Библиографическое описание:

Булатова А. А., Бачурина А. В. Состояние живого напочвенного покрова в рекреационных сосняках г. Туринска // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 322-325.

 

Изучено и проанализировано состояние живого напочвенного покрова в сосняках ягодниковых, прилегающих к г. Туринску Свердловской области. Определены стадии рекреационной дигрессии этих насаждений.

Ключевые слова: рекреационная нагрузка, живой напочвенный покров, сосняк ягодниковый, стадии рекреационной дигрессии

 

Одной из многочисленных функций лесов является рекреационная, которая представляет несомненную важность для человека. Проведение времени в лесу позволяет снять напряжение и стресс, восстанавливает силы, способствует появлению хорошего настроения, улучшает сон, приносит человеку эстетическое наслаждение. Кроме того, воздух под пологом леса насыщен полезными для здоровья человека веществами — фитонцидами, что оказывает прямой терапевтический эффект, способствует профилактике и лечению многих болезней, таких как воспалительные заболевания верхних и нижних дыхательных путей и многих других [3]. Эти, а также другие факторы обуславливают популярность отдыха на природе среди населения. Вместе с тем, при активном посещении лесов отдыхающими, насаждения подвергаются рекреационным нагрузкам, которые, при достижении определённого уровня, начинают наносить ущерб лесным экосистемам. Под влиянием чрезмерных рекреационных нагрузок ухудшается общее состояние насаждений, что приводит к нарушениям санитарно-гигиенических, почвозащитных, водоохранных и эстетических функций лесов. Это обуславливает необходимость наблюдения и оценки рекреационной дигрессии в лесных насаждениях активно посещаемых населением, своевременного проведения работ по предупреждению разрушения естественных фитоценозов, а также назначение и проведение мероприятий по восстановлению повреждённых участков лесных экосистем. Реакция лесных насаждений на рекреационное воздействие определяется не только характером и интенсивностью нагрузок, но и особенностями почв, возрастом, экологическими и биологическими особенностями древесных пород и рядом других факторов. Отмечая общее негативное воздействие рекреации на лесные насаждения, следует отметить, что степень отрицательного воздействия резко возрастает, если рекреация развивается стихийно, без учета экологических, биологических и других особенностей насаждений. Поэтому все более актуальными становятся исследования состояния и устойчивости лесной среды под влиянием рекреации. На Урале результаты исследований касаются преимущественно лесопарков и насаждений в черте городской застройки, в то время, как данные о последствиях рекреации в пригородных лесах в научной литературе практически отсутствуют [5]. Последнее обстоятельство определило направление наших исследований.

Отметим, что район проведения исследований является излюбленным местом отдыха горожан. Цель данного исследования состоит в изучении реакции живого напочвенного покрова (ЖНП) на рекреационные нагрузки в условиях окрестностей города Туринск и определение стадий рекреационной дигрессии насаждений. С это целью была заложена серия временных пробных площадей (ВПП) в наиболее распространённом для района проведения исследования типе леса на данной территории — сосняке ягодниковом. ВПП закладывались в насаждениях с различной степенью рекреационных нагрузок. ВПП-7 заложена в насаждении, где отдыхающие не оказали заметного влияния на лесной биогеоценоз и принята нами за условно-контрольную.

Закладка пробных площадей осуществлялась по общепринятым методикам, согласно требованиям ОСТ 56–69–83 и ОСТ 56–44–80.

Для оценки состояния ЖНП на каждой пробной площади закладывалось по 20 равномерно размещенных учетных площадок, каждая размером 0,5 на 0,5 м [2]. При исследовании живого напочвенного покрова учитывались такие показатели как встречаемость и видовой состав. Все виды растений разделялись по ценотипам: луговые, лесные, лесолуговые, луговые синантропы [1]. Встречаемость вида, или частота встречаемости определялось как отношение числа учетных площадок с наличием данного вида к общему числу заложенных площадок, выраженное в процентах. Встречаемость отражает равномерность распределения вида на определенной территории, и находится в зависимости от обилия вида и характера его размещения [2].

Живой напочвенный покров представляет собой очень важную часть лесных насаждений и играет большую роль в процессах обмена веществ и энергии. Этот компонент насаждения считается одним из наименее устойчивых рекреационным воздействиям, так как он в первую очередь подвергается вытаптыванию и реагирует на уплотнение почвы. Для установления стадий рекреационной дигрессии нами применялась шкала Г. А. Поляковой, где состав и структура ЖНП выступает в качестве индикатора [4].

Количество видов растений ЖНП в различных ценотипических группах представлено в таблице 1. В результате обследования было выявлено 58 видов растений ЖНП, которые были объединены в соответствии с их биологическими особенностями в 5 экосистемных (ценотипических) групп: лесные, лесолуговые, луговые, лугово-сорные, сорные. Как видно из данных таблицы 5, количество лесных видов преобладает в их общем количестве на всех ВПП. В условиях ВПП-7К, являющейся условно-контрольной, отсутствуют сорные, лугово-сорные и луговые виды, в отличии от всех остальных ВПП, в видовом составе которых достаточно много видов относящихся к данным экосистемным группам.

 

Таблица 1

Количество видов растений ЖНП по ценотипическим группам

Экосистемная группа

ВПП

1

2

3

4

5

6

8

9

10

Лесные виды

15

18

19

17

20

15

18

21

18

15

Лесолуговые виды

10

8

8

8

6

10

4

5

9

10

Луговые виды

4

3

3

3

2

5

-

3

1

4

Лугово-сорные виды

3

2

1

1

-

3

-

-

1

3

Сорные виды

4

2

-

2

-

4

-

-

3

3

Всего:

36

33

31

31

28

37

22

29

31

35

 

На рисунке 2 наглядно показана встречаемость растений различных экосистемных групп в условиях заложенных ВПП. Наиболее распространенными являются лесные виды в условиях всех ВПП. Среди них, наибольшее распространение имеет брусника обыкновенная (Vaccinium vitis-idaea L.), вейник лесной (Calamagrostis sylvaticum Adans., 1763), костяника каменистая (Rubus saxatilis L.), черника обыкновенная (Vaccinium myrtillus L.), их встречаемость в условиях некоторых ВПП достигает 100 %. Наибольшей встречаемостью лесных видов характеризуется уловно-контрольная ВПП-7К.

Встречаемость лесолуговых видов варьирует в пределах от 17 до 29 %. На всех пробных площадях кроме ВПП-5, встречается вейник наземный (Calamagrostis epigeios (L.) Roth). Встречаемость луговых видов от 3 до 14 %, причем на ВПП-7 таких видов отмечено не было. Максимальный процент встречаемости лугово-сорных видов отмечен на ВПП-1, 6, 10 в пределах 8 %. На ВПП-5, 7К, 8 лугово-сорных видов не обнаружено. Сорные виды обладают наименьшей встречаемостью на ВПП-2,4 (6 %). Полное отсутствие отмечено на ВПП — 3, 5, 7К,8.

Таким образом, несмотря на преобладание лесных видов, на многих ВПП широко представлены сорные виды. Появление и широкое распространение сорных видов связано с деструктивным влиянием повышенных рекреационных нагрузок на ЖНП, что является важным индикатором негативных процессов происходящих в лесных насаждениях, таких как уплотнения почвы.

Рис. 1. Соотношение встречаемости растений различных экосистемных групп ЖНП

 

Сходство видового состава ЖНП по каждой ВПП с условно-контрольной ВПП-7К определялось с помощью вычисления коэффициента Жаккара и индекса общности Чекановского — Съеренсена. В таблице 2 приведены эти показатели.

 

Таблица 2

Степень общности видового состава на ВПП

Показатель

ВПП

1

2

3

4

5

6

8

9

10

Коэффициент Жаккара

0,50

0,51

0,52

0,52

0,54

0,50

0,53

0,52

0,50

Индекс общности

Чекановского — Съеренсена

0,52

0,62

0,60

0,57

0,60

0,47

0,59

0,57

0,49

 

Исходя из данных таблицы 2, видно что значения коэффициента Жаккара и индекса общности Чекановского — Съеренсена находятся в пределах от 0,47 до 0,62, что указывает на наличие малого соответствия видового состава ЖНП на всех ВПП с условно-контрольной ВПП — 7К. Малое сходство видового состава ЖНП на ВПП с условно-контрольной ВПП — 7К связано с появлением новых видов, главным образом луговых, лугово-сорных и сорных и выпадением из состава лесных видов.

Исходя из полученных данных по видовому составу и встречаемости живого напочвенного покрова, нами установлены стадии рекреационной дигрессии насаждений ВПП по шкале Г. А. Поляковой, которые представлены в таблице 3.

 

Таблица 3

Стадии рекреационной дигрессии насаждений на ВПП

Шкала стадий рекреационной дигрессии

ВПП

1

2

3

4

5

6

8

9

10

по Поляковой Г. А. (1979)

4

3

3

3

2

4

1

2

3

4

 

Согласно данным таблицы 3, исследуемые нами насаждения находятся на 1, 2, 3 и 4 стадии дигрессии. Насаждения трёх ВПП (2,3 и 9) характеризуются 3 стадии дигрессии. Следует отметить, что 3 стадия является границей перехода насаждения из одного состояния в другое, так как насаждения этой стадии ещё могут восстановиться естественным путём, однако, переходя в дальнейшие стадии, деструктивные процессы могут является неотвратимыми, что требует срочных мер по регулированию рекреационных нагрузок. В то же время насаждения ВПП 6 и 10 достигли 4 стадии рекреационной дегрессии.

Таким образом, подводя итог выше сказанному, нужно сделать следующий вывод: лесные насаждения, прилегающие к городу Туринску, подвергаются повышенным рекреационным нагрузкам, которые приводят к существенной рекреационной дигрессии, о чём свидетельствует состояние ЖНП. Для сохранения лесных насаждений в районе исследования требуется создание рекреационной инфраструктуры, проведение ландшафтных рубок и регулирование рекреационных нагрузок. В противном случае, процессы деградации лесных насаждений будут продолжаться.

 

Литература:

 

  1.                Горчаковский П. Л., Абрамчук А. В. Изменение флористического состава пойменных лугов в ходе антропогенной деградации // Рациональное использование и охрана растительного мира Урала. Свердловск, 1991. С.3–15.
  2.                Залесов C. B. Основы фитомониторинга: Учебное пособие / С. В. Залесов, Е. А. Зотеева, А. Г. Магасумова, Н. П. Швалева. Екатеринбург: Урал.гос. лесо-техн. ун-т, 2007. 76 с.
  3.                .Луганский Н. А. Лесоведение: учебн. пособие / Н. А. Луганский, С. В. Залесов, В. Н. Луганский. — Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2010. 432 с.
  4.                Полякова Г. А., Малышева Т. В.. Флеров В. А. Антропогенное влияние на сосновые леса Подмосковья. М.: Наука. 1981. 144 с.
  5.                Швалева Н. П. Состояние лесных насаждений лесопарков Екатеринбурга и система мероприятий по повышению их рекреационной емкости и устойчивости: автореф. дис. канд. с.-х. наук. / Н. П. Швалева. — Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2008. 17 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle