Автор:

Рубрика: Общие вопросы литературоведения. Теория литературы

Опубликовано в Филология и лингвистика №2 (8) май 2018 г.

Дата публикации: 12.04.2018

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Эгамбердиева Г. М. Вопрос о своеобразии в образах // Филология и лингвистика. — 2018. — №2. — С. 1-4. — URL https://moluch.ru/th/6/archive/89/3065/ (дата обращения: 23.05.2018).



Узбекский народ имеет древнюю историю, насыщенную разнообразными событиями, которая нашла свое отображение в его эпосе, созданной и исполняемой на протяжении многих веков.

Особое место в структуре узбекского фольклора занимают эпические жанры сказка и дастан. В данных жанрах нашли свое отражение жизненный уклад узбекского народа, его надежды и чаяния, философские воззрения. Действительно, их идейную основу составляют жизненные наблюдения, национальное видение окружающей действительности наших далёких предков, т. е. национальная идея.

Известно, что в каждом художественном произведении в основе движения событий ведущее место занимают образы, осуществляющие в них свою деятельность.

Хотя образы, проявляющие свою деятельность в сказках и дастанах, направлены, в основном, на выполнение одинаковой функции, их облик в зависимости от требований жанра проявляется по-разному.

Хамро, являющийся главным героем хорезмского дастана «Хурилико и Хамро», входит в систему образов типа Кенджа-батыра (Младший брат-богатырь), сформировавшегося первоначально в сказках. Действительно, в сказках довольно часто встречаются такие понятия, как три брата-богатыря, младший брат-богатырь. Данный образ своими корнями уходит в глубокую древность.

Как пишет Дж. Фрезер, особое внимание к младшему сыну имеет отношение к временам минората. «Когда приходит время распорядиться своим имуществом, отец обходит своего ушедшего из дома непокорного и своенравного сына, оставляя все безраздельно послушному и почтительному младшему сыну, который остался жить в отцовском шатре» [4, с.242]. Данное явление представляет собой определенную общность в обычаях многих народов. Сказочные мотивы, повествующие о разногласиях между тремя братьями по поводу имущества, вероятно, являются своеобразным отражением действительности тех времен.

Несмотря на то обстоятельство, что образ Хамро в дастане представляется в качестве эпического героя, он не является образом типа Алпамыша из героического эпоса. Данный образ сформировался в качестве героя дастана под влиянием сказок, подвергшись определенной эволюции. В этой связи, в нем сохранились черты, свойственные и героям сказок. В частности, в его биографии отсутствуют такие, характерные для героического эпоса, мотивы, как чудесное рождение, вскармливание со стороны какого-либо тотемного животного, обладание конем, волшебным оружием. В его деятельности определяющим аспектом является не воинственность, а на первый план выдвигаются такие качества, как влюбленность, гуманизм, верность своему идеалу.

Хотя в дастане и упоминается о том, что у него есть конь по имени Шахсувар, Хамро не участвует ни в одном сражении. Все вышеуказанное тесно связано с определенным воздействием сказки на его образ, поскольку, во всех трех упоминаемых нами сказках, в деятельности образа, выступающего в качестве главного героя, эпизодов сражения, борьбы не наблюдается. Обычно в деятельности образов главных героев сказок эпизоды сражения не выводятся на первый план, а определяющими являются такие качества, как гуманизм, находчивость, знание своего дела, верность выбранному пути.

Характерные для жанра сказки изобразительные элементы сохраняются в ощутимой мере не только в облике главного эпического героя, — многие эволюционные качества распространяются и на его деятельность.

При сопоставлении образа Хамро с обликом героев, проявляющих свою деятельность в сказках, данные особенности выступают более рельефно.

Главный герой узбекской народной сказки «Олмос ботир» изображается следующим образом: «Кампир ўғил туғибди. Бу болани оғирлиги бир ботмон, бўйи икки газ эмиш... Бола соатлаб ўсаверибди, ақлли, доно йигит бўлибди. От минишда, қилич чопишда бу юртда Олмос ботирга бас келадиган одам қолмабди» [2, 13].

Про главного героя дастана, Хамро, в весьма лаконичной форме говорится следующее: «Ҳамрожон болаларнинг ҳаммасидан ақлли, ҳушли, доно, донишманд сифатли бўлди». В другом месте дастана отмечается следующее: «Келбатли, ҳусну жамолли, арслондек гавдали» (Рукопись, с.12–17).

Два описания из данных двух жанров в определенной мере различаются между собой. В портрете из сказки сразу бросается в глаза гиперболическое изображение, столь характерное для сказок. Вес рожденного ребенка, его размеры, «рос не по дням, а по часам» — все это подчинено требованиям сказочного изображения. А в дастане говорится лишь о том, что он был обычным человеком, стройным парнем, исполненным силы и отваги.

Для обрисовки поступков главных героев сказки и дастана также выбрано изображение, характерное для требований каждого из двух жанров. Например, в сказке, после того, как Олмос-батыр завладел птицей, приводится следующее изображение: «...кампир билан хайрлашиб осмонга парвоз қилибди-да, ўз юртига етиб борибди» [2, с.16]

А в дастане данный эпизод имеет более жизненную основу: «Булбулигўё қушни Ҳамрожон эгарнинг қошига маҳкам танғиди. Ҳамрожоннинг қалқон, совутлари, зар чекман, чўгирмалари, тилло наҳалли этиклари кун билан чақилишиб бора берди. Бир неча манзил йўл юрдилар, тоғдан, қирдан, чўлдан ошдилар» (Рукопись, с.75).

И в данных описаниях наглядно проявляется то обстоятельство, что у каждого жанра существует свой особый способ изображения. Если в сказке главное значение имеет фантастика, то в дастане определяющую роль играет реализм.

Сказкам присуще еще одно, нехарактерное для дастанов, качество. В сказке «Олмос ботир» в качестве покровителя главного героя приведен образ благообразной старухи, матери дивов, и в данном образе в наглядной форме проявилась фантазия, характерная для сказок. С точки зрения реализма, тот факт, что мать дивов выступает в качестве благообразной старухи, представляет собой удивительный, неестественный случай. Данное изображение характерно для жанра сказки и совсем не соответствует требованиям жанра дастана.

Если в другой сказке, а именно в «Чўлоқ бўри», главный герой осуществляет свою деятельность совместно с животным — хромым волком, то в сказке «Булбулигуё» он в своих действиях советуется с Обезьяной. Хорезмские дастаны, по сравнению с дастанами других областей Узбекистана, более ориентированы на объективное изображение жизни и в них не встречаются случаи беседы человека с каким-либо животным. В виде исключения можно отметить лишь коня Аспи-джахангира из дастана «Шахрияр» [3, c.39].

Если судить с данной точки зрения, то между характерными чертами, присущими главным героям сказок, и деятельностью Хамро имеют место весьма значительные несоответствия. Образ Хамро представляет собой образ человека, всесторонне достигшего уровня эпического героя, характерного для фольклора, и в отдельных случаях он вступает в связь с магическими эпизодами, свойственными сказкам. Его покровитель, несмотря на то обстоятельство, что имеет отношение к роду пери, изображается в человеческом облике, в виде прекрасной девушки и является не только покровителем Хамро, но и его возлюбленной. Следовательно, «В дастанах и сказках жизнь и быт пери при всех фантастических аксессуарах изображаются очень похожими на жизнь и быт простых людей» [1, c.169]. Однако, следует отметить и тот факт, что в образах пери, при их переходе из сказки в дастан, в еще более усовершенствованной форме начинают проявляться человеческие качества.

Во многих дастанах наблюдаются случаи женитьбы главного эпического героя на пери.

Деятельность главного эпического героя дастана по ходу событий тесно переплетается с судьбой пери. Поскольку, покровительство предков, имеющее отношение к древнейшему тотемизму, в процессе общественного развития и совершенствования эпоса уступили свое место образам пери с человеческим обликом, то и последние осуществляют свою деятельность не только в качестве покровителя эпического героя, но и его возлюбленной.

С точки зрения образа главного героя, Хамро и Олмос-батыр, по сравнению с образами главных героев двух оставшихся сказок, весьма соответствуют друг другу.

Первое, что связывает их, это тот факт, что оба они являются детьми, которые были вымолены у всевышнего. Помимо этого, Олмос-батыр, несмотря на то что является героем сказки, обладает конкретным именем. К тому же, в сказке имеют место целый ряд гиперболических изображений, связанных с его обликом. В остальных двух сказках главные герои определяются в общем, характерном для сказок, виде царевичей. В сказке «Чўлоқ бўри» образ главного героя обладает весьма расплывчатым обликом, изображен поверхностно, в общей форме.

Таким образом, если обратиться к сказочным образам и образам, участвующим в дастанах, то становится очевидным, что из сказок в дастаны перешли, в основном, традиционнные образы. Это — главный эпический герой, его возлюбленная, боевой конь, эпический покровитель, а также образы, характерные для мифологии: птица булбулигуё, див, старуха-ялмогиз, пери и др. По сравнению с ними, в дастанах большее распространение получили человеческие образы, которые, подвергшись определенной эволюции, приобрели законченность, реальность.

В анализируемых нами дастанах и сказках наблюдается определенная общность в выборе главного героя. Во всех произведениях эпический герой предстает в облике младшего сына. В связи с формированием героя дастана на основе волшебно-фантастических сказок в нем не проявляются такие черты, как воинственность, боевитость. В его биографии отсутствуют ожесточенные сражения и не определяется, в данной связи, роль эпического коня. В его деятельности, в основном, проявляются в большей степени качества, связанные с патриотизмом, принципиальностью, отвагой на пути к достижению своей любви.

Образ Хамро, по сравнению со своими собратьями из сказок, отличается в лучшую сторону мудростью, находчивостью, гуманизмом, а самое главное — определенной близостью к жизненно-реалистическому образу.

Литература:

  1. Джалалов Г. Узбекский народный сказочный эпос, — Т., 1980. — С.169.
  2. Олтин бешик: Эртаклар. — Т.: Адабиёт ва саънат, 1985.
  3. Рузимбаев С. Хоразм достонларининг спецификаси, типологияси ва поэтикаси (докторская диссертация), –Т.,1990, — С.39.
  4. Фрезер Дж. Фольклор в Ветхом завете. — М.,1989, с.242.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос