Библиографическое описание:

Гаджикурбанов Б. А. Правовые меры подделки, изготовления или сбыта поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков, поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использования // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 672-676.



 

Отсутствие должной системности кодификации уголовно-правовых норм и меры об ответственности за преступления, связанные с подлогом документов (как и ряда других), а также единообразного понимания структуры и содержания официального документа и легального его определения является наиболее острых проблем текущего этапа реформирования уголовного законодательства.

Инспектора Отделения по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка, назначают криминалистическое исследование для выявления признаков подделки документов. Эксперт в ходе исследования устанавливает признаки подделки документа: факта внесения дополнений и изменений в содержание или реквизиты документа, частичное либо полное его изготовление кустарным способом. Устанавливается факт кустарного изготовления бланков или отдельных реквизитов, в том числе подделка оттисков печатей, штампов, факт подчистки или иных изменений в документ и д. р. Здесь же устанавливается и способ, которым изготавливался документ, либо вносились в него изменения и дополнения. Изменения в содержание документа, чаще всего, вносятся путем удаления части текста, отдельных письменных знаков или их фрагментов, внесения дополнений в текст, в том числе и на освободившемся в результате удаления текста месте, и другими способами. В результате чего изменяется, смысловое содержание документа, изначально в него вложенное.

При подделке документов из известных наиболее распространённых способов — это удаления текста механически (подчистка) и химически (травление). А подчистка текста производится путем срезания, стирания, соскабливания поверхностного слоя бумаги с нанесенными на нее штрихами. «В результате подчистки текста оказывается нарушенной структура поверхностного слоя бумаги, что свидетельствует о механическом удалении текста» [1].

В новом тексте наблюдаются визуально различимые росплыви чернил, изменения плотности штрихов, выполненных пастой шариковых ручек, и др., если на месте удаленного текста производится новая запись.

Таким образом, Отделения по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка УВД района должна проводит мероприятия по предупреждению, выявлению, пресечению фактов подделки, сбыта и использования поддельных документов. Выявляет причины и условия, способствующих совершению подделки, сбыта и использования поддельных документов, подготавливает предложения руководству УВД по их устранению.

И успех расследования существенным образом влияет на дальнейшее состояние, принятие решения о своевременном возбуждении уголовного дела по фактам подделки, изготовления или сбыта поддельных документов, государственных наград, печатей, штампов, бланков. А промедление в действиях должностных лиц правоохранительных органов, на поступившие сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении, приводит к утрате полноценной доказательственной информации и ухудшению перспектив последующей работы по уголовному делу. С получения первичных сведений о деянии, носящем противоправный характер начинается возбуждение уголовного дела, и заканчивается принятием соответствующего процессуального решения» [2].

Главная задача этой стадии заключается в возникновении правовых оснований для осуществления дальнейшей деятельности по расследованию и разрешению уголовного дела» [3].

Особую актуальность приобретает взаимодействие сотрудников следствия и дознания с экспертно-криминалистическими подразделениями, так как установить признаки подделки документов, государственных наград, печатей, штампов, бланков, марок акцизного сбора, специальных марок и знаков соответствия на фоне современных технических возможностей фальсификации могут лишь сведущие лица. Важность такого взаимодействия, помимо текущей помощи обусловлена, еще и тем, что, например можно получить консультаций со специалистом в ходе проведения следственных действий, как на стадии возбуждения уголовного дела, так и в ходе его производства, являющегося результат предварительного криминалистического исследования самостоятельным источником доказательств» [4].

Вокруг его использования и оценки в настоящее время возникли теоретические и практические проблемы» [5].

В настоящее время в юридической литературе не уделяется достаточно внимания исследованию порядка, а также фактических оснований отвода эксперта в уголовном процессе» [6]. Нами было исследовано данный процессуальный институт и подробно остановились на достоверности выводов эксперта по уголовным делам, по которым на стадии возбуждения им проводилось предварительное исследование в статусе специалиста.

Мы считаем, что решить этот вопрос можно, дополнив уголовно-процессуальное законодательство нормой, ограничивающей участие сведущего лица в качестве специалиста и эксперта в рамках одного и того же уголовного дела.

Проверки материалов сообщений о совершенном преступлении большинству, связанном с подделкой, изготовлением или сбытом поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков, марок акцизного сбора, специальных марок и знаков соответствия, уполномоченные лица правоохранительных органов прибегают к помощи специалистов для проведения предварительного исследования, свидетельствует сложившаяся практика расследования. После получения положительного результата принимается решение о возбуждении уголовного дела, в ходе расследования которого назначается судебная экспертиза. Объектами при проведении экспертизы и являются объекты, которые были при производстве предварительного криминалистического исследования, и на ее разрешение выносятся вопросы, аналогичные поставленным перед специалистом» [7].

Нами проводилось изучения архивных дел, возбужденных по ст. ст. 327 и 327.1 УК РФ и в результате анализа было установлено, что в 84,3 % случаев экспертизу проводилось лицо, ранее осуществлявшее предварительное криминалистическое исследование по этим же материалам. С точки зрения УПК РФ, такая экспертиза, имеет доказательственное значение.

Может возникнуть ситуация по конкретному уголовному делу, при которой эксперт, ранее проводивший, предварительное криминалистическое исследование поддельной продукции, вновь получает это же задание. Может быть такой случай, что в ходе первого исследования специалист допустит ошибку, а спустя какое-то время не станет перепроверять имеющийся результат уже в качестве эксперта.

Проводя экспертизу по тем же материалам сведущее лицо, участвовавшее в предварительном исследовании, может учитывать ставшую ему известной на этапе доследственной проверки информацию, под влиянием которой у него уже сформировалась определенная точка зрения относительно обстоятельств дела. А это может отрицательно сказаться на результатах экспертизы и выступает еще одним основанием к разграничению функций специалиста и эксперта.

Подводя итог сказанному, следует отметить, высокую значимость деятельности экспертно-криминалистических подразделений по уголовным делам о подделке, изготовлении или сбыте поддельных документов, государственных наград, печатей, штампов, бланков, марок акцизного сбора, специальных марок, знаков соответствия, так как от результатов исследований сведущих лиц зависит следственная перспектива каждого уголовного дела. Весь процесс расследования оптимизируется с совершенствованием деятельности специалистов и экспертов.

Существенным условием повышения эффективности судебно-экспертной деятельности, бесспорно, является предупреждение экспертных ошибок» [8].

На основании проведённого нами анализа, и учитывая вышеизложенное, считаем, что п. 1 ч. 2 ст. 70 УПК РФ должен быть дополнен, и предлагаем следующую его редакцию:

«2. Эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу:

1)                при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса, предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода, за исключением случаев проведения предварительного исследования».

Считаем также необходимым обратить внимание законодателя на то, что в ходе производства по делам данной категории было бы более рациональным использовать специальные знания в форме производства экспертизы на этапе доследственной проверки, миновав при этом производство предварительного криминалистического исследования специалистом.

Анализируя уголовные дела, возбужденные по ст. ст. 327 и 327.1 УК РФ, а именно заключения эксперта и справки об исследовании, содержащие в себе выводы сведущего лица, имеющего уголовно-процессуальный статус специалиста, можно установить, что исследования того и другого являются тождественными в ходе предварительного исследования. И экспертизы поддельной продукции проводится одинаковый объем работы сведущими лицами в процессе этих исследований, выполняются сходные комплексы действий, применяются в том и другом случае одинаковые по функциям научно-средства.

На наш взгляд, как мы считаем, можно выйти из сложившейся ситуации положением, дополнив ст. 196 УПК РФ предусматривающим проведение в случае необходимости экспертизы, до возбуждения уголовного дела, (при условии, что проведение экспертизы не повлечет за собой ущемления законных прав и интересов граждан), когда для проверки наличия оснований к возбуждению уголовного дела необходимы специальные знания.

В научном сообществе высказываются за изменение (расширение) перечня обстоятельств, в связи с возникшими вопрос» [9].

С одной стороны, благодаря этому разгрузили бы экспертно-криминалистические подразделения, сняв с них задачу производства одного и того же исследования дважды, а с другой — лиц, осуществляющих производство по делу, от заполнения процессуальных документов, необходимых для производства вышеуказанных действий, проведение судебной экспертизы обязательно» [10].

Эти коррективы были бы актуальными в настоящее время, и их внесение в текст УПК РФ повысило бы качественный уровень расследования преступлений.

На сегодняшний день законодатель уже пошел навстречу в решении вопроса о расширении процессуальных возможностей должностных лиц, осуществляющих предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлении, и разрешил проведение таких следственных действий, как освидетельствование и осмотр трупа до возбуждения уголовного дела» [11].

Проведенное нами анализ и исследование позволяет сделать вывод о том, что при обнаружении подделки, изготовления или сбыта поддельных документов, государственных наград, печатей, штампов, бланков, марок акцизного сбора, специальных марок, знаков соответствия и их использования могут возникнуть следующие ситуации, которые мы условно можем назвать доследственными, когда:

                   для возбуждения уголовного дела в распоряжении следователя (дознавателя) имеются достаточные данные (4,3 % изученных случаев);

                   для возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель) не располагает достаточными данными (95,7 % случаев).

Исследования проведенного нами показали, что только в 17,9 % изученных уголовных дел проводился осмотр места происшествия. Как правило, когда преступник был задержан при попытке использования заведомо подложного документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей выполнения конкретных действий, данное следственное действие не осуществлялось. На наш взгляд, это обстоятельство негативным образом сказывается на результатах дальнейшего расследования, так как влечет за собой утрату доказательственных данных, что влияет, в свою очередь, на объективность и полноту расследования, а также решение иных задач уголовного процесса.

Кроме того, следует отметить, невысокое качество проведения осмотра места происшествия. Выраженную в низкой информативности протоколов, сказывается формальность производства. Отсутствие использования криминалистических средств и методов в ходе осмотра, поверхностное изучение обстановки места происшествия и т. д. Приведём замеченные нами основные недостатки:

                   не полностью описывалась обстановка в протоколе осмотра места происшествия (18,3 % изученных случаев);

                   не соблюдалась должная последовательность (11,7 %);

                   обнаруженные следы и другие вещественные доказательства не полностью и неточно описывались (15,8 %);

                   планы и схемы не составлялись или были ненадлежащего качества (14,6 %);

                   не осуществлялись необходимые измерения (11,4 %), видео- и фотосъемка (18,1 %);

                   фотографирование было произведено, но в уголовном деле отсутствуют фототаблицы или они очень низкого качества (5,2 %);

                   вещественные доказательства не были изъяты обнаруженные и описанные в протоколе (4,9 % изученных случаев).

Низкое качество проведения данного следственного действия выступает результатом ошибок и недочетов, допущенных в ходе осмотра места происшествия по преступлениям рассматриваемой категории. На наш взгляд, это обусловлено недооценкой должностными лицами его значимости, в чьем производстве находится уголовное дело. С нашей точки зрения, такое положение, детерминировано влиянием следующих факторов:

а)                нередко следователи (дознаватели) подходят формально к данному следственному действию по преступлениям, предусмотренным ст. 327 УК РФ, ссылаясь на важность зрительной фиксации того состояния обстановки, которая имелась ко времени прибытия на место происшествия следственно-оперативной группы;

б)                анализ материала показал, что по преступлениям данной категории лишь в 7,5 % случаев проводили осмотр места происшествия следователи (дознаватели). В остальных — оперативные работники, что «существенно снижает эффективность осмотра, поскольку общеизвестно, что протоколы, составленные оперуполномоченными, значительно уступают по качеству их заполнения аналогичным документам, составленным следователями». Более качественно проводят рассматриваемое следственное действие следователи, так как видят перспективу выполняемой работы, поскольку заканчивать расследование уголовного дела придется им;

в)                отсутствует предварительное планирование данного следственного действия следователями (дознавателями). Часто, без составления плана следователи (дознаватели), прибывая на место происшествия, сразу приступают к выполнению осмотра, что объясняют отсутствием времени. Как мы считаем, составление даже схематического плана будет способствовать повышению качества осмотра, невзирая на неотложность данного следственного действия. Следователь рискует не учесть и пропустить какие-либо моменты, имеющие значение для уголовного дела, предварительно не запланировав их направление и последовательность, переходя к активным действиям;

г)                 должностные лица не используют возможности привлечения для оказания консультативной помощи специалиста, обладающего соответствующими специальными знаниями (специалист привлекался только в 4,8 % изученных случаев), под которыми понимают «теоретические знания и практические навыки в области конкретной науки, техники, искусства или ремесла, приобретаемые путем специальной подготовки или профессионального опыта». Безусловно, изучаемые нами преступления обладают своей спецификой, без знания которой осматривающему сложно определить, на каких объектах акцентировать свое внимание.

Таким образом, для повышения качественного уровня осмотра места происшествия при его производстве следователям (дознавателям) необходимо учитывать названные факторы.

Проведенное нами исследование показало, что следственный осмотр поддельных документов, государственных наград, печатей, штампов, бланков, марок акцизного сбора, специальных марок и знаков соответствия при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 327 УК РФ, производился в форме самостоятельного следственного действия фактически во всех изученных случаях. Других следственных действий следователи преступлении в стадии возбуждения уголовного дела (дознаватели) при производстве (например, осмотр места происшествия, обыск и др.) предпочитают не проводить осмотр предметов и документов. Мы предполагаем, что это обусловлено отсутствием опыта и навыков осмотра поддельной продукции, нужного оборудования, а также необходимого специалиста в составе следственно-оперативной группы, недостатком времени. Фальсификаты в таких случаях были изъяты, а их особенности и количество отражены в протоколе следственного действия. В дальнейшем детальный осмотр поддельных документов, государственных наград, печатей, штампов, бланков, марок акцизного сбора, специальных марок и знаков соответствия осуществлялся следователем (дознавателем) уже в другом назначенном им месте.

Анализ результатов проведённого нами исследования показал, что осмотр предметов и документов по делам о подделке, изготовлении или сбыте поддельных документов, государственных наград, печатей, штампов, бланков, бланков, марок акцизного сбора, специальных марок и знаков соответствия следователями (дознавателями) проводится на низком уровне.

При этом они допускаются ошибки и неточности, а именно:

                   отсутствует должная последовательность описания осматриваемого объекта (37,7 % изученных случаев);

                   осматриваемый объект описывался неполно и неточно (24,8 %);

                   не проводилось измерений (20,6 %);

                   не проводилась фото-, видеосъемка (16,9 % изученных случаев).

Практика расследования преступлений, предусмотренных ст. ст. 327 и 327.1 УК РФ, показывает, что следователи (дознаватели) крайне редко прибегают к помощи специалистов-криминалистов. Всего лишь (4,1 % изученных случаев), как при подготовке, так и непосредственно в ходе самого осмотра предметов и документов прибегали к помощи специалистов-криминалистов. Что, на наш взгляд это влечет за собой проведение данного следственного действия на низком уровне.

Без привлечения сведущего лица, при производстве следователем (дознавателем) осмотра предметов и документов, ограничивается арсенал его действий и средств, без которых качество проведения указанного следственного действия снижается и невозможно получение объективного и полноценного результата. Например, следователи (дознаватели), самостоятельно осматривая предметы и документы, использовали лишь традиционные приспособления: измерительную линейку (92,4 % изученных случаев), криминалистическую лупу (разной степени увеличения) (91,7 %); фонарь (4,2 %). В 69,1 % случаев с поддельных документов, бланков были сняты черно-белые ксерокопии и приобщены к материалам уголовного дела. Специальные криминалистические приборы в процессе названного следственного действия применялись гораздо реже: ультрафиолетовый осветитель (11,6 % случаев), инфракрасный осветитель (3,4 %).

Учитывая большую распространенность преступлений, совершенных с использованием поддельных печатей и штампов, неотложно необходимо изменить порядок их изготовления и получения, регистрация. Представляется, что предприятия могут заниматься их изготовлением только при получении лицензии на эту деятельность в органах внутренних дел. В связи с этим целесообразно внести соответствующие дополнения в Перечень видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, и органов, уполномоченных на введение лицензионной деятельности. И если установить, что поддельные печати изготовлены предприятия, имеющего лицензию, то необходимо за это наказывать строжайшим образом.

Таким образом, на основании проведённого анализа и исследования можно рекомендовать дополнит и внести следующие изменения в статьях УК, УПК и УИК РФ:

  1.              Дополнит ст. 196 УПК РФ положением, предусматривающим проведение в случае необходимости экспертизы до возбуждения уголовного дела, при обнаружении подделки документов, при условии, что проведение экспертизы не повлечет за собой ущемления законных прав и интересов граждан, когда для проверки наличия оснований к возбуждению уголовного дела необходимы специальные знания.
  2.              Ч.1 ст.180 УИК РФ изложить в следующей редакции: «1. Не позднее, чем за два месяца до истечения срока ареста либо за шесть месяцев до истечения срока лишения свободы, а в отношении осужденных к лишению свободы на срок до шести месяцев — после вступления приговора в законную силу администрация учреждения, исполняющего наказание, уведомляет органы местного самоуправления и федеральную службу занятости по избранному осужденным месту жительства, федеральную миграционную службу и соответствующие консульские учреждения в случае, если осужденный является иностранным гражданином или лицом без гражданства, о его предстоящем освобождении, наличии у него жилья, его трудоспособности и имеющихся специальностях».
  3.              Предлагаем корректировка названия ст. 322.1 УК РФ: «Организация и участие в незаконной миграции», а диспозицию ч.1 данной статьи изложить в следующей редакции: «Организация незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию Российской Федерации, а также участие в указанных действиях».

 

Литература:

 

  1.              Сергеев А. Г., Латышев М. В. Сертификация. Учебное пособие для студентов вузов. М.: Логос.-1999. С. 248.
  2.              Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (ст. ст. 144–145) //Рос. газета. 2001. 22 дек.; Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной информации о правонарушениях: приказ МВД России от 13 марта 2003 г. № 158.
  3.              Хтшчева Г. П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С. 6–12; Её же. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности: монография. М, 2003. С. 352.
  4.              Подволоцкий И. Н. Осмотр и предварительное исследование документов. М., 2004. С. 66.
  5.              Рыжаков А. П. Эксперт в уголовном процессе: науч.- практ. рук-во. М., 2012. С. 5.
  6.              Рыжаков А. П. Эксперт в уголовном процессе: науч.-практ. рук-во. М., 2012. С.26.
  7.              Саксгт С. В. Процессуальные и криминалистические проблемы совершенствования деятельности специалиста на предварительном следствии: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Владивосток, 2010. С. 3.
  8.              Егоров Н. Н. Вещественные доказательства в следственной и экспертной практике: монография. М., 2003. С. 124.
  9.              Саксин С. В. Указ. соч. С. 3.
  10.         Петрухина А. Обязательное проведение судебной экспертизы // Законность. 2004. № 3. С. 45.
  11.         О внесенииизменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 2 декабря 2008 г. № 226-ФЗ // Рос. газета. 2008. 5 дек.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle