Библиографическое описание:

Могилевская Г. И. Мобилизационный потенциал социальных сетей в современных информационных войнах // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 871-873.



Современное общество избирает для информационных войн новые плацдармы, к каковым мы может отнести и социальные сети, которые все в меньшей степени становятся средством информации, мало чем отличающимся от других СМИ, и все в большей степени становятся орудием информационных войн современности. Информационные войны, будучи способом достижения информационного превосходства, избирают объектом своего воздействия массовое и индивидуальное сознание, при этом эффективность такого воздействия во многом зависит от того, насколько восприимчиво население противоборствующей стороны к восприятию информации, доносимой масс-медиа. Несомненно, средствами ведения информационных войн могут выступать все имеющиеся в наличии средства передачи информации, но наиболее эффективными в настоящее время становятся социальные сети, которые обладают многофункциональностью, совмещая в себе и средства массовой информации, и почту, и даже сарафанное радио, распространяющее сплетни и непроверенные сведения. В чем же преимущества социальных сетей перед другими масс-медиа, делающие сети наиболее эффективным механизмом политической мобилизации и пропаганды? В первую очередь, интерактивностью, ведь если газеты, журналы, радио, телевидение, по преимуществу монологичны, то Интернет — пространство превращает человека в соучастника событий; сети изначально требуют выразить отношение человека к происходящему, и, главное, предоставляют для этого выражения различные необременительные возможности. Лайки, репосты, клики не требуют от сетевой личности большого труда, но включают ее в данное событие, создают иллюзию соучастия и сопричастности. Потенциал информационно-пропагандистского воздействия социальных сетей не в пример другим СМИ чрезвычайно высок, ведь в интернете можно перепроверить информацию, ознакомиться с другими позициями, найти первоначальный источник новостей. Но это работает только для небольшого процента пытливых умов, которые видят в социальных сетях средство, а не цель для выражения собственных эмоций. Второе обстоятельство, делающее соцсети средством мобилизации, обусловлено тем, что информация в социальных сетях требует не просто отклика, но отклика эмоционального, непосредственного, а зачастую, и откровенно агрессивного. Массовый человек, обитающий в социальных сетях, становится главной мишенью пропаганды, преподносимой ему в виде жареных фактов, шокирующих заголовков, в том особом лексическом поле, для которого свойственно взвинчивать психику, понуждать к активной реакции на эту пропаганду, выставлять лайки, строчить комментарии, окрашивать свою аватарку в цвета французского флага.

Важным преимуществом социальных сетей является их свойство формировать иллюзию активной позиции, что и создает благоприятную почву для мобилизационной пропаганды, которая всегда сопутствует войнам, в том числе и информационным.

Социальные сети становятся эффективным полем для мобилизационной пропаганды в силу того, что расстояние между оппонентами исчезает, условный противник близок к тебе как никогда. И все это в атмосфере полной безнаказанности, когда можно написать все, что угодно, унизить, оскорбить, приклеить обидное прозвище. Обитатели соцсетей легковозбудимы, склонны к формированию круга единомышленников, которые готовы разделить гнев и излить его на виновных. При всей своей анонимности социальные сети высвечивают пристрастия их участников, ищущих в сети союзников, заставляя не просто присоединяться к той или иной группе, но и поддерживать все акции и разделять пристрастия этого ограниченного сообщества. Простой лайк делает человека послушным, так как отсутствие лайка может быть расценено им как репрессия, или, в лучшем случае, игнорирование. Человеку страшно потерять это иллюзорное окружение, в результате чего он утрачивает свободу самостоятельно мыслить, высказывать мнение, отличное от мыслей своего виртуального мирка, представители которого хищно набрасываются на того, кто выразил сомнение в правильности решения, принимаемого данной группой. Это делает соцсети питательной почвой для вербовки сторонников религиозных сект и политических объединений экстремистского толка [1].

Мобилизационный потенциал социальных сетей стал осознаваться относительно недавно, ведь социальные сети рассматривались преимущественно как средство развлечения. Между тем, такие особенности устройства сетей как ризомность, доминирование слабых связей при отсутствии единого центра, практически отсутствие информации о членах сетевого сообщества, так как люди объединены не по социальным признакам, а по интересу к решению той или иной проблемы. Именно вокруг проблемы и создаются контакты, что привлекает людей различных социальных слоев, возраста, имущественного положения [2, с. 654].

Отсутствие эффективного контроля над социальными сетями становится их несомненным преимуществом при организации несанкционированных выступлений и протестных движений. Государство относительно недавно оценило роль соцсетей в организации людей. Ведь активистами и вербовщиками различных движений могут быть люди ничем не примечательные и не проявляющие агрессии в повседневной жизни. Появилось понятие «слактивист» (от анг. «slacker» (бездельник) и «activism» (активизм), означающее людей, не принимающих участия в реальных выступлениях, но активно распространяющих сведения о различных выступлениях в соцсетях [3]. Эта периферия протестного движения усиливает звучание информационного потока, создает вокруг информационное эхо, что усиливает успех акций. И, несмотря на сомнения М. Гладуэлла относительно возможностей социальных медиа произвести социальные изменения, в силу их децентрализованности и отсутствия организующего ядра [3], социальные сети превращают свои недостатки в преимущества, и их кажущаяся неуправляемость, в конечном счете, формирует новую мобилизационно — пропагандистскую модель, особенностью которой является возможность выявить латентное несогласие. Так, на примере организации современных протестных акций можно сказать, что именно слактивисты являются необходимым звеном сетевой мобилизационной модели, внутри которой циркулируют информационные потоки. В эпоху дигитальных технологий именно в социальных сетях формируется активное ядро протестантов, ведь анонимность сетей создает относительную безопасность при планировании методов ведения борьбы, агитации, координации действий и мобилизации сторонников. И именно здесь выявляется главное преимущество мобилизационного потенциала социальных медиа — широта охвата, отсутствие иерархии и вождей.

Социальные сети стали местом ведения мобилизационной пропаганды в период обострения информационных войн, именно в это время пропаганда становится системным явлением, так как предполагает концентрацию информационных ресурсов для достижения определенной цели, когда ставится задача, форсировано достигнуть некого единомыслия. Относясь к средствам достижения коллективной идентичности, мобилизационная пропаганда может служить как высоким, так и низменным целям.

Н. Дэвис, формулируя правила пропаганды, указывает на принцип упрощения, для которого характерно видеть мир в черно-белом цвете. Это пропагандистское правило хорошо усвоено экстремистскими объединениями, не допускающими понимания мира как сложного, многоцветного и многоголосого. В своей борьбе за власть они должны разделить мир на своих и чужих, врагов и друзей; им нужно наэлектризовать людей, эмоционально завести, чтобы затем манипулировать ими. Отключить способность самостоятельно мыслить, заставить подчиняться группе, в любой момент набрасываться на инакомыслящих — все это легко сделать с помощью социальных сетей. Последнее и есть принцип искажения, сформулированный Дэвисом, инакомыслящий должен быть оклеветан и осмеян [4, с. 321]. В мобилизационной пропаганде следует заставить думать, что цели протестного движения соответствуют доминирующим ценностям аудитории, а потому следует педалировать те проблемы, которые наиболее остро стоят перед пользователями социальных сетей.Дэвис формулирует также принцип единодушия, который предполагает умение привлекать людей на свою сторону, представляя свои поступки и суждения как привлекательные для всех. Так, пропагандисты идей ИГИЛ активно работают в социальных сетях, проводя информационные акции. Причем, их активность распространяется и на Россию через известную социальную сеть «ВКонтакте». Их акции сопровождаются демонстрацией фотографий с оружием, показом событий с места сражений в сети Twitter [5]. Несомненным преимуществом социальных сетей является их мобильность в организации протестных движений. Так, во время восстания 2010–2011 годов в Тунисе через интернет молниеносно была распространена информация, позволившая сформироваться движению против диктатуры. Мобилизация протестных настроений через социальные сети была продемонстрирована в 2011 году в Москве, где под лозунгом «За честные выборы» было собрано 100 тыс. человек. В Иране на избрание М. Ахманедижада с акциями протеста выступило несколько миллионов человек, державших связь через Twitter. Не зря эти события получили название твиттерной революции, хотя только 10 % пользователей создали более половины (65,5 %) записей в Twitter о выборах в Иране и протестах. В мае в России 2012 протесты против выборов президента были организованы через сетевые сервисыTwitter, Facebook и YouTube. Аналогичные выступления были организованы через интернет-порталы по различным поводам в Каире в январе 2011 года, в Португалии в 2011 году, в Лондоне 26 марта 2011 году [6].

На слабые стороны мобилизации через социальные сети обращает внимание Зигмунт Бауман, который полагает, что виртуальная площадка для превращения личных дел в общественные не только не объединяет людей, но и уничтожает их созидательный потенциал [7, с.41, 39]. Это можно проследить на опыте стран Магриба, где сетевая мобилизация успешно решила дестабилизирующие задачи — разрушение политических режимов, расшатывание политической жизни стран Северной Африки. Но созидательные задачи непосильны сетевой мобилизации, которая эффективно проходит под лозунгами «Долой! Свергнем! Уничтожим! Избавимся!», но неспособна консолидировать общество для решения созидательных задач. Но наибольшая опасность сетевой мобилизации кроется в тех последствиях, которые трудно предугадать в результате, опять-таки, автономности пользователей от протестного центра, который может привести в движение огромные массы людей, но не способен сформировать иные программы, чем деструктивные. Потому резонанс от этих протестов привел к совершенно непредсказуемым последствиям, когда сетевая мобилизация ввергла страны в гражданскую войну, исламизацию и распространение фундаментализма [8, с.206].

В заключение следует отметить, что террористические организации давно оценили мобилизационный потенциал социальных сетей и активно используют сетевые ресурсы для вербовки сторонников. А потому проблема мобилизационного потенциала социальных сетей в условиях обострения информационных войн обретает особую актуальность, так как сложность борьбы с терроризмом в социальных медиа обусловлена такими особенностями как: анонимность, отсутствие единого центра, доминирование слабых связей, что делает социальные сети удобным полем для политической мобилизации.

Литература:

  1. Солопов М. Спецслужбы России вычислили сотни вернувшихся из Сирии и Ирака боевиков. Режим доступа: http://www.rbc.ru/politics/25/12/2015/567bfdfd9a7947a3b3bc7387]. (Дата обращения 12.03.2016)
  2. Могилевская Г. И. Информационная война в социальных сетях // Молодой ученый. — 2015. — № 15. — С. 650–654.
  3. Кузнецов Д. «Диванные войска» признали важной частью протестов. Режим доступа: https://nplus1.ru/news/2015/12/08/slackers-strike-back
  4. Дэвис Н. История Европы. — М: АСТ. — 2005. — 944 с.
  5. Зигельштойнц И. Медиа — империя ИГИЛ: как террористы вербуют в интернете. Режим доступа: http://igil.info/russia/912-media-imperiya-igil-kak-terroristy-verbuyut-v-internete (Дата обращения 12.03.2016)
  6. Дамье В. Социальные движения протеста начала XXI века Режим доступа: http://www.aitrus.info/node/4393 (Дата обращения 12.03.2016)
  7. Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. — М. — 2004. 188с
  8. Курочкин А. В. Социальные сети как инструмент политической мобилизации: опасность манипуляции и пределы демократии.// ПОЛИТЭКС. — 2012. — Т.8. — № 3. — С.200–207

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle