Библиографическое описание:

Михайлова Н. С. Двойственный характер положения мирового судьи в России // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 818-820.



 

Конституция Российской Федерации утвердила в системе государственной власти страны самостоятельное положение судебной власти в структуре государственного механизма как независимой, суверенной отрасли, равновеликой законодательной и исполнительной отраслям государственной власти.

Судебная власть в России — это особая форма деятельности государства, осуществляющая свои властные полномочия специально созданными государственными органами — судами, в строго установленной законом процессуальной форме в сфере защиты конституционного строя, прав и законных интересов человека и гражданина, государственных органов, предприятий, учреждений, организаций и иных объединений. Судебная власть как одна из ветвей государственной власти не сводится лишь к рассмотрению конкретных дел. В контексте известной системы сдержек и противовесов судебную власть характеризует не только правосудие (в традиционном, узком смысле слова), но и возможность оказывать влияние на решения и действия законодательной, исполнительной властей и тем самым уравновешивать их.

Правовая природа института мировых судей раскрывается в Конституции Российской Федерации [1], Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», Федеральном конституционном законе от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», Федеральном законе от 17 декабря 1998г. № 188-ФЗ «О мировых судьях Российской Федерации», Законе Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», законодательстве субъектов Российской Федерации.

Вместе с тем, несмотря на активное развитие законодательства о мировых судьях, остается недостаточно исследованным ряд вопросов, в том числе о необходимости формирования, правовой природе института мировых судей. Недостаточная исследованность данных вопросов оказывает негативное влияние как на развитие самого законодательства о мировых судьях, так и на практику его применения.

Процесс становления института мировых судей в нашей стране развивался крайне медленно, сложно и неравномерно, поскольку принятие местных законов, создание судебных участков, определение их общего числа, установление порядка избрания или назначения судей, а также техническое обеспечение нового судебного института были поставлены в зависимость от инициативы региональных органов власти.

Под мировым судьей принято понимать физическое (должностное) лицо, принадлежащее к корпусу мировых учреждений, осуществляющее правосудие и иную деятельность, которое избирается или назначается центральными или местными органами государственной власти, единолично рассматривает дела в мировом суде и способствует установлению мирных отношений между спорящими сторонами [2, c.12].

В российском законодательстве статус мирового судьи определяется по-разному, что отражает двойственность его правового положения:

  1.                Согласно Федеральному закону от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» [3], мировой судья — это должностное лицо, наделенное правом отправления правосудия (ч. 1 ст. 1).
  2.                Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [4] определяет мирового судью как орган, входящий в систему судебной власти (ч. 2 ст. 4). Последнее соответствует положению, закрепленному в ч. 1 ст. 118 Конституции России, согласно которому правосудие осуществляется только судом.

Многие специалисты обращают внимание на сложную правовую природу статуса мировых судей, поскольку, с одной стороны, они относятся к судам субъектов РФ, а с другой — являются нижестоящим звеном системы судов общей юрисдикции Российской Федерации [5, c. 102]. В этом случае уникальность ситуации заключается в том, что мировой судья, являясь органом государственной власти субъекта РФ, осуществляет свою деятельность от имени всей Российской Федерации исключительно в порядке, установленном федеральным процессуальным законодательством [6, c. 65].

Также многие ученые отмечают, что в настоящее время наблюдается сближение, практически включение, мировых судей в систему федеральных судей в качестве самого нижнего звена. Основанием для такого вывода послужили изменения, которые вносятся с 2013 года в Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации».

На данном этапе развития мировой юстиции статус мирового судьи отличает от статуса федерального судьи всего двумя признаками, закрепленными в Федеральном законе от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»:

1)                 порядком его назначения (избрания) на должность — это правомочие не Президента РФ как для федеральных судей (за исключением судей высших судов страны), а законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ либо населения соответствующего судебного участка — п. 1 ст. 6 в Федерального закона от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»;

2)                 тем, что материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей (но необеспечение ежемесячного денежного вознаграждения, поощрительных и иных выплат) осуществляют органы исполнительной власти соответствующего субъекта РФ — п. 3 ст. 10 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации», а не Судебный департамент при Верховном Суде РФ как в отношении федеральных судов (за исключением высших). И за этими исключениями они — практически обычные федеральные судьи самого нижнего уровня звенности судебной системы: с точки зрения судейско-статусной, со своей подведомственностью им дел, с обязанностями в полном объеме исполнять все требования процессуального законодательства и т. д., и что очень немаловажно — имеющие в лице председателя районного суда своего прямого и непосредственного руководителя.

Таким образом, мы пришли к выводу, что правовое положение мирового судьи в России в настоящий момент имеет двойственный характер. С одной стороны, он является судьей общей юрисдикции субъекта Российской Федерации, его ведение зависит от содержания регионального законодательства, с другой — законодатель признает его полноценным носителем судебной власти, элементом единой судебной системы России, принимающим судебные постановления от имени Российской Федерации.

 

Литература:

 

  1.                Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. — 2014. — № 31. — Ст. 4398
  2.                Лонская С. В. Мировой суд в России (1864–1917 гг.): историко-правовое исследование: дис. канд. юрид. наук [Текст] / С. В. Лонская. — Калининград, 1998. — 168 c.
  3.                О мировых судьях в Российской Федерации: федеральный закон от 17.12.1998 № 188-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 51. — Ст. 6270
  4.                О судебной системе Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014)// Собрание законодательства РФ. — 1997. — № 1. — Ст. 1.
  5.                Апостолова Н. Н. Мировые судьи в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук / Н. Н. Апостолова. — Краснодар, 1998. — 139 с.
  6.                Жуйков В. М. О роли мировой юстиции в Российской Федерации / В. М. Жуйков // Настольная книга мирового судьи, рассматривающего гражданские дела / Под ред.: Ефимов А. Ф., Пискарев И. К. — М.: Городец, 2004. — 816 c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle