Библиографическое описание:

Хаматханов И. Б. Правовые основы валютного контроля // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 710-712.



 

В статье рассматриваются вопросы правового обеспечения валютного контроля. Автором делается вывод о том, что правовые основы валютного контроля составляют нормы международного и национального права. Валютные предписания носят правовой характер только в том случае, если они соответствуют общеправовым принципам права.

Ключевые слова: валютный контроль, финансово-правовой институт, финансовая деятельность, правовые основы, валютное законодательство.

 

Валютный контроль представляет собой финансово-правовой институт, то есть совокупность финансово-правовых норм, определяющих цели и задачи валютного контроля, устанавливающих финансово-правовой статус органов и агентов валютного контроля, формы и методы осуществления валютного контроля. Финансово-правовое регулирование валютного контроля осуществляется не только на основе общей теории финансового контроля и надзора, но и с учетом субъектного состава валютных операций, попадающих под юрисдикцию Российской Федерации.

Валютный контроль как финансово-правовой институт имеет ряд особенностей. Нормы, его составляющие, нацелены на обеспечение режима законности в валютной сфере. Они регламентируют финансовые отношения, возникающие между органами, агентами валютного контроля, резидентами и нерезидентами как участниками валютных правоотношений. Финансово-правовое регулирование валютных отношений составляет самостоятельное направление финансовой деятельности российского государства [1].

Правовое регулирование валютного контроля относится к предмету исключительного ведения Российской Федерации. Согласно статье 71 Конституции Российской Федерации в ведении Российской Федерации находится установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки [2].

Наличие у федерального законодателя собственной дискреции в регулировании валютного контроля является необходимым условием обеспечения законности и правопорядка в сфере валютных правоотношений.

Правовые основы валютного контроля в Российской Федерации включают в себя и нормы международного права, например, согласно статьям Соглашения Международного валютного фонда государства-участники, в том числе и Российская Федерация, обязаны проводить валютную политику, не противоречащую принятым обязательствам.

Существенную роль в правовом обеспечении валютного контроля играют соглашения, подписанные в рамках Евразийского экономического сообщества. В юридической науке справедливо отмечается, что первоначальный процесс, выразившийся в определении единого вектора сотрудничества в валютной сфере, по мере нарастания интеграционного движения модифицировался в подписание международных соглашений, непосредственно отменявших валютные ограничения и устанавливающих единые меры валютного контроля [3]. Например, в рамках ЕврАзЭС сегодня действуют Договор о порядке перемещения физическими лицами наличных денежных средств и (или) денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза от 5 июля 2010 года; Договор о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма при перемещении наличных денежных средств и (или) денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза от 19 декабря 2011 г.

Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О валютном регулировании и валютном контроле» конкретизировал конституционные положения о приоритете норм международного права: если международным договором Российской Федерации предусмотрены иные правила, чем те, которые определенны данным Федеральным законом, применению подлежат нормы, содержащиеся в международных договорах Российской Федерации. Поэтому механизм правового регулирования валютного контроля учитывает, например, двусторонние соглашения, подписанные от имени Российской Федерации, в частности, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в области валютного контроля (Пекин, 25 апреля 1996 г.).

Правовые основы валютного контроля составляют не только нормы международного права, но и национальное законодательство. Здесь по юридической силе выделяются, прежде всего, положения федеральных конституционных законов. Например, в соответствии со статьей 15 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 № 2-ФКЗ (ред. от 23.05.2015) «О Правительстве Российской Федерации» к компетенции Правительства Российской Федерации отнесено осуществление валютного регулирования и валютного контроля.

Существенную роль в правовом регулировании валютного контроля играет Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О валютном регулировании и валютном контроле», глава четвертая которого посвящена валютному контролю. Положениями данного нормативного правового акта определяется система валютного контроля в Российской Федерации; права и обязанности субъектов правоотношений, возникающих при осуществлении валютного контроля; ответственность за нарушение валютно-правовых предписаний (к сожалению, нормы, регулирующие ответственность носят отсылочный характер).

Правовые основы валютного контроля составляют также нормы других федеральных законов, в частности, Федерального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ (ред. от 05.10.2015) «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»; Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 05.10.2015); Таможенном кодексе Таможенного союза (ред. от 08.05.2015); Законе РФ от 21.03.1991 № 943–1 (ред. от 02.04.2014) «О налоговых органах Российской Федерации».

Значительную роль в правовом обеспечении валютного контроля имеют подзаконные нормативные правовые акты, принятые, например, органами валютного регулирования — Правительством Российской Федерации и Центральным банком Российской Федерации [4].

Правовые основы валютного контроля включают в себя также судебные решения. Среди них выделяются, прежде всего, Постановления и Определения Конституционного Суда Российской Федерации. Так, например, Конституционный Суд Российской Федерации подтвердил соответствие конституционным положениям законодательно установленный запрет на осуществление валютных операций между резидентами. По мнению органа конституционного надзора, данные нормы направлены на обеспечение реализации единой государственной валютной политики, а также устойчивости валюты Российской Федерации и стабильности внутреннего валютного рынка Российской Федерации как факторов прогрессивного развития национальной экономики и международного экономического сотрудничества и не могут рассматриваться как затрагивающие конституционные права граждан [5].

Судебная практика учитывает правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации при рассмотрении вопроса о привлечении к ответственности за нарушение валютно-правовых норм. По мнению органа конституционного надзора, резидент несет ответственность перед своей страной в любом случае, в том числе и за правонарушение, произошедшее по вине иностранного контрагента [6]. Но при этом, на наш взгляд, необходимо не забывать о принципе справедливости и о необходимости предупреждения и устранения юридических ошибок [7].

Выводы: правовые основы валютного контроля составляют нормы международного и национального права. Общетеоретическое деление нормативных правовых актов на законы и подзаконные акты нашло свое законодательное закрепление.

Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О валютном регулировании и валютном контроле» четко разграничивает акты валютного законодательства — федеральные законы и нормативные правовые акты органов валютного регулирования.

Акты валютного законодательства Российской Федерации и акты органов валютного регулирования:

          устанавливающие новые обязанности для резидентов и нерезидентов или ухудшающие их положение, обратной силы иметь не могут;

          отменяющие ограничения на осуществление валютных операций или иным образом улучшающие положение резидентов и нерезидентов, могут иметь обратную силу, если об этом в них прямо указано;

          подлежат обязательному официальному опубликованию за исключением положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну.

Нормативные предписания, регулирующие валютные отношения, должны соответствовать общеправовым принципам права. Только в этом случае они будут носить правовой характер и станут частью права как высшей социальной ценности [8].

 

Литература:

 

  1.    Мирошник С. В. Финансовая система России и мегарегулятор: осмысление новой финансово-правовой реальности// Банковское право. 2015. № 3.
  2.    Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)// Собрании законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.
  3.    Унификация правовых основ экономических инструментов государственного регулирования внешнеторговой деятельности в государствах — членах Таможенного союза ЕврАзЭС: монография / И. Л. Аверичева, А. В. Богданова, О. В. Гутарина и др.; под ред. Т. Н. Трошкиной. М.: Институт публично-правовых исследований, 2014.
  4.    Постановление Правительства РФ от 17.02.2007 № 98 (ред. от 15.08.2014) «Об утверждении Правил представления резидентами и нерезидентами подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций агентам валютного контроля, за исключением уполномоченных банков»// Собрание законодательства РФ. 2007. № 9. Ст. 1089; Инструкция Банка России от 04.06.2012 № 138-И (ред. от 11.06.2015) «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанных с проведением валютных операций, порядке оформления паспортов сделок, а также порядке учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением» (Зарегистрировано в Минюсте России 03.08.2012 № 25103)// Вестник Банка России. 2012. № 48–49.
  5.    Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2011 № 1473-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Величковского Леонида Борисовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 382, 383, 384 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также части 1 статьи 9 и части 7 статьи 14 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле»// СПС «Консультант Плюс».
  6.    Постановление Конституционного Суда РФ от 27.04.2001 № 7-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт — Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ «АвтоВАЗ» и «Комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита — Плюс» и «Невско-Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное российско-южноафриканское предприятие «Эконт» и гражданина А. Д. Чулкова»// Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. № 5.
  7.    Мирошник С. В. Проблемные вопросы субъективной стороны налогового правонарушения// Государство и право. 2002. № 4.
  8.    Мирошник С. В. Право в современном понимании// Северо-Кавказский юридический вестник. 2014. № 2.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle