Библиографическое описание:

Тиллаев Б. А. Быт и культура народов Узбекистана (XVI – первая половина XIX в.) // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 828-831.



Феодальные города Узбекистана, как и всей Средней Азии, отличались скученными строениями, изолированными от улиц высокими стенами. Замкнутость жилого комплекса внутренними дворами была вызвана не только социальными условиями. Она препятствовала проникновению во двор уличной пыли, способствовала созданию необходимого микроклимата. Двор играл роль термического регулятора, удерживая до полудня охлажденный за ночь воздушный слой [1; с. 51].

Дома и дворы крупных городов Узбекистана, располагавшиеся внутри каждого квартала, размещались вплотную друг к другу, во многих случаях имели общую стену или ограду с соседними дворами. Дворы отдельных городов (Ташкента, Самарканда) при наличии оросительных каналов, арыков озеленялись виноградником, фруктовыми деревьями и цветочными клумбами. В Бухаре и Хиве не было обильных зеленых насаждении из-за отсутствия проточной воды. Во вновь образовавшихся юродах (Коканд,Наманган и др.) дома планировались так, чтобы внутри двора оставались орошаемые участки земли для сада.

Некоторые городские семьи, при домах которых не было земельных участков, имели их за городом. Весной они уезжали в пригородные сады и усадьбы (дала, дала ховли, бог), занимались земледелием, выращивали овощи, фрукты, а иногда и зерновые культуры. Бедные слои городского населения, владея лишь небольшим домом без земельного участка, жили весьма скудно, нанимаясь на любую работу в хозяйство богатого горожанина. Оседлое население сосредоточивалось главным образом в древних земледельческих оазисах.

Большинство кишлаков находилось в земледельческих оазисах. Жители этих селений занимались главным образом земледелием, а также ремеслом и торговлей. Характерной особенностью крупных кишлаков было то, что они делились на кварталы, в центре которых обычно располагались базары, торговые лавки,. мастерские кузнецов и других ремесленников. В крупных селениях имелись караван-сараи, школы (мактаб), а в отдельных случаях и медресе. Дома, разделенные несколькими узкими улицами, имели гнездовую скученную планировку [2; с.33].

В некоторых кишлаках они располагались отдельными дворами, отделенными один от другого садами и возделываемыми полями. Тип рассеянного поселения (хуторского типа) широко бытовал в Хорезме, имел место на северных окраинах Бухарского оазиса и в средней части долины Зарафшана.

Хорезмская усадьба имела вид крепости с бойницами на фасаде, с высокими (в 6–7 слоев пахсы) стенами, охватывающими со всех сторон усадьбу, включая двор [3; с.282].

Необходимость замкнутых дворов была вызвана постоянными внутренними смутами и феодальными войнами позднесредневекового периода, которые не утихали на всем протяжении XVIII в. и первой половины XIX в.

В предгорных районах, в зонах богарного земледелия кишлаков было меньше, чем в оазисах. Здесь жили главным образом оседлые и полуоседлые узбеки, занимающиеся земледелием, сочетая его со скотоводством. Усадьбы в таких поселениях располагались в одну или в две линии, вдоль дороги, берегов рек и саев. Гораздо меньше кишлаков было в степных зонах, где они образовывались в результате перехода в прошлом полуоседлых узбеков к оседлости. Усадьба в степных районах состояла исключительно из юрт и отдельных глинобитных построек. Полуоседлые узбеки расселялись и в горных районах, где были также кишлаки, в которых с более ранних времен жили оседлые узбеки, занимавшиеся земледелием и ремеслом. Подобные селения обычно располагались на торгоныя путях пли являлись местом торговли (базаром) окружающего населения.

В строительстве домов использовались местные материалы: кирпич (сырец и жженый), пахса, уложенная слоями битая глина, глиняные катышки (гувала) из сырого лёсса, чим (дерн), камыш, высушенное и обтесанное дерево среднеазиатских пород. Стены домов во многих равнинных районах делались главным образом из пахсы, сырцового кирпича и гувала, а в предгорных районах также из дёрна (чим). Для кладки стен домов с деревянным каркасом использовались гувала или комки твердой породы земли (кесак). Такие дома с балочными крышами и земляным настилом обеспечивали хорошую теплоизоляцию. В городах большей частью строились дома с каркасными стенами («синч девор»), иногда с парными. Строительство каркасных стен было вызвано необходимостью застраховаться при землетрясениях. Поэтому сложилась поговорка: «Синч девор — тинч девор» («каркасная стена — спокойная стена»).

Дома и усадьбы как городских, так и сельских жителей резко отличались. Типы и размер их определялись социальным и имущественным положением владельца. Двор состоятельных семей делился обычно на две половины: внутреннюю — женскую (ичкари), в Хорезме — ичан-хаули и внешнюю (ташқари, дечан-хаули), что объяснялось традиционным затворничеством женщин. В отдельных городах в виду скученности строений, а также в ряде-оседлых селений дома имели лишь один двор, огороженный высокими стенами. В районах, где жили полуоседлые узбеки, деление двора на ичкари и ташкари было редким явлением.

В Хорезме был широко распространен крытый двор, в котором жилые и хозяйственные постройки находились под общей кровлей на высоких колоннах среди двора. По всей вероятности, дома с крытым двором строились в Хорезме и в более ранние периоды, ибо планировка и многие детали дома-двора XVIII — первой половины XIX в. во многом сходны с остатками крестьянскойусадьбы, обнаруженной археологами близ Кават-Кали й относящейся к XII-XIII вв. Однако благоустроенные дома были лишь у богатых семей. Большинство жителей Хорезма жили в обычных глинобитных постройках.

Жилое помещение домов состояло из комнаты (уй), передней (дахлиз), террасы (айван). Дома с такой планировкой имелись в Бухаре, Самарканде, Ташкенте и в городах и селениях Ферганской долины. В Бухарском оазисе жилище строилось обычно без передней и террасы. В боковой части комнаты имелось небольшое помещение (галладон, мадон), в котором хранили продукты и предметы домашнего обихода. Дома строились одно и многокомнатные. Большинство населения, особенно перешедшие к оседлости бедняки, жили в однокомнатных домах, где держали предметы домашнего обихода, хранили зерно и готовили пищу. Вход в однокомнатное жилище осуществлялся через единственную дверь, на задней стенке имелось окошко (дарча), которое летом использовалось для проветривания комнаты. У баев, крупных торговцев и ханских чиновников, особенно у тех, кто имел две-три жены, жилых помещений в домах было больше. «У каждой жены и наложницы особливые комнаты», писал Ф. Ефремов, побывавший в Бухаре в конце XVIII в. [4; с.81].

Каждая парная семья в больших патриархальных семьях жила в отдельных комнатах. Двор больших семей почти весь был занят жилыми помещениями, свободной площади оставалось мало.

Дома строились с учетам климатических особенностей того или иного города. В Бухаре и Хиве, а также в оазисах, где находились эти города, расположенных в зоне жаркого и сухого климата, было принято строить сезонные жилые помещения: летние и зимние. Летние комнаты строились просторным и выше остальных, двери ориентировались на север. Зимние комнаты находились на противоположном стороне двора с выходом на юг или юго-запад (в Бухаре) или по сторонам летних помещений (в Хиве). Обычно зимние комнаты были ниже летних. Разный уровень кровли способствовал постоянному притоку свежего воздуха, что было крайне необходимо в летний период.

Жилые помещения во многих домах имели две двери, над которыми обычно оставляли проемы. В городских домах в этих проемах устанавливали решеточный промыг (деревянный или ганчевый) для освещения помещения и удаления скопившегося под потолком нагретого воздуха. В таких жилых помещениях, удобных летом, зимой было холодно. В Бухаре зимой одну из дверей обмазывали снаружи глиной, а решетки над ними заклеивали бумагой.

Внутреннее убранство дома бедняка было небогатым. Пол обычно покрывался кошмой или шалем. Зимой под кошму на земляной пол укладывали толстый слой камыша или камышовые диновки (буйра, бордон). В домах состоятельных людей полы докрывались ворсовыми и неворсовыми, богато орнаментированными коврами.

Помимо глинобитных построек в XVII — первой половине XIX в. имелся и ряд других типов постоянного жилища, как, например, землянка или полуземлянка (ертула). В них жили крайне бедные семьи сельского населения, а также обнищавшие семьи из среды полуоседлых групп.

Наряду с постоянным жилищем в быту узбекского народа имелось несколько типов переносного жилища. Наиболее древним и распространенным из них была войлочная юрта (уй, утов), о бытовании которой еще в середине XVIII — первой половине XIX в. сообщает ряд авторов [5; с.67].

В юрте предпочитали жить не только баи и менее состоятельные семьи, но и ханы. Например, первые ханы Хивы из кунградской династии не только устраивали приемы в юртах, но и пользовались ими в качестве привычного жилья. Юрта убиралась орнаментированными шерстяными лентами различной ширины. Стены завешивались коврами или паласами, а также различными шерстяными сумками для хранения хлеба, соли, кухонных принадлежностей и других предметов.

У отдельных групп узбеков, например, кипчаков среднего Зарафшана, наряду с обычной войлочной юртой бытовал старинный тип переносного жилища (кутарма), который в свое время был приспособлен для жилья семей кочевых скотоводов. О существовании «кутарма» у даштнкипчакских узбеков писал еще Шарафиддин Али язди (ум. в 1454 г.). Кипчаки, поселившиеся в среднеазиатских оазисах, перейдя от кочевого к полуоседлому образу жизни, долго не расставались со своим традиционным жильем, в котором они обитали зимой и летом. Во время отгона скота на весенние и летние пастбища кутарма устанавливалась на четырехколесной повозке и перемещаласьвслед за скотом. На местах временной стоянки ее легко снимали и устанавливали на землю. Кутарма представляла собой тип войлочной юрты. Но в отличие от последней это было неразборное жилище меньших размеров, состоявшее почти из тех же деталей, что и юрта [6; с.88].

Переносным жилищем являлся и шалаш (капа), который ставили как оседлые, так и полуоседлые группы узбеков.

Шалаш-капа был одной из древних и наиболее распространенных форм жилища Средней Азии. Но у каждого народа имелись свои особенности его устройства.

Основным материалом для сооружения капы служили жерди, заготовленные из местных материалов (тутовых или ивовых прутьев, карагача и др.). Их закапывали в землю по кругу нижней утолщенной частью, верхние, более тонкие, сгибали друг к другу выпуклой стороной к верху и связывали веревками. Сравнительно тонкими прутьями (шуршав) опоясывали капу толстым. слоем соломы или камыша и камышовыми диновками. Состоятельные семьи на зиму покрывали капу войлоком: бедняки же (например, в Ташкентском оазисе, в районах долины Зарафшана и др.) обмазывали капу саманной глиной.

Другим видом переносного жилища являлся лочик, бытовавший у некоторых групп узбеков (карлуков, конгратов, дурмен, юзов, сараев, найманов и др.) южных районов Узбекистана. Это было основное жилище узбекских племен карлуков Южного Таджикистана. Для устройства лочика часто применялись старые детали юрты (решеточные стены, жерди, обод, кошмы и др.). Главным отличаем лочика от юрты было то, что деревянная часть первого составлялась в основном из гнутых дугообразных жердей и лишь в отдельных случаях для стен, применялись решетки (керяга), а для верхней части в качестве дымохода — деревянный обод, (чанғароқ.) от старой юрты.

Литература:

1. Воронина В. Л. Жилища народов Средней Азии и климат//Жилища народов Средней Азии и Казахстана. М., 1982.

2. Сухарева О. А., Турсуяов Н. О. Из истории городских и сельских поселений Средней Азии второй половины XIX — начала XX в. /Жилища народов Средней Азии и Казахстана.

3. Сазонова М. В. К этнографии узбеков Южного Хорезма//ТрудыХорезмскойархеолого-этнографической экспедиции. Т. 1. М.,!952.

4. Толстов С. П. Новые материалы по истории культуры древнего Хорезма//Вестник древней истории. 1946. № 1.

5. Поездка из Орска в Хиву и обратно, совершенная в 1740–1741 гг. Гладышевым и Муравиным. Изд. Я. В. Ханыкова. Спб., 1851. С. 73–74.

6. Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819–1820 гг. Н. Муравьева. Ч. II. С.129.

7. Гельмерсен Г. Хива в нынешнем ее состоянии//Отечественные записки.Т. VIII. 1840. С. 101–102.

8. Ханыков Н. Описание Бухарского ханства. Спбю.,1843.

9. Шаниязов К. Ш. К этнической истории узбекского народа. Ташкент,1974.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle