Библиографическое описание:

Крикуненко Л., Куташов В. А., Хабарова Т. Ю. Исследование и формирование уровня психологической готовности к материнству у беременных в период наблюдения в районной женской консультации // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 698-701.



Декларируемое раннее равноправие и профессионализация женщин отошли на второй план, в настоящее время наибольшую значимость приобретают вопросы готовности женщины к реализации своей главной роли — роли матери. Таким образом, для современной науки и практики очень важны исследования беременности с точки зрения формирования готовности к материнству, как профилактической составляющей девиантного материнства. Исследованием механизмов и сущности психологической готовности занимались такие авторы как Л. Н. Захарова, Г. Краг, Р. Д. Санжаева, В. А. Сластелин, Я. Л. Коломинский.

Ключевые слова: психологическая готовность к материнству, медико- социальные центры поддержки беременных, психологическая профилактика, психологическая коррекция.

Актуальность. Демографическая ситуация в стране остается одной из наиболее значимых областей для современного общества. С 1990-ых годов в России наблюдался процесс сокращения численности населения, в 2010 г. этот процесс был остановлен, однако государство продолжает поддерживать программы помощи и поддержки материнства и детства. Поэтому одними из наиболее актуальных становятся вопросы всесторонней поддержки беременных женщин.

Теоретическое обоснование. Всвоих работах Л. Н. Захарова считает, что психологическая подготовка состоит из формирования мотивационной, операционной и саморегулятивной готовности к определенному виду деятельности. Грейс Краг обращает внимание на существование оптимального времени для осуществления определенного поведения, состояния готовности процесс обучения которому прошел ранее.

В перинатальной психологии готовность к рождению ребенка трактуется по- разному. Такие ученые как Г. Г. Филиппова, И. Ю. Хамитова, Е. Ю. Шулакова, В. И. Бутман трактуют данный феномен как способность матери обеспечивать благоприятные условия для развития ребенка, что определяется в ее типе отношения к ребенку.

М. Е. Блох считает, что если готовность к материнству не сформирована, то кризис будет протекать психологически сложно для беременной женщины и не будет сопровождаться глубоким осмыслением изменения ее жизненного пути и изменения ее ролевой принадлежности, связанной с новой функцией — функцией материнства [1].

По мнению С. Ю. Мещеряковой, сформированная готовность к материнству предполагает успешное завершение кризиса идентичности, который будет сопровождаться приобретением психологического благополучия, стабилизацией эмоционального состояния, а также осознание и принятие новой роли — роли матери [4].

Так, говоря о психологической готовности к материнству, С. Ю. Мещерякова рассматривает ее как специфическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку. Она формируется под влиянием неразделимых биологических и социальных факторов и имеет, с одной стороны, инстинктивную основу, а с другой — выступает как особое личностное образование. С. Ю. Мещерякова выделила три уровня психологической готовности к материнству:

  1. Низкий уровень готовности к материнству — характеризуется наличием колебаний в принятии решений иметь ребенка, негативных ощущений и переживаний в период беременности. В исследованиях такие матери чаще указывали на отсутствие в детстве привязанности к собственной матери и строгое отношение родителей.
  2. Высокий уровень готовности к материнству — характеризуется отсутствием колебаний в принятии решения иметь ребенка, наличием позитивной эмоциональной реакцией на факт беременности. Отмечается преобладание положительных ощущений и переживаний в период беременности. В детстве имел место благоприятный коммуникативный опыт, привязанность к матери, ласковое отношение собственных родителей.
  3. Средний уровень готовности к материнству (конфликтный) — характеризуется противоречиями между составляющими формирования готовности к материнству [4].

Г. Г. Филиппова рассматривает готовность к материнству как способность матери обеспечивать адекватные условия для развития ребенка. Это способность проявляется в определенном типе отношений матери к ребенку, который соответствует готовности или неготовности к материнству и связан с ценностью ребенка для матери, т. е. со значимостью роли матери для беременной женщины [9].

Таким образом, ценность выступает как смысловой компонент формирования готовности к материнству, по мнению З. Уэста. Ценность ребенка на этапе беременности выступает как основа личности беременной женщины в случае высокого уровня наполненности самосознания ценностными образованиями [7].

Г. Г. Филиппова выделяет четыре основных типа ценности ребенка:

 эмоциональная (основное содержание взаимодействия с ребенком — положительно — эмоциональные переживания матери);

 повышенно-эмоциональная (с вариантами: аффективная, эйфорическая или концентрация на ребенке всей потребности в эмоциональной привязанности при отсутствии других объектов эмоционально привязанности у матери);

 замена самостоятельной ценности ребенка на ценности из социально-комфортной сферы;

 полное отсутствие ценности ребенка [8].

Р. В. Овчарова выделяет три составляющие материнского отношения к ребенку [5]:

  1. Биологическая составляющая. Материнское отношение к ребенку заложено глубоко в реальных биологических условиях зачатия, вынашивания, родов и кормления.
  2. Психологическая составляющая (эмоционально-чувственный и когнитивный компоненты). Определяет способность к эмпатии и самораскрытию. Мать ориентируется в переживаниях своего ребенка, его внутреннем мире, эмоционально и ярко проявляет свою любовь к ребенку, что выражается в действиях и ласковых словах. В когнитивных репрезентациях матери, формирующихся в процессе жизни, представлена картина того, какой должна быть любящая мать и каким образом она должна проявлять свою любовь к ребенку.
  3. Социальная составляющая (поведенческий компонент, семейные нормы и правила). Выделяют два полярных отношения матери к ребенку:

 «Отсутствие любви». Женщина эмоционально холодная к своему ребенку.

 «Избыток любви». Женщина компенсирует отсутствие любви со стороны своей матери избытком навязчивой родительской любви по отношению к собственному ребенку [5].

А. А. Петрова выделяет факторы, депревирующие развитие позитивного отношения к ребенку. К ним относятся: случайность зачатия ребенка, отсутствие желания иметь ребенка, отсутствие любви между супругами; негативный детский опыт общения с собственной матерью; наличие у матери сильных «конкурирующих потребностей»; развод родителей, пережитый в возрасте до 9–13 лет; отсутствие заботы о ребенке с момента его рождения; наличие у матери ряда неразрешенных психологических проблем; несоответствие ребенка ожидаемому родителями образу [6].

По утверждению Н. П. Куценюк, нарушение готовности к материнству обусловлено следующими факторами:

 Эмоциональная и психологическая незрелость, низка толерантность к стрессам, несдержанность к аффектам.

 Неготовность к браку в силу эмоциональной неустойчивости, эгоцентризма, стремления к независимости.

 Сосредоточенность на своих проблемах, переживание чувства несправедливости и недостатка любви.

 Неразрешенность детских и пубертатных конфликтов.

 Неполная собственная семья, нередко отсутствует отец, часто воспитывается отчимом.

 В ее семейной истории существует паттерн отказа от ребенка; развод и физическое насилие регистрируется уже в поколении бабушки.

 Эмоциональная зависимость от матери, несмотря на то, что отношения с ней могут быть негативными.

 Мать характеризуется ею как агрессивная, директивная и холодная; она либо не знает о беременности дочери, либо возражает против нее.

 Ребенок для нее — источник психологических проблем, страха и тревоги. Он кажется ей недоступным для контакта, как нечто незначительное и далекое от нее самой.

Все выше перечисленные факторы являются детерминантами, влияющими на трудности в адаптации к роли матери, на отсутствие ценности ребенка, на противоречия в принятии новой роли, а значит, на обеспечение адекватных условий для развития, рождения и воспитания будущего ребенка [3].

А. И. Захаров выделяет факторы, способствующие созреванию и проявлению готовности к материнству:

 Прообраз материнства.

 Желание иметь детей, установка на них. При нежелательности ребенка готовность к материнству может не проявиться.

 Положительный отклик на беременность. Заранее планируемый день зачатия, ожидаемая задержка месячных, что получает адекватный положительный отклик.

 Нежность к зарождающейся жизни. Первое шевеление плода создает волнующее ощущение сопричастности, желание быть с ребенком.

 Чувство жалости и сострадания к ребенку.

 Чувство близости с ребенком.

 Эмоциональная отзывчивость матери [2].

Существующее противоречие между декларируемым социальным статусом материнства и реальными возможностями его реализации в нашем обществе нередко ведет к психологической неготовности женщины к роли матери и крайней степени этой неготовности девиантному материнству. И именно в этой части особое внимание уделяется работе социально-психологических кабинетов и медико-социальных центров поддержки беременных женщин в формировании и развитии компонентов психологической готовности к рождению детей. Однако востребованность и мотивация женщин в получении данного вида знаний, умений и навыков остается на уровне 10–15 %. Этими критериями и условиями была обусловлена актуальность и направленность исследования в женской консультации Советского района г. Воронежа, в кабинете медико-социальной поддержки беременных, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, на приёме у психолога.

Материал иметоды исследования. Висследовании приняли участие 35 первородящих беременных женщин в возрасте от 20 до 33 лет. Исследование проводились в декабре 2015 г., до проведения психокоррекционной программы, и являлось пилотным проектом определения причины низкой посещаемости занятий для беременных женщин.

Вначале всем испытуемым была предложена диагностика уровня психологической готовности к рождению ребенка, для чего были использованы:

1. методики Е. И. Захаровой — «Рисунок — я и мой ребенок» и «Диагностика ценностной направленности матери»;

2. авторская анкета представлений о себе как матери;

3. карточная расстановка родительской и будущей семьи. В ходе проведения анкетирования не возникало дополнительных, уточняющих вопросов.

Анонимность проведения анкеты позволило получить более достоверные результаты.

Результаты исследования ивыводы. Проведенное эмпирическое исследование показало, что уровень психологической готовности беременных женщин имеет средний и низкий уровень, что имеет значительные отличия с самопредставлениями испытуемых, определяющих для себя высокий уровень готовности. Так же в ходе исследования было выявлено: завышенная самооценка испытуемых и как следствие низкая мотивированность на посещение занятий; недоверие к качеству занятий в бюджетной организации; отсутствие комфортных условий для проведения занятий.

Беря во внимание значимость и остроту проблемы, а так же её негативное влияние на дальнейшее развитие ребенка, можно говорить о необходимости регулярной психопрофилактической работы. Было предложено организовать занятия с элементами тренинга, с периодичностью 1 раз в месяц на весь период наблюдения в женской консультации, с целью формирования и развития высокого уровня психологической готовности к рождению ребенка.

Задачами данного проекта будут:

  1. Разработать программу эмпирического исследования.
  2. Подобрать батарею методик, адекватных теме исследования.
  3. Сформировать репрезентативную выборку, адекватную поставленной цели.
  4. Проанализировать результаты исследования.
  5. Разработать программу, направленную на формирование компонентов психологической готовности к рождению ребенка, начало март 2016г.

Литература:

  1. Блох М. Е. Психологическое сопровождение беременной женщины: обоснование программы / М. Е. Блох, О. Б. Подобина // Психологическое здоровье и социально-психологическая поддержка детей и подростков: Состояние и перспективы (Материалы Межрегиональной научно-практической конференции). — Кострома, 2002. — с. 159–160.
  2. Захарова Г. А. Психологическая готовность женщин к материнству / Г. А. Захарова // Перинатальная психология и психология родительства. — 2007. — № 3. — с. 19–29.
  3. Куценюк Н. П. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности / Н. П. Куценюк. Статья. — 2007. — URL: http://www. mamashkam.ru.
  4. Мещерякова С. Ю. Психологическая готовность к материнству / С. Ю. Мещерякова // Вопросы психологии. — 2000. — № 5. — с. 18–27.
  5. Овчарова Р. В. Психологическое сопровождение родительства / Р. В. Овчарова. — М.: Изд-во института психотерапии, 2003. — 318 с.
  6. Петрова А. А. Материнские представления об индивидуально-психологических особенностях ребенка как фактор детско-родительского эмоционального взаимодействия / А. А. Петрова // Перинатальная психология и психология репродуктивной сферы. — 2009. — № 2. — с. 84–86.
  7. Уэст З. Беременность. В ожидании ребёнка / З. Уэст. — М.: АСТ, 2003. — с. 160.
  8. Филиппова Г. Г. Отношение беременной к шевелению ребенка: прогностические возможности / Г. Г. Филиппова // Материалы конференции по психотерапии. 2005.
  9. Филиппова Г. Г. Психологическая готовность к материнству / Г. Г Филиппова // Хрестоматия по перинатальной психологии: психология беременности, родов и послеродового периода. — М.: УРАО, 2005. — 328 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle