Библиографическое описание:

Прусова Н. А. К вопросу о сближении законодательства в сфере защиты прав потребителей стран —участниц ЕАЭС: на примере норм права Российской Федерации и Республики Казахстан // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 881-884.



Статья посвящена проблеме правового регулирования гарантий защиты интересов потребителя в условиях сближения законодательства стран-участниц ЕАЭС и совершенствования законодательства в данной сфере. В рамках предпринятой попытки исследования данной проблемы проводится сравнительный анализ правовых норм законодательства Российской Федерации и Республики Казахстан в области защиты прав потребителей в правоотношениях с иностранным элементом.

Ключевые слова: защита прав потребителей, сближение законодательства, ЕАЭС, наднациональное правовое регулирование, выбор права страны, подлежащего применению к договору.

Article is devoted to legal regulation of guarantees of protection of interests of the consumer in the conditions of approximation of the legislation of member countries of EEU and to the analysis of improvement of the national legal system in this sphere. Within the made attempt of research of this problem the comparative analysis of precepts of law of the legislation of the Russian Federation and the Republic of Kazakhstan in the sphere of consumer protection in legal relationship with a foreign element is carried out.

Keywords: Consumer protection, approximation of the legislation, EEU, supranational levels of legal regulation, a choice of the law of the country which has to be applied to the contract.

В условиях межгосударственной интеграции, создания единого рынка товаров и услуг особый статус приобретают потребители, как движущая сила экономического развития; и, соответственно, повышается значимость эффективности механизмов правовой защиты потребительских отношений. Одной из задач, обозначенных в Договоре «О Евразийском Экономическом Союзе» от 29 мая 2014 г., является гармонизация правового регулирования в данной сфере, т. е. сближение законодательства стран-участниц ЕАЭС. Стирание экономических границ между государствами предоставляет возможность потребителям самим выбирать, где они хотят приобрести (заказать) товар или услугу. Подобная свобода действий потребителей приводит к необходимости создания наднационального правового регулирования потребительских отношений, гарантирующих для потребителей соблюдение и защиту их основных общепризнанных прав.

Согласно ст. 4 Договора «О Евразийском Экономическом Союзе» от 29 мая 2014 г. основными целями деятельности данного союза выступают стремление государств-членов повысить жизненный уровень их населения, а также конкурентоспособность национальных экономик. В связи с этим особое внимание уделяется правам потребителей: они гарантируются положениями раздела XII Договора и Протоколом о проведении согласованной политики в сфере защиты прав потребителей. Так, ст. 60 данного Договора закрепляет важное новшество в потребительских отношениях, возникающих на территории государств-членов ЕАЭС: принцип равенства потребителей [1]. Это означает, что для граждан государств-членов ЕАЭС, а также других лиц, проживающих на их территории, устанавливается наднациональный режим правового регулирования в сфере защиты прав потребителей. Целью реализации данного принципа является предоставление гражданам-потребителям стран-участниц Договора равных условий защиты своих прав на всем пространстве ЕАЭС. А также для недопущения недобросовестной деятельности хозяйствующих субъектов государства-члены ЕАЭС в п. 1 ст. 61 Договора обязались проводить согласованную политику в сфере защиты прав потребителей. В этой связи актуальным становится сближение законодательства государств-членов ЕАЭС в области защиты прав потребителей.

Несомненно, что создание единого внутреннего рынка ЕАЭС и повышение покупательской активности потребителей на его территории приводит к необходимости наднационального правового регулирования в данной сфере, гарантирующего гражданам-потребителям соблюдение их общепризнанных прав и законных интересов. Подобные действия осуществляются в целях предоставления возможности потребителям ЕАЭС беспрепятственно осуществлять дистанционную торговлю, а экономике ЕАЭС — перестать зависеть от международных рынков и занять конкурирующую позицию.

В настоящее время законодательство стран-участниц ЕАЭС предоставляет потребителям разный объем гарантируемой защиты их прав. Однако сближение законодательства в сфере защиты прав потребителей указан в задачах не только Договора «О ЕАЭС», но и также в соглашениях о партнерстве и сотрудничестве между странами-участницами ЕАЭС и ЕС, в частности с Казахстаном оно было подписано 21 декабря 2015 г.

Согласно законодательству ЕС, а именно п. 22 Регламента № 593/2008 о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам («Рим I»), потребителям должен гарантироваться объем прав, предоставляемый им по законам страны их проживания, в случае, когда потребитель заключил договор с субъектом предпринимательской деятельности, которую последний целенаправленно направил на осуществление в соответствующее государство. При этом запрет на умаление данного объема прав потребителя носит императивный характер.

В связи с приближением к европейскому уровню механизмов защиты прав потребителей в международном частном праве Российской Федерации появилась новелла — ст. 1212 ГК РФ. Законодатель в нормах данной статьи закрепил императивный характер выбора права, подлежащего к применению к договору с участием потребителя и иностранного элемента, как профессиональной стороны данного договора. Нормы ст. 1212 ГК РФ в зависимости от вида договора, заключенного между потребителем и контрагентом, предусматривают ряд особенностей защиты прав потребителей.

Новым в норме о выборе права при осуществлении защиты интересов потребителей, применяемого в договорных отношениях с иностранным элементом, является то, что первостепенное значение имеет осуществление профессиональной деятельности контрагента именно в стране места жительства потребителя. П. 1 ст. 1212 ГК РФ строится на применении к характеристике условий заключения договора с потребителем концепции «нацеленной деятельности»: профессиональная сторона осуществляет свою деятельность в стране места жительства потребителя либо любыми способами направляет свою деятельность на территорию такой страны или нескольких стран, включая территорию страны жительства потребителя, при условии, что спорный договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны [2, с. 117–184]. Таким образом, данный механизм регулирует договорные обязательства и гарантирует защиту прав потребителей именно в той сфере, в которой на практике чаще всего и заключаются трансграничные потребительские договора — электронной торговли.

Однако п. 3 ст. 1212 ГК РФ исключает из сферы императивного применения норм права страны места жительства потребителя к договорным обязательствам, возникшим на основании договоров перевозки и о выполнении работ или оказании услуг, если работа должна быть выполнена или услуги должны быть оказаны исключительно в иной стране, чем страна места жительства потребителя [3]. Подобное выделение данных видов договоров оправданно тем, что потребитель в данном случае самостоятельно предпринял ряд действий для заключения договора с иностранным контрагентом, не стремившемся выйти на рынок страны места жительства потребителя. Исходя из этого, применение к данным правоотношениям императивных норм права страны места жительства потребителя будет ущемлять интересы профессиональной стороны договора. Выбор же применимого права в подобных потребительских договорах не влечет за собой лишение потребителя защиты его прав, предоставляемой императивными нормами той страны, право которой применялось бы к этому договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права согласно п. 4 ст. 1212 ГК РФ, т. е. норм страны места нахождения продавца товара или исполнителя услуг [3].

Таким образом, нормы ст. 1212 ГК РФ при заключении договоров и иностранными контрагентами гарантировали потребителям защиту их прав, приближенную к европейским стандартам. Однако процесс гармонизации и исключения национальных особенностей потребительского законодательства может привести к сужению объема прав потребителей в рамках норм наднационального правового регулирования. Поэтому издание правотворческим органом ЕЭК рекомендаций в сфере защиты прав потребителей должно носить комплексный, целостный характер в целях недопущения фрагментации права [4]. Вследствие этого в ГК РФ в разделе VI отведено большое внимание приведению в соответствие с европейским уровнем норм, регулирующих защиту прав потребителя в правоотношениях с иностранными контрагентами. В Республике Казахстан в настоящий момент потребительское право не предусматривает столь широкий круг способов защиты прав потребителя в договорных обязательствах с иностранным элементом.

Потребителем согласно п. 15 ст. 1 Закона РК «О защите прав потребителей» признается физическое лицо, имеющее намерение заказать или приобрести либо заказывающее, приобретающее и (или) использующее товар (работу, услугу) для удовлетворения своих потребностей.

В соответствии с нормами ст. 1112 ГК РК стороны договора в любое время (как при подписании договора, так и в последующем) самостоятельно осуществляют выбор права, подлежащего к применению для заключенного между ними договора. В случае же когда стороны не могут прийти к соглашению о применимом к договорным обязательствам праве, на основании п. 4 ст. 1113 ГК РК, применяется прав страны, где учреждена, имеет место жительства или иное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора.

Нормы ст. 1118 ГК РК в свою очередь предусматривают специальную коллизионную привязку к требованиям о возмещении ущерба, причиненного потребителю, предоставляющую гражданам-потребителям возможность выбора применяемого к договорным обязательствам права:

страны, где находится место жительства потребителя;

страны, где находится место жительства или место нахождения производителя или лица, оказавшего услугу;

страны, где потребитель приобрел товар или ему была оказана услуга [5].

Таким образом, в настоящее время в Республике Казахстан у граждан-потребителей имеется альтернативный выбор права страны, подлежащего к применению в случае нарушения их прав и законных интересов профессиональной стороной договора. Однако правовой статус потребителя в зависимости от выбранного им права, подлежащего применению к договору, будет различным. В случае, когда гражданин-потребитель, пользуясь нормой п. 1 ст. 1118 ГК РК, выбирает возмещение причиненного ему ущерба по праву страны места проживания, т. е. Казахстана, ему гарантируется защита его потребительских прав в полном объеме в соответствии со стандартами, установленными казахстанским законодательством. Когда же к договорным обязательствам о возмещения вреда потребителю применяются нормы п. 2 или п. 3 ст. 1118 ГК РК, гражданин-потребитель Казахстана лишается гарантий прав, закрепленных в национальном законодательстве РК. Следовательно, его правовое положение будет определяться нормами права иностранного государства, и даже базовые конституционные гарантии прав и интересов страны места жительства потребителя при возмещении ущерба не будут учитываться.

В связи с подписанием Договора «О ЕАЭС» и Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Казахстаном и ЕС становится актуальным введения в национальное законодательство Республики Казахстан гарантий защиты базовых прав потребителя в условиях трансграничной торговли и создания единого рынка товаров и услуг стран-участниц ЕАЭС. Заказывая товары (работу, услуги) гражданин Казахстана должен быть уверен, что определенный комплекс прав, установленных казахстанским законодательством, не может быть умален национальным правом страны производителя товара (работы, услуги) или страны, в которой потребитель приобрел товар (ему была оказана услуга). Т. е. при выборе права страны, подлежащей применению к договорам с участием потребителей, правовое положение граждан-потребителей Казахстана не должно ухудшаться по сравнению с гарантией защиты прав, предусмотренной национальным законодательством. Сближение законодательства стран-участниц ЕАЭС и установление базовых стандартов защиты прав потребителей не должно лишать гражданина-потребителя дополнительных гарантий защиты или не принимать во внимание особенностей правового положения потребителя, установленных на внутригосударственном уровне.

Выводы:

В связи с вышеизложенным, автор приходит к заключению о необходимости внесения дополнения в нормы действующего законодательства РК, а именно в ст. 1118 ГК РК, которое установит императивные гарантии сохранения особенностей национального правового статуса потребителя при выборе права страны, подлежащего применению к потребительским договорам, аналогично действующему в ГК России. Внесение подобных изменений продиктовано тем, что степень защиты прав потребителей должна быть приближена к европейским стандартам в соответствии с Соглашением о расширенном партнерстве и сотрудничестве между РК и ЕС от 21 декабря 2015 г. А так же сближение законодательства государств-членов ЕАЭС в сфере защиты прав потребителей путем создания единого комплекса базовых стандартов прав, подкрепленного императивным запретом на умаление национального правового статуса потребителя, будет служить катализатором роста экономической активности граждан-потребителей, что в свою очередь приведет к укреплению целостности экономики ЕАЭС и его внутреннего рынка.

Литература:

  1. Кашкин С. Ю., Четвериков А. О., под ред. Кашкина С. Ю. Право Евразийского экономического союза: учебник. — СПб.: Проспект,2016. — с. 647
  2. Асосков А. В. Коллизионное регулирование договорных обязательств. — М.: Инфотропик Медиа, 2012. –с 640.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации № 230-ФЗ от 18.12.2006 // Кодексы и Законы РФ правовая навигационная система.URL: http://www.zakonrf.info (Дата обращения 03.03.2016)
  4. Шляхтин И. С. Гармонизация потребительского права как фактор формирования единого рынка: опыт Европейского союза // Евразийский юридический журнал — 2015. — Вып. 10 (89). URL: http://www.eurasiafinace.ru (Дата обращения 03.03.2016)
  5. Гражданский кодекс Республики Казахстан № 409-I от 01.07.1999 — Алматы: ЮРИСТ, 2011–312 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle