Библиографическое описание:

Волынчиков А. Н. Подходы к квалификации, форма, применимое право внешнеэкономических сделок в гражданском законодательстве // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 806-813.



В статье рассматриваются основные особенности международно-правового регулирования внешнеэкономических сделок и дается краткий обзор форм и способов квалификации таких сделок.

Ключевые слова: внешнеэкономические сделки, внешнеторговые сделки, источники правового регулирования.

The article discusses the main features of international legal regulation of foreign economic transactions and gives a brief overview of the forms and ways of classifying such transactions.

Keywords: foreign trade, foreign trade transactions, the sources of legal regulation.

Современное мировое развитие, равно как и все определяющие его приоритетное направление процессы, связанные с экономико-правовой интеграцией, невозможно представить без внешнеэкономической деятельности [8, 376 с].

В российском законодательстве понятие «внешнеэкономическая деятельность» приводится в Федеральном законе от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» [1] и определяется как внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них).

Современное понимание российской юридической наукой [3, С. 15–21] внешнеэкономической деятельности, не противоречит законодателю и понимает под ней деятельность по развитию сотрудничества с другими государствами в области торговли, экономики, техники, культуры, туризма [7, С. 18–29].

С юридической точки зрения внешнеэкономическая деятельность осуществляется посредством внешнеэкономических сделок. В соответствии с национальным законодательством большинства стран мира важнейшим основанием возникновения и эволюции гражданско-правовых отношений являются сделки. Правильное определение понятия внешнеэкономической сделки имеет огромное практическое значение, так как нормативная база и способы регулирования возникающих в связи с ней отношений значительно отличаются от нормативных источников и способов регулирования порядка заключения и реализации сделок, совершаемых внутри государства. Кроме того, внешнеэкономические сделки обладают рядом существенных особенностей по сравнению со сделками внутригосударственными, что оказывает непосредственное влияние на содержание международных торговых и других контрактов.

Законодательство России не содержит определения внешнеэкономической сделки. Ни в советском гражданском законодательстве, ни в ныне действующем Гражданском кодексе РФ не дано легального определения понятия «внешнеэкономическая сделка». С принятием некоторых последних изменений, в том числе в раздел VI Гражданского кодекса РФ, всяческое упоминание о внешнеэкономической сделке полностью исчезло из содержания этого основополагающего нормативного правового акта. Из анализа других законов и подзаконных актов, так или иначе затрагивающих внешнеэкономическую деятельность, также нельзя вывести ни определение внешнеэкономической сделки, ни четкие критерии отграничения такого рода сделок от иных, осложненных иностранным элементом.

Специалисты определяют внешнеэкономическую сделку как комплексное понятие, означающее деятельность субъектов МЧП в области международного обмена товарами, работами, результатами интеллектуальной деятельности, различного рода услугами, направленную на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей [15, 428 с.]. В международной практике более распространены термины «международная коммерческая сделка» или «трансграничная сделка», под которыми, например, Г. К. Дмитриева понимает сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность частных лиц в сфере международных экономических отношений, совершаемые между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств [4, 192 с].

Внешнеэкономические сделки составляют основу международной торговли. Это фундамент, центральное звено международного товародвижения.

Одним из главных вопросов, возникающих при регулировании международной экономической деятельности, является проблема квалификации сделки как внешнеэкономической. Напомним, внешний характер внешнеэкономической деятельности обусловлен наличием «иностранного элемента». Другим отличительным признаком выступает местонахождение сторон в разных государствах. Помимо этого, для целей таможенного регулирования и экспортного контроля юридически значимо перемещение товаров, услуг, финансовых средств через таможенную границу РФ и выполнение работ на территории иностранного государства [7, С. 74–76]. Местонахождение коммерческих предприятий на территории разных государств означает не только то, что стороны находятся в разных странах, но и то, что они связаны с разными правовыми системами. Это обстоятельство серьёзно осложняет процесс заключения и осуществления сделок. В результате, в них появляется целый ряд специальных дополнительных условий, отсутствующих в одноименных гражданско-правовых «внутренних» сделках.

К ним в частности относятся:

  1. Условия, связанные с платежом. При этом используются сложившиеся в международной практике обычаи делового оборота.
  2. Валютные условия (тесно связаны с платежами). При расчетах используется валюта, которая как минимум для одной из сторон является иностранной. Соответственно, возникает проблема перевода обязательства, выраженного в иностранной валюте, в национальную валюту, а также проблема страхования валютных рисков от изменения стоимости национальной валюты. Это в свою очередь влечет за собой появление в сделке следующих положений: определение валюты цены, т. е. валюты, в которой выражена цена товара, услуг и пр.; валюты платежа; условия перевода одной валюты в другую, если валюта цены и валюта платежа не совпадают; меры по предотвращению валютных рисков. Кроме того, использование иностранной валюты влечет за собой применение валютного законодательства, абсолютное большинство норм которого носит императивный характер.
  3. Условия перевозки. Как правило, товар должен быть транспортирован через территорию двух и более государств, поэтому условия перевозки занимают важное место во внешнеэкономической сделке.
  4. Условия по страхованию. Перевозимый на значительное расстояние и часто перегружаемый с одного вида транспорта на другой товар подвергается повышенной опасности утраты или повреждения. Здесь также важно определить моменты перехода рисков случайной гибели или повреждения товаров с одной стороны на другую.
  5. Условия о таможенных платежах. В связи с тем, что товары, услуги, как правило, «пересекают» границы двух или более государств и, следовательно, для ввоза и вывоза товара требуется выполнение предусмотренных законом каждого государства таможенных правил. Поэтому в содержание сделки входит распределение обязанностей между сторонами по выполнению таких правил, а также правил транзита через третьи страны.
  6. Для решения этих и других проблем часто основной договор (купли-продажи, выполнения услуг, строительства промышленного объекта и пр.) сопровождается заключением дополнительных контрактов с перевозчиком, банком, страховой компанией. В результате одна коммерческая операция осуществляется с помощью целого комплекса взаимосвязанных контрактов. В каждом — свои стороны, свои условия, свое применимое право. Однако обеспечение эффективности хозяйственной операции требует их согласования.
  7. Условия о непредвиденных событиях (войны, повышение таможенных ставок, запрещение вывоза валюты и пр.). В сделку необходимо включить положения о влиянии подобных событий на распределение ответственности сторон за полное или частичное неисполнение обязательств.
  8. Так как внешнеэкономическая сделка лежит в сфере действия права разных государств, важно включить в нее условия о применимом праве.
  9. Условия о порядке рассмотрения споров, которые могут возникнуть между сторонами при исполнении обязательств, так называемую «арбитражную оговорку». Такие споры могут быть предметом рассмотрения, как государственных арбитражных судов, так и международных коммерческих арбитражей.

Данные специфические условия в сделке не является характеризующими признаками, с помощью которых можно определить «международность» сделки. Появление этих условий является последствием международного характера сделки. Поэтому вновь необходимо подчеркнуть достаточность наличия всего одного критерия — местонахождение коммерческих предприятий сторон на территории разных государств — для отнесения сделки к международной (внешнеэкономической).

Основная разновидность внешнеэкономических сделок — договор внешнеторговой (международной) купли-продажи товаров. Договор международной купли-продажи занимает центральное место среди международных коммерческих сделок, что объясняется не только превалирующим числом такого рода договоров в совокупности мировых хозяйственных взаимосвязей. Помимо этого, все остальные международные сделки либо напрямую связаны с куплей-продажей (например, перевозка, расчеты, страхование), либо являются разновидностью купли-продажи (договоры поставки), либо содержат элементы купли-продажи (международный финансовый лизинг). Следует также отметить, что именно договор международной купли-продажи наиболее разработан в международном частном праве [11, С. 25–28].

Наряду с тем что договор международной купли-продажи товаров является внешнеэкономической сделкой, это прежде всего внешнеторговая сделка. Действительно, многие авторы отмечают, что «в связи с появлением понятия «внешнеэкономическая сделка» возник вопрос о соотношении этого понятия и понятия «внешнеторговая сделка». В советской доктрине разрабатывалось в основном определение внешнеторговой сделки. Однако, хотя понятие внешнеторговой сделки широко использовалось в практике внешнеторговых связей, оно так и не получило достаточно четкого определения в литературе, международных договорах, внутреннем праве» [5, С. 18–29].

Предшественником внешнеэкономической сделки был термин «внешнеторговая сделка». При этом он не был закреплен нормативно и имел несколько вариантов доктринальных определений. Л. А. Лунц определял внешнеторговые сделки как те, в которых по меньшей мере одна из сторон является иностранцем и содержанием которых являются операции по ввозу товаров из-за границы или по вывозу товаров за границу либо какие-нибудь подсобные операции, связанные с вывозом или ввозом товаров. По мнению других ученых, квалификация внешнеторговой сделки должна была осуществляться по принципу местонахождения сторон. О. Н. Садиков писал, что во внешнеторговой сделке стороны должны находиться на территориях разных государств, а различие в национальности контрагентов не является существенным для квалификации [13, С. 62]. Кроме того, ранее в доктрине указывалось на то, что такие сделки должны носить для обеих сторон торговый (коммерческий характер) [12, 1007 с]. Сегодня предпочтение все-таки отдается общему термину «внешнеэкономическая сделка».

По образцу внешнеторгового договора купли-продажи, как основного массива всех заключаемых на сегодняшний день внешнеэкономических сделок, моделируются другие виды внешнеторговых сделок — подряд, перевозка, кредит, дарение, хранение, поручение, страхование, лицензирование и т. д.

Определенными особенностями и правовой спецификой отличаются встречные торговые сделки, в которых экспортер берет обязательство приобрести в счет оплаты своих поставок товары импортера или обеспечить их приобретение другими средствами. Это прежде всего бартерные сделки, встречные закупки, встречные поставки, приграничная и прибрежная торговля. По сути, встречные торговые сделки представляют собой такие сделки, при которых одна сторона поставляет товары, услуги, технологию или другие экономические ценности второй стороне, а в ответ на это первая сторона закупает у второй стороны согласованный объем товаров, услуг, технологии или других экономических ценностей. Отличительной чертой этих сделок является наличие связи между контрактами на поставку в двух направлениях, поскольку заключение контракта или контрактов на поставку в одном направлении обусловлено заключением контракта или контрактов на поставку в другом направлении. В качестве таковых рассматриваются лишь те сделки, в которых подобная связь между контрактами подтверждается в договорной форме.

Особую разновидность внешнеторговых сделок составляют компенсационные и кооперационные соглашения, которые предусматривают целый комплекс дополнительных мероприятий и заключаются в основном с участием государства. В отдельную группу внешнеторговых сделок можно выделить контракты, которые используются как способы финансирования основного обязательства — финансовый лизинг, факторинг, форфейтинг [13, С. 62].

Различные виды международных коммерческих сделок различаются по своему содержанию друг от друга. Как правило, их содержание аналогично содержанию одноименных «внутренних» гражданско-правовых сделок. Поэтому невозможно дать общее определение для всех международных сделок, включающее и их содержательную сторону. Видимо, в этом и нет никакой необходимости. Вместе с тем, все виды международных сделок независимо от их содержания объединяются в одну группу наличием у каждого из них общего классификационного критерия — критерия «международности». В частности, в качестве примера может выступать Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже» [2]

Следовательно, определение понятия международной коммерческой сделки, в конечном счете, сводится к ответу на вопрос, при наличии каких обстоятельств гражданско-правовая сделка приобретает международный характер

Таким образом, поиск определения понятия «внешнеэкономическая сделка» обусловлен большой разновидностью внешнеэкономических сделок в современном международном коммерческом обороте, а также особенностью правового регулирования каждого вида в отдельности.

Необходимо отличать простые гражданско-правовые контракты, отягощенные иностранным элементом, от внешнеэкономических сделок. Гражданско-правовые договоры с иностранным элементом заключаются на личном уровне, имеют разовый, нерегулярный характер и не оказывают влияния на международный торговый оборот.

Особая специфика внешнеэкономических сделок, отличающая их от внутренних гражданско-правовых сделок (хозяйственных договоров) и не позволяющая их смешивать с одноименными договорами во внутреннем обороте, проявляется в следующих моментах:

– внешнеэкономические сделки регулируются чаще всего международными правовыми актами;

– их особенностью является то, что товары, услуги, как правило, «пересекают» границы одного государства, и, следовательно, для ввоза и вывоза товара требуется выполнение таможенных правил;

– существует риск невозможности исполнения сделок вследствие каких-либо политических событий, ограничительных действий государства;

– перевозимый на значительные расстояния и часто перегружаемый с одного вида транспорта на другой товар подвергается повышенной опасности утраты или повреждения;

– наличие помимо основного договора ряда дополнительных контрактов, обеспечивающих выполнение всех обязательств по договору (договор перевозки, страхования и др.) [7, 942 с];

– споры, возникающие из внешнеэкономических сделок, по соглашению сторон могут быть переданы на рассмотрение в третейские суды, представляющие собой независимые от государств организации, специализирующиеся на рассмотрении споров по внешнеэкономическим сделкам;

– внешнеэкономические сделки могут осуществляться как на основе свободного выбора контрагента, так и по согласованным в специальных межправительственных соглашениях (протоколах) о поставках товаров и оказании услуг индикативным спискам товаров и услуг, которые надлежит экспортировать или импортировать. Выполнение обязательств по контракту между сторонами увязывается, таким образом, с межгосударственными договорами;

– в правовом регулировании внешнеэкономических сделок большую роль играют международные договоры регионального и универсального уровня. Такие договоры часто закрепляют базисные условия внешнеторговой сделки — это основные условия внешнеторговой сделки, которые определяют обязанности сторон при исполнении контракта.

Российское, а ранее и советское международное частное право традиционно отличалось чрезвычайно консервативным отношением к вопросам установления формы внешнеэкономических сделок. В подавляющем большинстве случаев на рассмотрение российских судов попадали споры из договоров, в которых хотя бы одной из сторон выступало российское юридическое лицо или российский индивидуальный предприниматель. В таких ситуациях в соответствии с п. 2 ст. 1209 ГК РФ к вопросам формы внешнеэкономической сделки подлежало обязательному применению российское право. Эта односторонняя коллизионная норма обеспечивала применение российскими судами правила п. 3 ст. 162 ГК РФ, согласно которому несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влекло недействительность сделки. Последняя норма в российской судебной практике и доктрине квалифицировалась в качестве сверхимперативной.

На смену жесткому положению о применении российского права и обязательной письменной форме любой внешнеэкономической сделки с участием российских лиц пришли менее жесткие правила новой редакции п. 1 ст. 1209 ГК РФ, в основе которых лежит хорошо известный за рубежом принцип favor negotii («в пользу (формальной действительности) соглашения»). (В соответствии с Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ с 1 сентября 2013 г. признан утратившим силу п. 3 ст. 162 ГК РФ, а согласно Федеральному закону от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ с 1 ноября 2013 г. действует новая редакция ст. 1209 ГК РФ.) Теперь сделка не может быть недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования к форме сделки, установленные хотя бы в одном из трех потенциально применимых правопорядков: во-первых, права, подлежащего применению к самой сделке (т. е. договорного статута или статута односторонней сделки), во-вторых, права страны места совершения сделки и, в-третьих, российского права, если хотя бы одной из сторон сделки выступает лицо с российским личным законом. Таким образом, в новой редакции п. 1 ст. 1209 ГК РФ зафиксирована альтернативная коллизионная норма, направленная на сохранение действительности сделки. При этом одной из альтернативных коллизионных норм выступает акцессорная привязка к праву, регулирующему содержание самой сделки, которое в силу ст. ст. 1210 и 1217 ГК РФ может быть выбрано самими участниками сделки. Таким образом, согласно новой редакции раздела VI ГК РФ стороны сделки, осуществляя выбор договорного статута или статута односторонней сделки, одновременно влияют на решение вопроса о праве, применимом к форме этой сделки [4, С. 3–28].

Статья 1209 ГК РФ в п. 1 устанавливает, что форма сделки подчиняется праву страны места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Такое же правило применяется и в отношении формы доверенности (абз. 2 п. 1 ст. 1209 ГК РФ). Исключения из общего правила в отношении формы сделки помимо п. 1 ст. 1209 ГК РФ также зафиксированы в п. п. 3, 4 этой же статьи, которая касается сделок с недвижимым имуществом и подчиняет правовое регулирование таких сделок праву страны, где недвижимость находится, а если недвижимое имущество внесено в Государственный реестр РФ, то российскому праву.

Таким образом, законодатель исходит из свободы выбора сторон в определении права, применимого к заключенной ими сделке.

Согласно п. 3 ст. 1210 ГК РФ выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора. Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ «О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» в данный пункт внесены изменения: после слов «для прав третьих лиц» дополнен словами «и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме». Указание на права третьих лиц при выборе применимого права после заключения договора позволяет указанным лицам предъявлять иски о защите своих прав, если эти права нарушены в результате соглашения сторон о выборе применимого права.

Примером предусмотренных законодательством ограничений свободы выбора применимого права может служить норма ГК РФ, определяющая, что к договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, где учреждено юридическое лицо.

Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть явно выражено или должно прямо вытекать из условий договора и обстоятельств дела, рассматриваемых в их совокупности. Что касается условий договора и обстоятельств дела, рассматриваемых в совокупности, то здесь речь идет о судебном толковании, причем не только самого договора, но и иных обстоятельств дела, которые могут быть приняты во внимание по усмотрению суда (арбитража).

Стороны договора могут избрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

В отличие от законодательства, действовавшего до 1 марта 2002 г., сегодня ГК РФ п. 1 ст. 1211 устанавливает, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к этому договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Это положение называется правилом характерного исполнения. Также в п. 9 ст. 1211 ГК РФ закреплено правило наиболее тесной связи, которое отменяет правило характерного исполнения.

К правам и обязанностям по договору, предметом которого является недвижимость, а также по договору о доверительном управлении имуществом применяется право страны, где это имущество находится, а в отношении имущества, которое зарегистрировано в РФ, — законодательство РФ.

При невозможности определить основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора, применяется право страны, где данная сторона учреждена, имеет постоянное место жительства. При невозможности определить исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан.

Таким образом, ГК РФ определяет подход применимого права при отсутствии соглашения об этом сторон договора с использованием такого понятия, как основное место деятельности одной (определенной ГК РФ) из сторон договора. На судебное усмотрение рассчитано и указание на исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Впрочем, соответствующие критерии выработаны международным частным правом и практикой. В случае невозможности определить основное место деятельности ГК РФ устанавливает ряд иных критериев, которые должны использоваться в иерархической последовательности.

Если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, то при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычных значений соответствующих терминов.

Согласно ст. 1215 ГК РФ право, применимое к договору в силу положений данной статьи, охватывает, в частности: 1) толкование договора; 2) права и обязанности сторон договора; 3) исполнение договора; 4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора; 5) прекращение договора; 6) последствия недействительности договора.

В отношении способов и процедуры исполнения, а также мер, которые должны быть приняты в случае ненадлежащего исполнения, кроме применимого права принимается во внимание и право страны, где осуществляется процедура исполнения.

Знание перечисленных особенностей определения применимого права поможет грамотно составить внешнеэкономический договор и заранее получить представление об особенностях законодательства, которому будет подчинено заключенное соглашение.

Это объясняется стремлением государств создать эффективный механизм правового регулирования международных отношений между физическими и юридическими лицами, которые в конечном итоге обеспечивают благоприятный климат в сфере экономики для взаимоотношений самих суверенов.

Международно-правовое регулирование внешнеэкономических сделок осуществляется международными договорами, международными обычаями, актами международных организаций.

К международным источникам, регулирующим внешнеэкономические сделки посредством унифицированных материально-правовых норм, можно отнести Конвенцию об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. и Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее — Венская конвенция ООН).

Конвенция подлежит применению в следующих двух случаях:

1) когда коммерческие предприятия сторон договора международной купли-продажи товаров находятся в разных государствах, участвующих в Конвенции;

2) когда в силу коллизионной нормы в качестве применимого к договору национального права признается право государства — участника Конвенции, даже если коммерческое предприятие одной из сторон договора или обеих сторон не находится в государствах, участвующих в Конвенции.

Таким образом, государственная принадлежность стороны не имеет значения для решения вопроса о применимости Конвенции.

Венская конвенция ООН не применяется к продаже определенных предметов: ценных бумаг; судов водного и воздушного транспорта; судов на воздушной подушке; электроэнергии; товаров с аукциона; в порядке исполнительного производства или иным образом в силу закона; товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования.

Венская конвенция ООН распространяется только на договоры международной купли-продажи товаров.

Для регулирования внешнеэкономических сделок большое значение имеют также двусторонние договоры о торгово-экономическом сотрудничестве (торговые договоры, договоры о дружбе, торговле и мореплавании и т. д.) и соглашения о режиме свободной торговли. Среди торговых договоров выделяют общие, к которым относятся договоры о торговле и мореплавании, прочие торговые соглашения, и более узкие по содержанию договоры — соглашения о товарных поставках, товарообороте и платежах, клиринговые соглашения, торговые конвенции. Вторая группа договоров содержит положения, непосредственно затрагивающие экономические интересы отдельных участников гражданских правоотношений, а именно: условия поставок согласованных товаров, сроки, порядок расчетов, перечни товаров. По сути, договоры данного вида создают рамки, в которых действуют национальные физические и юридические лица.

Центральным событием политической и экономической жизни России стало вступление нашей страны во Всемирную торговую организацию. Эта организация объединяет государства с разной степенью развитости рыночных отношений, включая развивающиеся государства и государства с переходной к рыночным отношениям системой экономики. Переход к рыночным отношениям стран Восточной Европы, многих развивающихся стран коренным образом изменил отношение к праву, которое рассматривается как важный элемент в системе управления обществом, влияющий на экономику, т. е. оценивается экономическая эффективность права. Механизм управления международной торговлей, содержащийся в соглашениях ВТО, стал частью законодательства государств, вступивших в эту организацию, а также собирающихся стать ее членами.

Условия присоединения России к ВТО обеспечивают интересы России как в сфере увеличения товарооборота, так и в сфере защиты отечественных товаропроизводителей и предоставления им благоприятных условий доступа на зарубежные рынки. Это относится к стандартным требованиям, касающимся ввозимой продукции и уплаты таможенных пошлин. Основные положения ГАТТ/ВТО основываются на следующих принципах:

– предоставление режима наибольшего благоприятствования в отношении таможенных пошлин и сборов, налагаемых на ввоз и вывоз, а также на перевод за границу платежей за импорт и экспорт;

– предоставление режима наибольшего благоприятствования в отношении всех правил регулирования и формальностей в связи с ввозом и вывозом для всех стран-участниц;

– гарантия товарам иностранного происхождения равной защиты по сравнению с отечественными товарами;

– отказ от мер количественного регулирования;

– отказ от политики субсидирования экспорта.

Правовое регулирование международных сделок в России включает в себя как международно-правовое, так и национально-правовое регулирование. При этом с учетом положений ст. 15 Конституции РФ преимущественную силу имеют международные нормы.

Некоторые нормы подчиняются односторонним коллизионным нормам российской правовой системы, представляющим собой так называемую позитивную оговорку. Такие нормы применяются по вопросам о форме внешнеэкономических сделок, правовое регулирование которой при участии в международных сделках российских юридических лиц и предпринимателей подчиняется только российскому праву.

Немалое значение для правового регулирования международных сделок имеют правовые обычаи.

Обычай как сложившееся правило поведения, за которым субъекты признают обязательную юридическую силу, может быть как национально-правовым, так и международно-правовым. Национально-правовой обычай образовался и существует в рамках юрисдикции одного государства. Они регулируют внешнеэкономические сделки, когда к правоотношению подлежит применению соответствующее национальное право. В России это обычаи делового оборота, которые закреплены в ст. 5 ГК РФ.

Международные обычаи сложились в практике взаимоотношений между государствами и являются источниками международного права. Такие обычаи распространены в сфере международной торговли, при проведении расчетных операций, осуществлении международных коммерческих сделок, выполнении международных морских перевозок.

Определение международного обычая содержится в ст. 38 Статута Международного суда ООН. Согласно этому определению международным обычаем признается «доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы».

Международный обычай становится источником права в Российской Федерации, если он признается ею.

В литературе отмечается, что значительную роль в международном праве играют обычные нормы. Государства в своих взаимоотношениях постоянно ссылаются на них. Проблема обычных норм международного права является одной из самых важных и вместе с тем одной из самых сложных теоретических проблем международного права. Естественно поэтому, что вопрос об обычных нормах международного права был предметом постоянного внимания специалистов в течение столетий [6, 192 с]. Главный вопрос, по которому наблюдаются разногласия: обычные нормы международного права создаются путем взаимодействия воль государств или же они появляются без участия их воль? Не останавливаясь подробно на разного рода концепциях, необходимо отметить, что основным принципам современного международного права соответствует концепция, согласно которой обычные нормы международного права, как и договорные нормы, создаются путем согласования воль государств [7, 942 с]. В частности, подчеркивается, что в теории и практике отмечается рост роли обычных норм в международно-правовой системе и их влияния на национальные правовые системы, включая судебную практику. По своей природе обычные нормы, как и договорные, — результат соглашения государств. И те и другие обладают равной обязательной силой. Разница заключается прежде всего в процессе формирования, а также в форме воплощения норм. Для договора характерна письменная форма, для обычая — неписаная. Однако это вовсе не исключает возможности, с одной стороны, договоров в устной форме, а с другой — обычных норм, образующихся в результате признания в качестве таковыми правил, содержащихся в тексте договора или в резолюции международной организации. Следовательно, главное значение имеет признание правила в качестве нормы обычного международного права [8, 376 с].

В современном международном праве существует два вида обычных норм: одни представляют собой сложившееся в практике неписаное правило, за которым субъекты признают юридическую силу. Другие также являются неписаными правилами, за которыми признается юридическая сила. Но создаются они не в результате длительной практики, а путем признания нескольких или даже одного предшествующего акта. Нормы второго вида первоначально формулируются либо в международных договорах, либо в неправовых актах, например, в принимаемых международными органами и организациями, а в дальнейшем получают признание в качестве нормы общего международного права. В результате юридически они существуют в неписаной форме, соответствующие международные акты, включая правовые, служат доказательствами их содержания. У таких норм общее с традиционными обычными нормами заключается в неписаной форме и в opinio juris, отличие в том, что они не только закрепляют уже сложившуюся практику, но и призваны ее формировать. В них выше удельный вес должного, чем сущего по сравнению с нормами первого вида. Именно в этом основная причина широкого распространения норм второго вида в международных отношениях, которые нуждаются во все более активном правовом регулировании. Следовательно, различия между двумя видами обычных норм состоят в основном в процессе их создания; что же касается других юридических признаков, то они совпадают, и это дает основание говорить о двух разновидностях обычных норм [9, С. 74–76]. Правовой обычай можно рассматривать как самостоятельную форму правообразования, а в целом как регулятор общественных отношений. Основа формирования обычая — всеобщая практика, признанная в качестве правовой нормы.

Международным институтом унификации частного права в Риме (УНИДРУА) были разработаны Принципы международных коммерческих договоров (далее — Принципы УНИДРУА). Подобно Инкотермс они могут использоваться сторонами при заключении международного контракта путем указания на их применение в тексте контракта.

Принципы международных коммерческих договоров исходят из приоритета императивных норм применимого права перед положениями Принципов. Анализ содержания Принципов свидетельствует, что многие его положения аналогичны положениям Венской конвенции ООН, однако сфера действия Принципов шире сферы действия Конвенции, поскольку они применяются не только к договорам купли-продажи товаров, но и к договорам о предоставлении услуг и иным видам договоров. Основное содержание Принципов сводится к следующим положениям: свобода сторон вступать в договор и определять его условия; обязательность договора и возможность его изменения или прекращения только в соответствии с его условиями и по соглашению сторон; право сторон, кроме оговоренных в Принципах случаях, отступать от любых их положений или изменять их действие; решение вопросов в соответствии с общими положениями; обязанность для сторон действовать добросовестно и в соответствии со стандартами честной деловой практики в международной торговле; связанность сторон торговыми обыкновениями и обычаями, а также любой практикой, которую стороны установили во взаимных отношениях [10, 752 с].

Говоря о правовом регулировании ВЭС, необходимо упомянуть lex mercatoria — теорию, суть которой сводится к тому, что международная торговля должна быть опосредована международными договорами и международными обычаями. Данная теория представляет собой научно-теоретическую разработку модели «транснационального права» в области регулирования международных экономических отношений [11 С. 25–28].

Наиболее часто используемым видом договора (контракта) в международном праве чаще всего выступает именно торговля товарами. Но не только формальной численностью объясняется ведущая роль договора купли-продажи в мировых экономических связях. Все остальные международные сделки либо прямо связаны с куплей-продажей (сопутствующие сделки, например перевозка, страхование, расчеты и т. д.), либо являются ее разновидностью (лицензионные договоры, договоры по предоставлению услуг), либо содержат в большей или меньшей степени элементы купли-продажи (например, договоры о кооперации). Однако, несмотря на то, что одной из самых распространенных сделок в международном хозяйственном обороте является купля-продажа, единого и полностью унифицированного международного акта, определяющего все требования к этой сделке, нет. Наиболее универсальным актом является Венская конвенция ООН 1980 г.

Литература:

  1. Федеральный закон от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» // СЗ РФ. 1999. N 30. Ст. 3774.
  2. Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже»
  3. Авдеев В. В. Внешнеэкономическая деятельность: особенности внешнеэкономических сделок с интеллектуальной собственностью // Налоги. 2012. N 20. С. 15–21.
  4. Асосков А. В. Реформа раздела VI «Международное частное право» Гражданского кодекса РФ // Хозяйство и право. 2014. N 2. С. 3–28.
  5. Горковенко М. Л. Понятие и признаки внешнеторговой сделки // Гражданин и право. 2010. N 4. С. 18–29.
  6. Дмитриева Г. К., Ершова И. В., Карташов А. В. и др. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию: Монография / Под ред. Г. К. Дмитриевой. М.: Норма; Инфра-М, 2013. 192 с.
  7. Иванова Т. М. Российское предпринимательское право. М.: ТК Велби; Проспект, 2008. 942 с.
  8. Иншакова А. О. Международное частное право: Учебник. М.: Российский университет дружбы народов, 2011. 376 с.
  9. Канашевский В. А. Понятие внешнеэкономической сделки в российском праве, доктрине и судебно-арбитражной практике // Журнал российского права. N 8. 2008. С. 74–76.
  10. Канашевский В. А. Международное частное право: Учебник. 2-е изд., доп. М.: Междунар. отношения, 2009. 752 с.
  11. Курлычев Д. В. Требования к оформлению внешнеэкономических сделок // Журнал российского права. 2008. N 7. С. 25–28.
  12. Лунц Л. А. Курс международного частного права: В 3 т. М.: Спарк, 2002. 1007 с.
  13. Садиков О. Н. Правовое регулирование отношений во внешней торговле СССР. Ч. 1. М., 1985. С. 62
  14. Семенихин В. В. Сделка внешнеэкономическая // Гражданское право. 2006. N 4. С. 12–14.
  15. Федосеева Г. Ю. Международное частное право: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Эксмо, 2005 (Российское юридическое образование). 428 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle