Библиографическое описание:

Стрельцов А. А., Турченко А. В. Квазиинтернациональная лексика в юридической документации // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 923-926.



 

This article deals with the problem of translation of the quasiinternational words in the legal documents by the example of the international agreements. At first we consider such notions as international and quasiinternational words then we concern the problem of translation these words in law.

Key words: quasiinternational words, internationalisms, legal notion.

 

Прежде чем говорить о квазиинтернациональной лексике, необходимо остановиться на таком понятии, как интернациональная лексика.

Интернационализмы — это слова, которые обладают определенным сходством в фонетике, грамматике и семантике. Данные слова образуют своеобразный международный пласт лексики, который применяется в различных сферах человеческой деятельности: медицине, политике, науке и др. Интернационализмы, как правило, проникают не в один язык, а сразу в несколько, что приводит к появлению слов, похожих по значению и смыслу, и тем самым осложняет коммуникацию. [7, с. 98]

Зачастую объемы значений лексических единиц могут не совпадать, что и приводит к разного рода неточностям и даже ошибкам при переводе. Важно отметить, что не каждый интернационализм относится к «ложным друзьям переводчика»: большой процент из них совпадает как в плане выражения, так и в плане содержания. Многозначные интернациональные слова определенного языка, в частности английского, могут совпадать со своими фонетико-графическими соответствиями в языке перевода, например, в русском. Так, интернационализм demagogue и русское слово «демагог» имеют не только общий план выражения, но и содержания. В обоих языках так называют лицо, старающееся создать себе популярность недостойными средствами: лживыми обещаниями, извращением фактов и т. д. Следовательно, интернационализм demagogue, который происходит от греческого слова demagogos, не принадлежит к «ложным друзьям переводчика».Однако так бывает не всегда. К примеру, слово латинского происхождения animus имеет несколько значений, одно из которых «душа». И только человек хорошо знакомый со словом анимация, будет ассоциировать его именно с оживлением, одушевлением картинок. [4, с. 154]

Иногда интернационализмы играют вспомогательную роль, и содействуют первичному оформлению мысли на языке перевода, а временами, совсем наоборот, препятствуют корректному восприятию лексемы. Итак, интернационализмы могут быть как «истинными друзьями» переводчика, так и «ложными». [7, с. 99]

В нашей статье мы рассмотрим именно «ложные друзья переводчика» или, как их называют Л. И. Сидорова и В. И. Тхорик — квазиинтернационализмы. Второй термин — квазиинтернационализмы, является вполне допустимым названием для межъязыковых аналогов, так как здесь отражена как аналогия форм (очевидная взаимосвязь с интернациональной лексикой), так и асимметрия содержания (так как элемент квази означает ненастоящий, мнимый).

Что касается термина «ложные друзья» переводчика, то он был введен еще в 1928 году французскими лингвистами Кесслером и Дероккиньи. Согласно определению, это слова из двух языков, которые имеют схожее написание или звучание, но различаются по значению. В своей же работе эти ученые делят категорию слов «ложные друзья» переводчика на два вида: 1) полностью ложные, где схожая орфография, но разная семантика; 2) частично ложные, то есть, орфографически и семантически схожи. [5, с. 84]

Приведем примеры:

Anecdote — короткий рассказ, основанный на личном опыте; анекдот — joke, funny story.

Command — приказ; команда (спортивная) — team, команда(экипаж самолета, корабля) — crew.

Data данные; дата date. [1, с. 6]

Немалую ясность в столь нелегкую тему внесла научная статья Е. В. Копыловой «Псевдоаналогизмы интернациональной лексики как отдельная категория межъязыкового характера». В работе приводятся случайные межъязыковые совпадения, такие как cric во французском, что означает домкрат, и по чистой случайности фонетически совпадающее с русским словом крик, но ничего общего, кроме внешней оболочки, данные лексемы не имеют. Также автор обращает внимание на определенное сходство форм и содержания интернационального прилагательного — актуальный, actual (англ.), actuel (фр.). В русском языке слово актуальный трактуется как нечто реальное, во французском и английском языках — современный, нынешний. И именно в переводе с этих языков на русский очень легко допустить ошибку. Данное явление обусловлено не только схожестью форм, но и общим латинским корнем. [3, с. 50]

Конец 60-х XX века можно справедливо назвать одним из самых продуктивных периодов в истории изучения «ложных друзей» переводчика. Именно в это время плеяда выдающихся советских ученых — В. Л. Муравьев, В. В. Келтуял, В. В. Акуленко — проводила масштабные исследования «ложных друзей» переводчика и именно они разработали теоретический базис данной лексики и составили первые словари. [5, с. 84]

Но по мере углубленного изучения данного пласта лексики ученые разошлись во мнении как же называть слова, идентичные внешне, но отличные семантически. К примеру, Готлиб рассматривает «ложные друзья» переводчика с двух сторон — со стороны лингвистики и со стороны переводоведения. В первом случае термин полностью удовлетворяет его научным исследованиям, однако с позиции лингвистики ученый считает, что наиболее приемлемым вариантом для употребления будет — «междуязычные аналогизмы».

Другой ученый, Н. К. Гарбовский, не соглашается с убеждением своего коллеги. В случае с «междуязычной аналогией» упор делается на симметрию форм, то есть на аналогию, а не на асимметрию содержания, которая как раз и является уязвимым местом переводчика, так называемой «ахиллесовой пятой».

В свою очередь, Н. К. Гарбовскийразделяет мнение ученых (Н. В. Заславская, И. С. Ровдо), которые используюттермин «относительные межъязыковые омонимы». Существует три ключевых причины предпочтительности использования именно этого названия — 1) это слова, совпадающие по форме; 2) языковые единицы, относящиеся к разным языкам, и наконец, 3) данные лексемы могут провоцировать межъязыковую интерференцию, то есть семантические ошибки и неточности.

Н. К. Гарбовский такжеотмечает, что использование термина «межъязыковая омонимия» является вполне удачным, «так как в нем делается акцент и на сходство форм и на различия содержания». При этом он добавляет, что говорить о межъязыковой омонимии можно только тогда, когда сравниваемые слова из двух разных языков не имеют общих сем, то есть являются полноценными омонимами. [2, с. 389]

Отсутствие единения мнений среди ученых в названии данной категории слов, и породило такое большое количество терминов. Помимо вышеперечисленных названий — междуязычные аналогизмы, межъязыковые омонимы, квазиинтернационализмы, — существует немало и других. Камнем преткновения для ученых-лингвистов является тот факт, что не все термины в полной мере раскрывают суть данного понятия. Вероятно, в связи с этим, а отчасти, и во избежание излишней путаницы, языковед В. В. Дубичинский предлагает ввести обобщающий термин «лексические параллели», который объединит все существующие наименования и облегчит их дифференциацию. В литературе по переводоведению можно встретить и такие термины как ложный эквивалент, мнимые друзья переводчика, псевдоинтернационализмы, лжеаналоги и многие другие. Советский ученый В. В. Акуленкопредлагает свой вариант — «диалексемы». Данное обозначение является довольно удачным, так как зачастую переводчик работает именно с двумя языками. [5, с. 85]

Как правило «ложные друзья» переводчика концентрируются исключительно в следующих частях речи: существительное, прилагательное, наречие и глагол. Если человек знает второй язык, то трудности с отождествлением возникают только в пределах одной части речи. Значение лексем со сходной фонетической оболочкой в большинстве случаев определяется контекстом. Например, rock — скала, и русский рок легко распознаваемы в определенном тексте [6, с. 160]

Рассмотрим подробнее квазиинтернациональную лексику на примере юридического дискурса.

Ссылаясь на статью В. Я. Мизецкой «Ложные друзья переводчика в юридических англоязычных текстах и проблемы их перевода» приводим ряд примеров, которые ярко отражают проблему двусмысленности и путаницы при встрече с юридическим термином.

Вышеупомянутое слово animus используется в сфере юриспруденции в значении «умысел», «дурное намерение». Особый интерес вызывает всем знакомая лексема diet, что в переводе с английского значит «диета». Но в юридическом смысле означает «законодательное собрание», «парламент» (любой, кроме английского), а также «международная конференция». Однако в юриспруденции это слово обладает и другим значением. Помимо двух значений, о которых говорилось выше, у него есть еще одно, касаемо судопроизводства, — «день явки в суд». [4, с. 156]

Лексема instrument в основном переводится как «документ» или «средство», а не «инструмент как орудие производства»: bearerinstrument — документ на предъявителя; sealed instrument — документ за печатью; testamentary instrument — завещательный документ.

Существительное confederate это вовсе не «конфедерат» в юридическом контексте. В уголовном праве это, прежде всего «сообщник, соучастник» с ярко подчеркнутым отрицательным оценочным признаком.

Примером межъязыковой паронимии, а значит, и квазиинтернациональной лексики, может служить такая пара слов как conservator и conservative. В данном случае не стоит поддаваться графическому сходству слов, а проверять по словарю, и четко разграничивать значения таких паронимов: conservator «опекун», «охранник», в то время как conservative «консерватор». [4, с. 157]

Для анализа мы взяли международное соглашение «Конвенция по правам человека», где также натолкнулись на ряд квазиинтернационализмов:

Penalty — наказание, а не пенальти.

Nooneshallbedeprivedofhislifeintentionallysaveintheexecutionofasentenceofa courtfollowinghisconvictionofa crimeforwhichthispenaltyisprovidedbylaw. — Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание. [8, с. 10]

Provision — положение (договора), а непровизия.

Judgments of Chambers shall become final in accordance with the provisions of Article 44, paragraph 2. ПостановленияПалатстановятсяокончательнымив соответствиис положениямипункта 2 статьи 44.

Guarantee — это не только гарантия, но и поручительство.

Releasemaybeconditionedbyguaranteestoappearfortrial. — Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

Application — это не аппликация, а заявление в суде, письменное ходатайство суду.

Theapplicantdoesnotintendtopursuehisapplication — заявитель более не намерен добиваться рассмотрения своей жалобы

Intervention — вступление в дело (в качестве третьего лица).

Thirdpartyintervention — Участие третьей стороны [8, с. 21]

Становится очевидным, что исследование квазиинтернациональной лексики не теряет своей актуальности с годами, а скорее приобретает все больший масштаб, что обусловлено широкими культурными, политическими, экономическими связями между странами. А общение без ограничений будет возможно в том случае, когда переводчик будет выполнять свои обязанности на высоком уровне. Особое значение это имеет в области права, где неверный перевод квазиинтернациональной лексики может осложнить международные отношения или повлиять на судьбу отдельного человека.

 

Литература:

 

  1.                Борисова Л. И. Ложные друзья переводчика. М., НВИ, 2005.- 332 с.
  2.                Гарбовский Н. К. Теория перевода. М.: Изд-во МГУ, 2004. — 544 с.
  3.                Копылова Е. В. «Псевдоаналогизмы интернациональной лексики как отдельная категория межъязыкового характера» [Текст] / Копылова Е.В // Вестник Челябинского государственного университета 2011. № 37 (252) — С. 48–51.
  4.                Мизецкая, В.Я. «Ложные друзья переводчика» в юридических англоязычных текстах и проблемы их перевода [Текст] / В. Я. Мизецкая // Вісник Сумського державного університету. Серія Філологія. — 2003. — № 4(50) — С. 154–158.
  5.                Лобковская Л. П. «О понятии межъязыковой омонимии» (К проблеме термина «ложные друзья переводчика») [Текст] /Лобковская Л. П.// Вестник Челябинского государственного университета 2012. № 20 (274) — С. 79–87.
  6.                Орлова Н. Л. «Способы преодоления переводческих ошибок интернациональной и псевдоинтернациональной лексики» [Текст] / Орлова Н. Л.// Вестник Нижегородского университета, 2013. — № 5 (2) — С. — 159–162.
  7.                Смирницкий А. И. Лексикология английского языка М.: Московский Государственный Университет, 1998. — 260 с.
  8.                European Convention on Human Rights [Электронныйресурс]: http://www.echr.coe.int/Documents/convention_ENg

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle