Библиографическое описание:

Жамгырчиева Г. Т. Архаическая поэтика мифических образов дивов в кыргызском эпосе «Манас» // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 1081-1083.



 

The article deals with the archaic motif of the Given Kyrgyz epos in comparison with materials of world folklore. The aim of the research is to show the artistic image of the archaic motifs in the Kyrgyz epic of the mythological and poetic context. The objectives of the study are to determine the role of archaic motifs in the formation and development of the epic. In writing the research article we have used the comparative-typological method of folklore study. The research results can be applied to studies of folklore in the philological aspect, particularly in the study of epic.

Key words: archaic motifs, world folklore, ancient worldview, myth animal, Given, epic.

 

В длительной истории формирования человечества известно какой долгий путь развития прошли мифические персонажи от простых инстинктивных реакций страха, злости, огорчения и до точных раздельных понятий. Такой процесс поэтапного формирования можно наблюдать в эпосе “Манас”. Мифические понятия помогали человеку в борьбе с негативными силами и формировали его отношение к природе. Примером тому может служить один из мифических персонажей страшный див Макел, который по мере эволюционного развития эпоса постепенно теряет начальные качества мифического чудовища. Здесь наблюдается историческая трансформация мифического образа. [1, 49 с.].

Китайский манасовед Лан Йин в сравнительном исследовании эпоса “Манас” и греческих эпосов, показывая их типологические близость и различия, отмечает борьбу трех поколений богатыря Манаса с одноглазым исполином [2. 87 с.].

Архаические образы, находясь в тесной связи с родословной, мировосприятием и понятиями людей, играют основную роль в построении сюжета эпосов. К ним относятся человекоподобные великаны, дивы-пери, ведьмы, получеловеки, полуживотные метаморфозные существа.

Они, будучи своеобразной основой архаических мотивов и сюжетов эпосов, служат образной системой, используемой в качестве художественных средств. Таким метаморфозным существом в эпосе “Манас” и является одноглазый див, великан Макел. Он в разных вариантах эпоса именуется по-разному — Макел-Малгун, Мадышкер, Мадыкан, Адамдук.

Макел (Малгун, Макел-Малгун) — антропоморфное, сказочное существо, которое у сказителя С. Орозбакова именуется как Макел-Малгун [3, с. 121], а у С. Каралаева — Малгун и Мадыкан. Образ одноглазого великана Макела — есть древний образец понятий народа, создавшего эпос, о мифологических животных. Он сражается на стороне эпического врага и гибнет от рук Алмамбета и Чубака. А по варианту С. Каралаева Малгуна убивают Алмамбет и Сыргак.

Если останавливаться на образах див, то надо отметить схватку Гульчоро и Мадыкана в части “Семетей” в варианте сказителя Жусупа Мамая. Сказочно-мифический образ Мадыкана — это одноглазый исполин, в начале, имеющий один рог. Мады или Мадыкан выходит на единоборство на сером быке. У некоторых сибирских народов слово Мады означает хозяин горы или человек горы. Примечательно, что сегодня в Карасуйском районе Ошской области Кыргызстана есть село с таким названием.

Морфема «кер» в слове «Мадышкер» в древности имело значение «большой». Так, в этом значении «кер» встречается в названиях мифических животных алтайских эпосов: Кер-Жутма (большой жутма, живоглот), Кер-Балык (большая рыба), Кер-Бука (большой бык), Кер-Куш (большая хищная птица, сокол) и др. Также эта морфема присутствует в названиях коней кыргызских эпических батыров, например, Карагер, Кулагер. Слово «кер» в фразе «керней баштуу кер жылан» (длинноголовая большая змея), встречающаяся в обрядовых песнях кыргызского фольклора, обозначает не цвет, а размер змеи. Следовательно, и эпический образ Мадышкер имеет значение «Большой Мадыкан».

С течением времени обновляются миропознание, взгляды, понятия народа, изменяются его отношение и к сказочно-мифическим персонажам. В результате общественного развития меняются мифические понятия и произведения обретают новые признаки в соответствии с идейным содержанием. Такой образец эволюционного развития поэтики в эпосе можно наблюдать в образах див Мадыкана, Малгуна, Макела. В эпосе Мадыкан, сохраняя мифологическую внешность и признаки, превращается в устойчивого негативного персонажа и предстает в качестве эпического батыра — врага. В военном походе мы видим, как он меняется в характере и действиях, он уже не предводитель, не хозяин себе как было прежде и дается как персонаж, подчиняющийся врагам и служащий их интересам. Здесь, несомненно, наблюдается трансформация сюжета и приведение его в соответствие с требованием общества последующих эпох. Дивы Гүлчоро и Мадыкан вступают в честную схватку, следуя воинским традициям прошлого:

Кереп турат Мадыкан, На изготовье стоит Мадыкан,

Керилип саят Гүлчоро, Бьет с размаху Гульчоро,

Кебелбей койду Мадыкан. Но не дрогнул Мадыкан.

Чочубады Гүлчоро, Не испугался и Гульчоро,

Букасына камчы уруп, Ударив плетью быка,

Оозунан өрт чыгып, И выпустив пламя изо рта,

Кош колдоп саят Мадыкан, Двумя рукми вонзает Мадыкан,

Козголбой турат Гүлчоро...И не шевелится Гульчоро. [4, 123 с.].

Единственный глаз дива Мадыкана не является его уязвимым местом, от удара по которому он безусловно должен умереть. Гульчоро свалил его ударом с серого быка, отрезал ему голову и только потом нашел свою смерть. Но убийство Мадыкана не является обычным убийством врага на войне. Он просто умереть не может. Для того, чтобы убить его навсегда, необходимо выполнить определенные условия. Обычно в народных эпосах у таких персонажей как Мадыкан, обладающих волшебными качествами, сначало отделяют голову от туловища. Только тогда он теряет свои мифические и магические качества и больше не может ожить. Убийство одноглазых сказочно-фантастических персонажей отрезанием головы встречается в сюжетах эпических произведений и у других народов.

Заключая, отметим, что архаичность произведения доказывается в соответствии с эпическими закономерностями миропознания мифических персонажей кыргызских эпосов. Мифические понятия о антропоморфных животных и метаморфозах в эпосе служат яркими примерами, характеризующие взгляды на мир наших древних предков.

Достижение типического уровня главных героев, образов мифических персонажей в развитии, формировании произведений, считается одним из основных тайн сохранения традиционности в различных вариантах эпосов на протяжении долгих исторических эпох. С изменением мировосприятия сказителей эпоса следующих эпох наблюдается постепенная деградация мифических мотивов, происходит утеря начальных качеств мифических образов и превращение их в обычных персонажей из реальной жизни.

Таким образом, следует сказать, что в кыргызских эпосах, мифические элементы, если смотреть с художественно-эстетической стороны, постепенно вытеснились из сознания сказителей и в результате их дальнейшей трансформации, сохранили лишь свои художественные функции.

 

Литература:

 

  1. Жамгырчиева Г. Т. Архаические мотивы в кыргызских эпосах (по эпосам “Манас”, “Эр Тоштюк”, “Кожожаш”). На кырг.языке. — Ош, 2015. — 302 с.
  2. Лаң Йиң. Если сравнивать эпосы “Манас” и Йунан. На кырг.языке / Кыргыз руху — “Манас”. Ала-Тоо, спецвыпуск. — Б., 1995.
  3. Манас. Эпос. Вариант С. Орозбак уулу: книга IV. На кырг. языке — Ф.: Кыргызстан, 1982. — 366 с.
  4. Манас. В сказании Жусупа Мамая. На кырг. языке — Урумчи, 2012. — 1875 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle