Библиографическое описание:

Кулуева Ч. Р. Некоторые вопросы дискриминации труда в современном Кыргызстане: социально-экономический и региональный аспект // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 471-477.



This article focuses on the problems of labor discrimination taking place in the regions of Kyrgyzstan. The main causes and factors of discrimination of female and child labor, and their consequences. Proposals for the elimination of discriminatory elements on the local labor markets.

Keywords: discrimination, female and child labor, discrimination, labor, social and labor relations, wages, labor market.

Дискриминация в сфере труда или трудовая дискриминация выступает одной из острых проблем в развитии социально-трудовых отношений (СТО) в складывающихся рыночных отношениях. В современных условиях Кыргызстана, особенно в областях Южного региона, для основной части работников дискриминационные проявления просто стали нормой.

Через информационные источники Интернета можно получить достаточно определений по дискриминации труда. Отметим, что дискриминация от латинского «discriminatio» означает различение, связанного с неоправданным ограничением или лишением прав человека по определенным признакам, которые неприемлемы в социально-трудовых отношениях.

Вопросы дискриминации труда можно рассматривать через призму дифференцированного отношения работодателя к нанимающемуся трудовому человеку или группе работников, отличающиеся по конкретному социальному и демографическому признакам, но имеющие одинаковую производительность с ограничивающими возможностями на рынке труда и в трудовой деятельности, которые могут стать причиной снижения эффективности региональной и национальной экономики в целом.

Как показывает мировая практика, основанием для дискриминации, ярко выраженной на рынке труда, выступают следующие характеристики рабочей силы: гендерные, возрастные, расовые, этнические и другие. В основном все варианты определений дискриминации труда характеризуют текущее состояние рынка труда, ее результаты и последствия проявления. Дискриминация труда непосредственно влияет на складывающиеся трудовые отношения и в целом на эффективность региональной экономики.

На рынке труда не всегда отдельно взятые различия работников, даже очевидные, можно назвать дискриминацией, и, поэтому, определить ее признаки и измерить их достаточно сложный процесс. Исходя из вышесказанного, можно отметить, что дискриминация — это неравные возможности в социально-трудовых отношениях и сфере труда при сложившихся равных условиях.

Тем не менее, по мнению многих оппонентов, дискриминация в цивилизованном обществе выступает в качестве недопустимого, позорного явления, приводящая к деградации трудовых отношений.

Последствия дискриминации в современном мире неутешительны, она проникает в разные сферы общественной жизни, приобретает самые различные формы и осуществляется по разным признакам, что напрямую отражаются в сфере социально-трудовых отношений.

Как показывает практика, встречаются работодатели, пользующиеся дискриминационными методами в отношении работников в целях достижения максимальных результатов в бизнесе и сиюминутной выгоды, что не всегда говорит об эффективности управления персоналом. Думаем, что такое мнение ошибочным, так как цивилизованные трудовые отношения должны быть закреплены взаимными справедливыми и честными отношениями между работодателем и работниками на основе принципов неукоснительного соблюдения законодательства, где у рабочего человека повышается мобильность и мотивация к трудовой деятельности с чувством самоуважения. Такая организация социально-трудовых отношений напрямую позитивно отражается на производительности и конкурентоспособности хозяйствующего субъекта. А дискриминационный характер трудовых отношений, наоборот, приумножает в трудовом коллективе стрессовые ситуации, приводит к деградации работников, т. е., ущемляет самоуважение, снижает их мораль, порождая социальное напряжение в коллективе, что выливается в трудовые конфликты, никак не способствующие улучшению экономических результатов.

Проблемы дискриминации труда, в настоящее время все больше и больше приобретают внутренний характер, особенно в процессе становления складывающихся рыночных социально-трудовых отношений в Кыргызстане и его регионах. В основном они имеют отражение в процессе оплаты труда представителям дискриминируемых групп, выплачивая им меньше по сравнению с «остальными» (руководители предприятия и структурных подразделений) заработную плату, где происходит рост доходов фирмы за счет снижения расходов на оплату труда. Чтобы не потерять работу, как единственного источника проживания, «дискриминируемые» довольствуются малым, дабы не остаться за пределами предприятия и не потерять работу.

Сохранение дискриминации труда в современном Кыргызстане также приводит и к другим последствиям. Следует отметить, что от существования дискриминации выигрывают в основном работники высококвалифицированного труда и проигрывают работники низкой квалификации. Именно высокая заработная плата, высококвалифицированным работникам определенным образом выступает социальной защитой от конкуренции. Ввиду того, что у нас в стране относительно превалирует малоквалифицированные работы, то львиную долю из числа трудоустроенных на работы с низкой квалификацией составляют группы с высшим образованием (37 %), где свыше половины составляют женщины трудоспособного возраста (20–39 лет). Следует отметить, что женщины выступают самой социально уязвимой группой при приеме на работу, особенно фертильного возраста. По нашим наблюдениям, на основе проведенных анонимных исследований, из опрошенных 37 работодателей разных сфер деятельности: 52 % — не устраивает уход женщин в отпуск по беременности и родам; 12 % — готовы предоставить отпуск без содержания; 5 % — предоставляют финансовую помощь до достижения ребенка 1 года с охранением среднемесячной заработной платы; 3 % — выплата декретного отпуска до 1,5 лет; 12 % — не знают о существовании отпуска женщины по уходу за ребенком или не хотят знать; 16 % — ушли от ответа. Данная картина дает повод на беспокойство, так как среди опрошенных работодателей 27 % составляли женщины, 73 % — мужчины в возрасте 32–46 лет. Здесь напрашивается мысль, что политику трудового протекционизма следует проводить отдельными мероприятиями, включенными в коллективный договор хозяйствующих субъектов, где в решении данных вопросов профсоюзы предприятий не должны оставаться в стороне. Основная задача поддержки женского труда, особенно женщин фертильного возраста, направлена на сохранение уровня рождаемости в республике.

Дискриминация труда — это результат теневой экономики, она связана с ущемлением законных прав рабочего человека, где в основном преобладает «незаконный труд». На первый взгляд возникает вопрос: почему, если по сравнению с легальным трудом работникам выплачивается на 1,5–2 раза выше. Ответ один — работодатель избегая соблюдения нормативно-правовых отношений с представителями государства (налоги, страхование, инспекции труда) идет по «легкому» пути, осуществляя противоправные действия, связанными с незаконным ущемлением прав граждан Кыргызстана: увольнение «неугодных работников», отсутствие трудового договора или контракта, отсутствие поддержки при временной нетрудоспособности, при получении производственной травмы, отсутствие записей в трудовой книжке, что отражается при выходе на трудовую пенсию и др. [6,с.219]

Мы полагаем, что для современного Кыргызстана наиболее вероятно воспроизводство дискриминации труда и эти проявления можно связать с существованием дискриминации, позволяющей национальной экономике формировать рынки для сохранения рынков низкоквалифицированного труда, что позволяет стимулировать работников к повышению своей профессиональной подготовки [11, с.3].

Кроме того, следует отметить, что дискриминация не всегда приводит к неэффективному использованию труда, чрезмерной дифференциации доходов и замедлению экономического роста. В некоторых случаях, дискриминация сокращает диспропорции в распределении труда и дохода. Иногда, она наоборот способствует обострению конкуренции на рынках труда, повышению мобильности населения, росту производительности предприятий, а, значит, экономическому развитию регионов. Вполне вероятно, что при отсутствии дискриминации труда мигрантов целые отрасли промышленности не смогли бы развиваться. К таким отраслям можно отнести строительство, транспорт, жилищно-коммунальное хозяйство, сфера обслуживания.

Нельзя мимо пройти гендерной дискриминации, которая явно проявляется на рынке труда современного Кыргызстана, в частности, в Джалал-Абадской, Баткенской и Ошской областях Южного региона, где до сих пор сохранены и активизированы дискриминирующие элементы. Как бы мы не говорили о великой роли женщины в современном мире, в экономическом росте как активного участника в экономической деятельности, дискриминационные подходы ярко выражаются в трудовых отношениях, особенно в установлении номинальных доходов, в размере прожиточного минимума, при приеме на работу и др.

Следует отметить, что довольно часто работодатели в вопросах приема на работу женщин, отказывают им, мотивируя беременностью и наличием детей, сообщая в устной форме, так как обычно такие требования к кандидатам не публикуются в объявлениях о приеме на работу, несмотря на положения ч. 1 ст. 11 ТК КР, где четко и ясно отмечено, что каждый гражданин «имеет равные возможности в реализации своих трудовых прав» не взирая на пол, возраст, место жительство, национальность, расу, отношения к религии и др. [8, с.84], запрещающей отказывать в приеме на работу женщинам по указанным мотивам.

В то же самое время встречаются случаи отказов молодым женщинам в приеме на работу, не замужним и не имеющим детей. По их мнению, женщина-работница выйдя замуж в скором времени уйдет в декретный отпуск, прервет трудовую деятельность, с рождением детей появятся новые заботы: больничные по уходу за ребенком, рождение второго ребенка и т. д.

Женщины во всем мире зарабатывают меньше мужчин — это факт. Многие ученые, исследуя данную сферу связывает ее с большими перерывами на работе (декретный отпуск, уход за больным ребенком и др.). Исходя из этого, можно отметить, что женщины достигают уровня заработной платы мужчин через определенный период времени, который равен количеству перерывов в работе. Полученное значение соответствует тому времени, которое было затрачено на рождение и уход за ребенком. И, здесь, прослеживается дискриминирующая ситуация, связанная с постоянным возрастанием заработка мужчин, в то время как оплата за женский труд остается практически без изменения, и в результате чего женский заработок намного отстает от мужского, еще раз подтверждая о том, что женщины на региональных рынках труда Кыргызстана подвергаются дискриминации по признаку оплаты труда (табл.1.).

Из приведенной таблицы видно, что за последние годы (2010–2014 гг.) соотношения заработной платы женщин и мужчин менялись незначительно, где минимальный разрыв в оплате труда отмечался 2011 году, максимальный — 2010 году.

Таблица 1

Отношение заработной платы женщин кзаработной плате мужчин по регионам Кыргызстана за 2000–2014гг. (в процентах) [2,с.17;3, с118]

Регионы

2000

2005

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

Кыргызская Республика

67,6

62,5

67,3

63,9

63,6

78,4

74,3

73,3

71,1

1.

Баткенская область

77,7

67,7

58,6

60,4

55,4

84,7

71,3

72,5

70,3

2.

Джалал-Абадская область

58,0

57,7

56,2

54,3

53,0

69,8

69,8

68,9

65,7

3.

Иссык-Кульская область

53,2

64,8

71,9

62,9

60,2

88,5

89,3

81,7

75,5

4.

Нарынская область

69,3

73,7

77,5

67,5

60,7

95,9

95,5

88,1

81,3

5.

Ошская область

78,9

69,2

66,8

70,8

66,2

88,4

76,6

77,6

77,5

6.

Таласская область

71,1

63,2

69,6

52,3

58,7

87,1

78,1

80,1

72,5

7.

Чуйская область

60,2

58,7

66,6

64,8

63,7

82,0

69,8

72,9

70,0

8.

г. Бишкек

68,5

64,2

75,8

71,2

73,4

76,5

76,5

74,8

74,9

9.

г. Ош

*

64,8

63,8

70,6

64,2

87,7

79,1

75,6

74,8

*г. Ош в 2000 году был в составе Ошской области.

Из приведенной таблицы видно, что за последние годы (2010–2014 гг.) соотношения заработной платы женщин и мужчин менялись незначительно, где минимальный разрыв в оплате труда отмечался 2011 году, максимальный — 2010 году. Настораживает тот факт, что значительный разрыв в заработной плате начиная с 2011 года прослеживается почти во всех регионах Кыргызстана и имеет неутешительную тенденцию. Особенно большой разрыв в заработной плате отмечается в Джалал-Абадской области, где заработная плата мужчин превосходит заработную плату женщин в 1,6 раза, а в 2000 году эта цифра составляла почти в 2 раза. Необходимо иметь в виду, что приведенные данные не учитывают уровень образования, количество отработанных часов, стаж работы.

На основе проведенных исследований данная ситуация объясняется:

 во-первых, существующей межотраслевой дифференциацией, связанной, прежде всего с нормами затрат труда, изначально заложенными при расчетах тарифных ставок и должностных окладов производственной и непроизводственной сфер;

 во-вторых, концентрацией женщин, в отраслях с меньшей заработной платой, таких как здравоохранение, образование, культура, искусство и других «женских сферах», повлиявшая на различия в оплате труда;

 в-третьих, особенностью женщин, которые уделяют ведению домашнего хозяйства в среднем по 4–5 часов ежедневно, затрачивая 19 % суточного фонда времени, когда у мужчин эти затраты не превышают 5 % и составляют немногим более одного часа [1, с.37].

Далее следует признать о существовании детского труда, который выступает симптомом широко распространенной бедности и неравенства в обществе. Следовательно, можно заметить, что чем беднее страна, тем больше используется детский труд, чем богаче и развита страна, тем меньше спрос на него. Хотя эти доводы могут вызвать определенный спор, так как многие дети самовольно вступают в трудовую жизнь. Давайте вспомним времена бывшего Советского Союза, где в Среднеазиатских республиках, в частности, в областях Южного региона Кыргызстана, для сбора урожая хлопка использовалась большая армия детского труда школьников 11–17 лет, которые октябрь-ноябрь месяцы были заняты на хлопковых полях с 8 утра до 18 часов вечера в любых погодных условиях, вместо того, чтобы учиться и получать знания, а кто не выполнял норму (45–60 кг) в знак наказания с 7 часов утра шел на поле. «Патриотизм» школьников тех времен никак не вознаграждался, оплата не производилась, а наоборот многие из них, если только не 70 % зарабатывали болезни желудочно-кишечного тракта из-за неполноценного питания. Здесь детский труд имел скрытый характер с явно выраженной дискриминацией труда.

С переходом в рыночные отношения Трудовым законодательством Кыргызской Республики предусмотрены особенности регулирования труда молодежи не достигшей совершеннолетия, в частности, статьей 317 КЗоТ КР отмечается, что к заключению трудового договора лица моложе 16 лет не допускаются, но на основании письменного согласия опекуна или родителей лица, достигшие 14 лет могут быть допущены только для выполнения легкой работы (няни в детском саду, разносчика писем-курьера, торговля и др.) без вреда здоровью, развитию и не нанося ущерба посещаемости общеобразовательного учебного заведения [8, с.441], установленные Правительством Кыргызской Республики, дабы не допустить дискриминации.

Что касается последнего, то следует отметить, что дискриминация детского труда в нашем обществе не исключается. Она ярко выражена в процессе эксплуатации детей, причиняющая вред их здоровью и развитию, где дети лишаются детства и будущего. Это в основном касается детей, которые работают в слишком раннем возрасте, долгие часы за низкую заработную плату, в условиях вредных для их здоровья, физического и психического развития, а также те, которые отделены от своих семей, или лишены возможности получения образования. Такой детский труд наносит необратимый ущерб детям и является грубым нарушением трудового законодательства Кыргызской Республики, Положений международного права согласно Конвенции ООН о правах ребенка, Конвенции МОТ о наихудших формах детского труда № 182 и Конвенции МОТ о минимальном возрасте № 1238 от 1973 года (15 летие принято в качестве минимального возраста для приема на работу).

Рис. 1. Состояние уровня занятости детей и подростков нетрудоспособного возраста (до 15 лет) в Кыргызской Республике за 2003–2014 гг. Составлено автором. Источник: «Занятость и безработица» за 2012г и 2014г.

Как видно по диаграмме 1. число занятых до 15 лет имеет довольно неравномерную тенденцию, особенно в 2009 году оно достигло своего пикового состояния по сравнению с другими периодами, а с 2010 года количество занятых нетрудоспособного населения заметно сократилось на 1,6 раз и по 2014 год сохранена тенденция снижения использования детского труда в экономике.

Согласно Конвенции о правах ребенка, ратифицированной 154 странами, эксплуатация детского труда запрещена. Но несмотря на это, труд ребенка не только массово используется на фабриках и заводах, но и становится все более распространенным явлением. По оценкам Международной организации труда, в развивающихся странах трудятся около 250 миллионов детей [7]. Почти 70 миллионов детей в мире не ходят в школу. Это глобальная проблема, требующая решения. Более 60 % детей трудятся в таких опасных сферах, как добыча природных ископаемых и сельское хозяйство.

По свежим сведениям Нацстаткома (февраль, 2016 года), в Кыргызстане около 358 тысяч детей (39 %) заняты трудовой деятельностью, то есть из пяти двое трудятся зарабатывают, средняя оплата за детский труд составляет 4 тысячи сомов в месяц (при среднереспубликанском значении 12 800 сомов), где нанятые мальчики в среднем получают на 1000 сомов больше, чем девочки. Такая ситуация очень удобна для работодателей — во многих отраслях разницы ведь нет, кто выполнил работу — взрослый или подросток [7]. В определенной степени он создает на национальном и региональном рынках труда конкурентную выгодную среду для нанимателя.

Из всех регионов Кыргызстана, больше всех детский труд используется в Чуйской и Ошской областях. Из них только 25 % работающих детей заняты допустимым трудом, а остальные 75 % — работают во вредных и опасных для их здоровья или нравственности условиях. Из-за страха дети не могут полноценно противостоять некоторым дискриминирующим явлениям.

Сегодня детский труд вовлекается и используется в следующих сферах:

 продажа, торговля;

 транспортировка, перевозка грузов;

 сбор тары (пустые бутылки, баклашки, коробки, мешки и др.);

 попрошайничество;

 чистка и ремонт обуви;

 мойка машин;

 полевые работы;

 проституция;

 няни в детских дошкольных учреждениях во время каникул

 и другие.

Порой, и довольно часто толкают их на труд обычно родители, которым сейчас 30–40 лет, в свое время не получившие достаточного воспитания от своих родителей (1990–2000гг.) со «специфическими жизненными университетами» затянувшегося переходного периода, сопровождающиеся нищетой, бедностью, миграционной активностью и др., что полностью отразилось и на их детях.

В любой стране детский труд — это издержки общества, социума, семьи, где вследствие общей нищеты и низкого уровня развития общества, (нищие не особенно заботятся о нравственности), на первый план семьи ставятся проблемы выживания, где наравне со взрослыми дети становятся добытчиками ради сохранения благополучия в семье.

Исследуя данную проблему, можно отметить, что на появление детского труда влияет множество факторов:

 бедность и ее крайняя форма;

 нехватка материальных и денежных средств на еду и одежду;

 сохранение высокой рождаемости, особенно в сельской местности;

 кризисное состояние общеобразовательной системы из-за сокращения бюджетных ассигнований;

 низкий уровень качества образования в сельских школах (один учитель преподает несколько не связанных между собой дисциплины, например, учитель математики преподает русский язык, астрономию, физкультуру и даже историю);

 неустойчивое моральное состояние семьи, приводящая к изменению статуса ребенка на добытчика в целях поддержания семейного бюджета;

 учащение случаев жестокости и насилия в семьях;

 имеющий место «рэкет» в сравнительно отсталых школах, выбивающий подростка из правильного жизненного пути.

Стоит и заметить тот факт, что из покон веков воспитание детей в семье, образование и труд совмещались, и в основном, чтобы вырасти благородного человека, родители занимались трудовым воспитанием ребенка, для того, чтобы ребенок превосходил своих родителей. Если у детей проявлялись творческие задатки к чему-то, их отдавали к мастерам, для дальнейшего совершенствования природного таланта.

Возникает двоякое отношение к труду детей: первое — с малолетства привить детям любовь к труду или насколько с любовью мы заставляем детей трудиться; второе — ради получения выгоды или с целью выживания.

Последнее должно настораживать любое общество, ведь находясь в мире дикого капитала, мы отбросили национальные ценности, связанные с воспитанием достойного человека, развитием качества трудовой жизни, привитием с детства любви к труду. В то же самое время, следует помнить, что необходимость трудиться никоим образом не должна быть препятствием для получения образования.

По оценке Международной организации труда, только в развивающихся странах вынуждены работать около 250 миллионов детей в возрасте от 5 до 14 лет. Из них 153 миллиона проживает в Азии, 80 миллионов — в Африке и 17 миллионов — в Латинской Америке. Лидирует в списке Мьянма, где работает каждый третий ребенок в возрасте от 7 до 16 лет, то есть, 33 %, и ситуация в Кыргызстане сравнима с наихудшей ситуацией в мире.

В Мьянме считается удачей, если родители продают своих детей в рабство в соседние страны, потому что там им хоть что-то платят. Так что молиться надо на европейцев, которые показали всему миру путь к цивилизованной жизни, а Министерство труда США каждый год составляет отчеты по использованию детского труда в разных странах мира. Кого еще в мире заботит эта проблема, кроме специфических международных организаций? [7].

По официальным данным Нацстаткомитета Кыргызской Республики наибольшее количество детей, вовлеченных в опасные виды труда, зафиксировано в Нарынской области, затем идут Джалал-Абадская, Ошская и Таласская области. В основном такие факты зафиксированы в сельской местности, где дети в три раза чаще вовлекаются в трудовую деятельность, пропускают занятия в школах, больше подвергаются дискриминации, чем в городе. А в городах своя проблема — многие из «попрошаек» — это приезжие или бежавшие дети и подростки из сельской местности, за которыми стоят взрослые «работодатели», эксплуатирующие чужого ребенка, бесчеловечным путем получающие свой, так называемый доход, наживающиеся на дискриминации чужого ребенка. Следовательно, вывод сам напрашивается — чем менее развиты семьи, страны или общества, тем более они используют детский труд с элементами дискриминирующие права подрастающего поколения.

В нашей стране функционируют несколько неправительственных организаций, которые защищают права детей и ведут борьбу за искоренение неприемлемых форм труда подростков. Считаем, что больше всего в решении вышеупомянутых острых проблем должно предприниматься государством. И безответственность исполнительных органов в решении вопросов, связанных с воспитанием здорового, психологически уравновешенного будущего гражданина Кыргызстана не делает никому чести в условиях перехода нашей страны к цивилизованным социально-трудовым отношениям.

Подытоживая вышесказанное, попытаемся предложить свои видения по решению современных проблем, связанных с дискриминацией женского и детского труда:

 необходимо совершенствовать нормативно-правовые акты (правовую базу), касающихся дискриминации женского и детского труда;

 разработать механизм по выявлению дискриминирующих элементов женщин и детей, попадающих в группу риска;

 местными, региональными и государственными органами на постоянной основе проводить работу по ликвидации правовой, финансовой и социальной неграмотности среди работодателей и представителей бизнес-среды;

 постоянно проводить соответствующими органами просветительскую работу среди уязвимой части женского населения, детей и подростков по применению своих прав в обществе;

 на законном основании запрещать вовлечение и использование труда детей и подростков не младше 18 лет, и наихудшие формы детского труда;

 запретить участие женщин и подростков в возрасте до 18 лет на тяжелых работах и работах с вредными и опасными условиями труда;

 из-за существования бюрократических механизмов создать прямую электронную систему связи выхода пострадавших от насилия и дискриминации к представителям государственных органов (в случаях невыплаты и задержки заработной платы, отказа при приеме на работу в женщинам случае беременности и родам, принуждения к интимным связям, беспочвенного насилия со стороны работодателя, не получения финансовой поддержки в случае производственного травматизма и др.), Премьер-министру, Президенту Кыргызской Республики.

Литература:

  1. Гендерные отношения в Кыргызстане. Монография Фонда народонаселения ООН (ЮНФПА) в Кыргызстане.– Бишкек: Издательский дом «KIRLAND», 2001. -95 с..
  2. Женщины и мужчины Кыргызской Республики за 2008–2012 гг. Сборник гендерно-разделенной статистики. — Нацстаткомитет. –Б.:-2013 г.
  3. Женщины и мужчины Кыргызской Республики за 2010–2014 гг. Сборник гендерно-разделенной статистики. — Нацстаткомитет. –Б.:-2015 г.
  4. Кулуева Ч. Р. Некоторые вопросы бедности трудоспособной части населения в регионах Кыргызстана. Журнал “Молодой ученый”. № 1(105), январь -1, 2016. Рубрика “Экономика и управление”. Электронная почта: info@moluch.ru.
  5. Кулуева Ч. Р. О роли государственной политики проблем молодежных трудовых ресурсов в современном Кыргызстане. Научный журнал “Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук”. № 11(3), ноябрь, 2015 г. С.124–130.
  6. Кулуева Ч. Р. Финансовое управление развитием экономических систем: монография Книга 13 И. Б. Дзюбенко, В. В. Завадская, Ч. Р. Кулуева и др./ Под общ. Ред. С. С. Чернова. — Новосибирск: Издательство ЦРНС, 2015. 242 с.
  7. Кыргызстан. Детский труд: безответственность государства и общества, Н.Айып,www.centrasia.ru/news.
  8. Михайленко Н. Т. Трудовое законодательство Кыргызской Республики. –Бишкек: Издательский дом «Наука и образование», 2001. — 756 с.
  9. Публикация «Занятость и безработица. Итоги интегрированного выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств и рабочей силы в 2012г»..-Б.:Нацстаткомитет КР., 2013: -199 с.
  10. Публикация «Занятость и безработица. Итоги интегрированного выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств и рабочей силы в 2014г»..-Б.:Нацстаткомитет КР., 2015: -198 с.
  11. Соколова Ю. А. Протекционизм. Аргументы «за» и «против». Проблемы современной экономики: материалы III междунар. науч. конф. (г. Челябинск, декабрь 2013 г.). -Челябинск: Два комсомольца, 2013. –С.1–3.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle