Библиографическое описание:

Чимбур Л. С. Поэма А. С. Есенина «Черный человек» (материалы к факультативному занятию) // Молодой ученый. — 2016. — №6.4. — С. 48-51.



«Черный человек» — одно из самых загадочных, неоднозначно воспринимаемых и понимаемых произведений Есенина. Такого искреннего, пугающего своей мрачностью самоанализа не найти в русской поэзии, и только предчувствие окончания жизненного пути способно подарить произведению столь депрессивные краски. Работать поэт начал в 1922 году, и в основном она была написана заграницей, в феврале 1923 года был закончен первый вариант поэмы. Окончательно поэма завершена в ноябре 1925 года, за 1,5 месяца до смерти поэта. Эта жуткая лирическая исповедь требовала от него колоссального напряжения и самонаблюдения. История созданияпоэмы «Чёрный человек» многое говорит о произведении. По свидетельству некоторых современников, первоначальный вариант был длиннее и отличался ещё большим трагизмом. Супруга поэта Софья Толстая-Есенина говорила о том, как он читал поэму сразу после написания: «Казалось, разорвётся сердце». Неизвестно, что побудилоЕсенинауничтожить черновые наброски и оставить сокращённый вариант, однако и он поражает своей депрессивной силой.

Первое прочтение оставляет почти болезненное впечатление: попытки воспалённого сознания проанализировать себя, раздвоение личности, алкогольный бред. Но работа над поэмой длилась долго, «Чёрный человек» — это не поток мыслей, хлынувших в одночасье на бумагу. Замысел возник ещё во время зарубежных поездок Есенина, где он, до исступления любивший родную землю, не мог не чувствовать себя чужим и ненужным. И чёрная меланхолия, к тем дням всё чаще одолевавшая поэта, усиливала это ощущение и дарила страшное вдохновение.

В начале поэмы стоит обращение:«Друг мой, друг мой», такое же, как в его последнем стихотворении, созданном перед смертью. И читатель сразу, ещё во вступлении, оказывается вовлечённым в действие поэмы, будто на самом деле слушая исповедь друга. Герой поэмы не щадит себя и с первых строк признаётся, что причиной душевной болезни, прихода«чёрного человека»может быть алкоголь, а дальше говорит и о собственной распущенности, и о самообмане. И это не картинное покаяние, а простое признание, которое заставляет искренне жалеть такого человека. В цилиндре и с тростью перед большим зеркалом с непередаваемой нечеловеческой усмешкой, разговаривал он со своим двойником-отражением или молча наблюдал за собой и как бы прислушивался к самому себе. Вспомним, что в ночь на 28 декабря 1925 года в ленинградской гостинице «Англетер» Есенин покончил жизнь самоубийством. Может, потому, что мы знаем роковые обстоятельства его смерти, эта поэма воспринимается сейчас как своеобразный реквием поэта.

Мне день и ночь покоя не дает

Мой черный человек. За мною всюду

Как тень он гонится. Вот и теперь

Мне кажется, он с нами сам — третей

Сидит.

“Кто это был? И что ему во мне?” Зададимся и мы этим вопросом.

Особый интерес вызывает форма поэмы. «Черный человек» написан в виде обращения (письма) к другу, которому герой (сам поэт?) сразу же сообщает: «Я очень и очень болен» и, в частности, жалуется на бессонницу, виновником которой считает некоего Черного человека:

Черный человек

Спать, не дает мне всю ночь…

Заметим, что в той же форме письма к другу воспроизведены два монолога Черного человека, обращенные к герою поэмы. При всей похожести этих монологов они существенно разнятся между собой. Первый — почти панегирик некоему поэту («хоть с небольшой, / Но ухватистой силою»), авантюристу («Но самой высокой / И лучшей марки»), второй содержит обличающее введение к такому панегирику и обличение относится к собеседнику:

Я не видел, чтоб кто-нибудь

Из подлецов

Так ненужной глупо

Страдал бессонницей..

И ты будешь читать

Свою дохлую томную лирику?

Напрашивается вопрос: отчего же такой разнобой монологов? От обнаруживающего с самого начала разного понимания жизненных ценностей героя и Черного человека. Обратим внимание на оценочный эпитет героя:

Черный человек

Водит пальцем по мерзкой-книге...

и на отношение к той же книге Черного человека:

В книге много прекраснейших

Мыслей и планов

А ведь речь, как выясняется, идет о книге жизни, прожитой неким поэтом, которого герой поэмы называет «скандальным» и беседовать о нем с Черным человеком решительно отказывается.

Тема двойничества выражена на композиционном уровне. Перед нами два образа — чистая душа и черный человек, а перетекание монолога лирического героя в диалог с двойником — поэтическое выражение подсознательного. В исповедальной книге, читаемой «прескверным гостем», открываются противоречия мятущегося духа лирического героя. Соотношение монологической и диалогической речи выявляется в ритмико-интонационном строе поэмы.

Жесткий ритм дактиля усиливает мрачные интонации монолога черного человека, а взволнованный хорей способствует выражению диалогической формы мысли и повествования. Метафора разбитого зеркала прочитывается какаллегория погубленной жизни. Здесь выражена и пронзительная тоска по уходящей молодости, и осознание своей ненужности, и ощущение пошлости жизни.

Итак, поэма открывается тягостным признанием:

Друг мой, друг мой,

Я очень и очень болен…

Эти же строки повторяются и в середине поэмы, деля её пополам. Что представляет собой поэма? Она построена как диалог Чёрного человека с лирическим героем. Как оказывается, это беспощадный разговор с самим собой, откровенный до «блевоты», исповедь перед самим собой. О чём же этот разговор? «Прескверный гость» посетил поэта. Он явился прочитать «мерзкую книгу» его постыдных деяний, отнять у него последнюю надежду на спасение. Таким образом, герой С.Есенина пытается осмыслить собственную жизнь в контексте исторического времени.

Обратим внимание на язык поэмы «Черный человек»: речеведение, жест, темп и интонацию — именно они формируют мир поэмы, ее эмоциональную окраску. Поэма почти лишена на грамматическом уровне действия: глаголов, в сравнении с именами и местоимениями, относительно мало — поэма номинативна. Здесь представлена картина. Действие поэмы развёрнуто в настоящем времени: «свистит», «садится», «водит», «читает, «бормочет», «произносят» и т. д. Чёрный человек — это скорее прошлое. В его речи наиболее часто встречается употребление глаголов в прошедшем времени: «проживал», «громил», «называл» и т. д.

В этом времени он обращается к другу, говорит о черном человеке. Сам черный человек — скорее прошлое, чем настоящее. В его речи наиболее часто встречается употребление глаголов в прошедшем времени, направленных, правда, в сторону лирического героя. Черный человек стремится повернуть вспять время лирического героя, стремится противопоставить себя современности. В этом смысле правомерно утверждение того, что для Есенина черный — пережиток прошлого.

Словарь Г.Дьяченко даёт следующие значения прилагательного «чёрный»: противоположный белому, нечистый; название дьявола; нечистая сила — сила мрака, холода и всего враждебному человеку.

В поэме часто встречаются антонимы чёрный и белый. Борьба двух тем: «чёрной и белой»:

Страна отвратительных

Громил и шарлатанов…

Но «в декабре в той стране снег до дьявола чист»; когда «грустно», надо казаться «улыбчивым»; книга жизни «мерзкая», но в ней «прекраснейшие мысли и планы»; глаза Чёрного человека и мальчика-ребёнка. У Чёрного человека покрываются «голубой блевотой», то есть они мертвы. Это антитеза живым глазам мальчика-ребёнка. Образ ребёнка — олицетворение божественного начала, образ «гостя» — демонического. Юность героя светла до сияния («жил мальчик в простой крестьянской семье, желтоволосый, с голубыми глазами» — не лицо, а лик!). А финал тёмен — скандальный поэт. Палитра поэмы «Черный человек» чрезвычайно многоцветна. Однако, на первый взгляд, может показаться обратное: преобладание черно-белых тонов с редким вкраплением голубого и желтого. Что же позволяет говорить о значимости эпизодически упоминаемых цветов? Их эстетическая ценность. Именно сквозь цветовую гамму желтого, точнее золотого, и голубого в их соотношении с балладностью черно-белой гаммы вырисовывается истинная расстановка акцентов цветовой символики в поэме. Поэма с достаточной четкостью отражает преобладание того или иного оттенка цвета в определенный период творчества С. Есенина. Молодому поэту его жизнь представляется рассветом мира, сказочного в своей красоте. Голубым цветом залито все вокруг: «О Русь — малиновое поле и синь, упавшая в реку», «В прозрачном холоде заголубели долы» и др. Вторым значимым цветом является желтый, золотой, причем акцент делается именно на золото: «Где златятся рогожи в ряд», «Луна над крышей, как злат бугор», и даже цвет юности у Есенина золотой: «зелень золотистая» и т. д. Это исконные цвета С. Есенина. Просто желтый появится значительно позже. И может быть фактическое обозначение в речи черного человека цвета волос мальчика как «желтые» говорит о чуждости этого образа черному человеку. Это классический яркий блеск иконы, который традиционно используется поэтом в различных вариациях для прорисовки различных образов. Поэт рисует не только чистые цвета, но и полутона, оттенки. Так, с помощью синего, который, в зависимости от тональности основного желтого, то голубеет, то лиловеет, Есенин не только повышает активность цвета, но и разводит, когда это нужно, слишком близкие желтые: «Чистит месяц в соломенной крыше // Обоймленные синью рога». Чтобы месяц, запутавшийся в желтой соломе, яркой на фоне лунной и притом весенней ночи, не погас, Есенин обнимает яркой синевой — по сравнению с которой ночь кажется тьмой — его молодые рожки».В поэме Есенин использует «темную лексику»: «мерзкий», «гнусавый», «прохвост», «забулдыга», «шарлатаны», «дьявол». Очевидно, это делается для того, чтобы показать состояние лирического героя. Только иногда мы можем увидеть «немного светлых» слов: «прекраснейший», «чистый», «изящный».

Цвет поэмы напрямую соотносится с ее содержанием. Преобладающий черный сочетается с мрачным содержанием поэмы. Он соответствует мрачному настроению автора, мы видим его тягостные думы. Поэма мрачная, жуткая, цвет черный. Он навевает мрак, мистику, безумство. Темный цвет — отражает чувства поэта. Но мы видим и голубой цвет глаз. Голубой, желтый — детство Есенина.

Непрекращающееся созвучие шипящих [ч], [щ], [ш] («черный», «человек», «невмочь», «машет»и т. д.) предает эффект шепота, при том злого и идущего не из уст лирического героя, а из-за его спины.

Постоянное использование черного цвета в данной поэме, играет роль кисти, которой художник рисует отнюдь невеселую картину своего существования, оно омрачает обстановку вокруг героя. Однако эта «слишком ранняя усталость» все же преодолевается: в финале поэмы ночь сменяется утром — спасительной порой отрезвления от кошмаров тьмы. Но какая картина предстает перед нами: последствия «войны» поэта со своим «черным человеком». Эта война с «прескверным гостем» помогает поэту проникнуть в глубины души и с болью совать в нее темные наслоения. Возможно, надеется лирический герой, эта победа приведет к очищению. У каждого человека есть как белая сторона, так и черная. Между этими сторонами постоянно ведется война. В современной литературе или мультипликационных сериалах часто встречаются персонажи белой и черной стороны героя, чаще всего это ангел и бес, соответственно. Если же предположить, что Лирический герой — это ангел, а Черный человек — бес, то мы видим, что конфликт между ними обостряется.

Тема черного человека — тема болезненной души, раздвоенной личности — традиционна для русской классической литературы. Она получила свое воплощение в «Двойнике» Достоевского, «Черном монахе» Чехова. Но ни одно из произведений, где встречается подобный образ, не несет такого тяжкого груза одиночества, как «Черный человек» Есенина. Отсюда следует, что «Черный человек» — это двойник поэта, он вобрал в себя все то, что сам поэт считает в себе отрицательным и мерзким.

Начало и конец последней строфы отмечен многоточиями. Точка в судьбе поэта будет поставлена через 1,5 месяца. Данная поэма стала последней в жизни Сергея Александровича Есенина. Она дала понять, что в последние годы его жизни жизненная мелодия поэзии С.Есенина сильно изменилась. Двойник мучавший его всю жизнь, так или иначе проявлявшийся во многих его произведения, предстал перед нами именно в данной поэме.

Поэма «Черный человек» остается одним из самых загадочных, неоднозначно воспринимаемых и понимаемых произведений не только в творчестве Есенина, но и во всей отечественной литературе.

Литература:

  1. Енишерлов В. Его самородная стихия: к 90-летию со дня рождения Сергея Есенина. — М.: Советская Россия. 1985.
  2. Есенин С. А. Стихи и поэмы. — М.: Советская Россия. 1990
  3. Лосев А. Ф. Миф. Число. Сущность. М., 1994.
  4. Померанцева Э. В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. — М., 1975.
  5. Пяткин С. Н. «Я молюсь Ему по ночам…» (О последней поэме С. А. Есенина) // Современное есениноведение. 2006. № 4. С.78–97
  6. Славянская мифология: Энциклопедический словарь. — М., 1995.
  7. СловарьЛитературоведческихТерминов. Автор-составитель С. П. Белокурова, 2005.

1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle