. На обратном пути он сражается с воинами Хунхаршаха и побеждает их. Но, в общем, в каракалпакской и восточно-узбекской версии прослеживается неразрывная связь событий, связанных с похищением Аваза и «Повестью о султане Гороглы». Во всех версиях упоминается сын мясника Аваз, которого Гороглы не силой, а хитростью уводит с собой. Во всех версиях рассказывается о его схватке с преследователями и блестящей победе над ними.

Как отмечает профессор К. Максетов, дастан, рассказывающий об Авазхане, получил распространение среди каракалпаков в рукописном, печатном и устном вариантах. Гороглы хитростью уводит Аваза — сына мясника Булдирика, находящегося на службе у Хунхаршаха. Первый раздел дастана повторяет восточно-узбекскую версию, а второй — очень близок к туркменской [3, с. 116–133]. А в казахской версии, хотя и говорится об усыновлении Аваза Гороглы, но нет специального дастана, посвященного этому событию.

По многим параметрам туркменская версия совпадает с хорезмской. Однако в хорезмской версии выпали незначительные эпизоды. Так, в туркменской версии к Гороглы многие обращаются с различными жалобами. Или же, повстречавшись с чабанами, Гороглы набрасывается на еду словно див. Такие детали в узбекском тексте отсутствуют. Кроме того, за счет сохранения прозаической части произведения, хорезмская версия пополнилась новыми стихотворными строками, что привело к небольшим изменениям в поступках и характере героев. Главный герой этого дастана Гороглы. Несмотря на различную трактовку факта усыновления, требования одни те же: сын должен быть красивым, сильным и смелым. Гороглы легко справляется с данной задачей, не прибегая к силе. Ибо насилие могло вызвать в приемном сыне ненависть, что в конечном итоге отрицательно бы сказалось на их взаимоотношениях. Основная цель у него — усыновление Аваза, и этой цели он достигает гуманными средствами.

В свою очередь, следует отметить и то обстоятельство, что образ вспомогательного эпического героя в сходной форме распространен в фольклоре всех народов мира, а также обладает аналогичной сферой своей деятельности.

Литература:

  1. Короглы. — Баку: Элм, 1959.
  2. Лебедева Ж. К. Архаический эпос эвенов. — Новосибирск: Наука, 1981.
  3. Максетов К. Каракалпакский эпос. — Ташкент: Фан, 1976.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle