Библиографическое описание:

Горбачева Е. Ю., Осипова К. С. Студенческий сленг в историческом контексте // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 1125-1128.



 

Для того, чтобы провести сравнительный анализ парадигмы студенческого сленга, нам необходимо прежде всего дать определение понятию «парадигма».

Парадигма в широком смысле — любой класс лингвистических единиц, противоположных друг другу и в то же время объединённых по наличию общего признака или вызывающих одинаковые ассоциации. Чаще всего совокупность языковых единиц, связанных парадигматическими отношениями. В более узком смысле — это синоним термина «морфологическая парадигма», или система форм одного слова.

В зависимости от уровня, к которому относят определенный класс единиц, говорят о морфологических, синтаксических, лексических и словообразовательных парадигмах. В одну парадигму могут быть объединены языковые единицы, поставленные в соответствие одному объекту или явлению: значению, ситуации, слову, классу слов и т. п.

Понятие парадигмы было введено в античной грамматике для обозначения образца, отражающего видоизменение форм одного слова. Традиционный способ рассмотрения этих форм в латинских и греческих грамматиках состоял в распределении слов и их классификации по типам склонения для имён и спряжения для глаголов и в описании каждого типа таблицей парадигмой, к которой следовало обратиться, чтобы получить представление о формах других членов того же типа. Таким образом, классическая грамматика устанавливала не правила, а модели образования форм, предлагая их конечный набор списком; понятие морфологической парадигмы получило широкое распространение в научных и нормативных грамматиках как упрощающее описание языка и отражающее его системный характер и сделалось одним из кардинальных в описании морфологии флективных языков.

Пытаясь ограничить и уточнить критерии, на основании которых языковые единицы могут быть объединены в одну парадигму, некоторые учёные ставили, например, условие взаимозаменимости или выполнения одной роли в системе языка — т. е. наличие определённого формального признака.

Понятие лексической парадигмы толкуются по-разному, чаще всего как объединение грамматически однородных слов, имеющих семантическое сходство. В значениях слов одной лексической парадигмы обнаруживаются не только общие смысловые черты, но и дифференцирующие признаки. Иногда говорят о парадигматических отношениях в лексике, имея в виду связанность отдельных значений многозначного слова и его лексико-семантических вариантов.

Значительное распространение в современном языкознании получает понятие словообразовательной парадигмы, или парадигматического объединения слов; входящими в одну парадигму считаются однокорневые образования, которые созданы на одной и той же ступени деривации, или же производные, имеющие одну и ту же производящую основу и находящиеся на одной и той же ступени словопроизводства.

«Сравнительно-историческая парадигма была первой парадигмой в лингвистике, ибо сравнительно-исторический метод был первым специальным методом исследования языка. Весь XIX век прошел под эгидой этой парадигмы. При системно-структурной парадигме внимание было ориентировано на предмет, вещь, имя, поэтому в центре внимания находилось слово», — пишет В. А. Маслова.

Вместе с тем, оценка традиционных парадигм показывает, на наш взгляд, их неоднородность. Так называемая «сравнительно-историческая парадигма» представляет собой отдельный, хотя и очень важный, метод изучения языка, в то время как системно-структурная и антропоцентрическая парадигмы включают не только различные методы изучения, но и разное понимание самой природы языка.

Студенческий сленг в русском языке можно встретить более-менее сформированными лишь с начала 19 века. Можно выделить 3 этапа его развития, используя словари молодежного сленга, исторические, художественные и мемуарные книги.

Нижеприведенный язык студентов и школьников того времени является условным, он не указан в лексикографических сборниках 19-ого века, однако его можно встретить в письменных воспоминаниях учащихся (Помяловский, Грязный, Пришвин, Коротенко, Вересаев, Бобрыкин, Чарская и Энгетьгардт). Также его можно встретить в автобиографических произведениях других авторов. Эти студенческие жаргонизмы были впервые собраны и опубликованы Анищенко в «Словаре русского школьного жаргона 19-го века» в 2007 году. В содержании словаря можно найти русскую нормативную лексику, ставшую студенческим жаргоном путем метафоризации и деривации и заимствования из различных языков (немецкий, латинский, французский, греческий).

В отличие от 19-го века, в начале 20-го наблюдается переход жаргонизмов из закрытых студенческих групп до более широких социумов. Этим студенческим сленгом пользуются уже не только студенты, но и рабочая молодежь с фабрик и заводов. Специальных словарей по этой теме еще по-прежнему нет, и весь жаргон встречается лишь в автобиографических воспоминаниях и исследованиях, посвященных этим жаргонизмам (работы Селищева и Копорского). Копорский выпустил маленький словарик, в котором собрал особенности студенческого сленга начала 20-го века, то есть употребление в речи арготизмов, которые уже были отмечены в работах Трахтенберга и Потапова. После всех изучений в первые 30 лет 20-го века наступает период молчания, так как вышел запрет на изучение молодежных жаргонизмов.

Сленг конца 20-го — начала 21-го веков фиксируется уже большим количеством словарей, которые начали издавать с 80–90-х годов и по сей день. Самые значимые из них — это «Большой словарь русского жаргона» (2000 г.) Мокиенко и Никитиной, «Словарь русского сленга (жаргонизмы 60–90-х; 1997 г.) Югановых, «Молодежный сленг — Толковый словарь» (2003 г.) Никитиной, «Большой словарь молодежного сленга» (2003 г.) Левиковой и «Словарь современного молодежного жаргона» (2006 г.) Грачева.

Большинство студенческих жаргонизмов присутствуют во всех вышеназванных словарях, а это значит, что молодежный жаргон является общим, с незначительной поправкой на регионы. Этот факт включает в себя общие жаргонизмы, которые в основном употребляет молодежь, и профессионализмы, где большей частью носителей является тоже молодежь.

В современном студенческом сленге пути роста точно те же, что и в 19–20-х веках, то есть метафоризация, деривация, использование арго и иностранных слов. Единственное важное отличие — в современном мире лексика молодежи пополняется в основном англицизмами, это объясняется тенденцией, присущей и обычному языку и тем, что английский — язык международный.

Чтобы проследить путь развития студенческого сленга 20-го века, нужно сравнить лексику, представленную в «Словаре русского школьного жаргона 19-го века» Анищенко и в «Молодежном сленге» Никитиной. Из тысячи слов, отмеченных Анищенко, 183 есть также и в словаре Никитиной. Из 183 лишь семь употребляются в близких значения: отшить (прервать отношения), Камчатка (последние парты), засохнуть (замолчать), классуха (классный руководитель), казенщик (прогульщик), козерог (студент-первокурсник), предки (родители).

Некоторые слова расширили свое значение. К примеру, бурсаки раньше были учащимися духовных училищ и русскими студентами Дерптского университета, а теперь это школьник или любой студент.

Большая часть одних и тех же жаргонных слов теперь употребляется в других значениях. К примеру, раньше пшиком называли с презрением воспитанника младшего класса, а теперь это коктейль. Такие разные по образованию жаргонизмы, как корова (получивший единицу ученик), матрешка (миловидный ученик) и коза (доносчик) сейчас обозначают шутливые наименования девушек.

На изменение значений старых жаргонизмов повлияли такие темы, как компьютер, наркотики и секс. В 19-м веке первые два понятия отсутствовали, а третье было табуированным. Даже если студенты использовали подобную лексику именно в этом значении, в своих воспоминаниях они это указать не могли.

Старый студенческий сленг встречается не только в современном молодежном жаргоне, но и в обычной разговорной речи, его можно найти, например, в «Толковом словаре русского языка» (2003 г.) Ожегова и Шведовой. К примеру, втирать очки (вводить в заблуждение), однокашник (товарищ по учению), нести ахинею (болтать вздор), ноль (ничтожный человек), отдуть (избить), надуть (обмануть), обставить (обогнать), оболтус (бездельник) и отпетый (безнадежный).

Из ряда жаргонизмов, выражающих, по свидетельству Н. Г. Помяловского, понятие кражи в бурсацком языке (сбондить, сляпсить, стибрить, объегорить, спереть, стилибонить), и вошедших всловарь С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, некоторые не изменили или лишьчастично изменили свое значение. Так, слово спереть сохранилось в том же значении («украсть») как просторечный вариант, объегорить употребляется в русском разговорном в значении «обмануть, перехитрить». Школяризм срезаться, употреблявшийся семинаристами и гимназистами ХГХ века в значении «не сдать экзамен», зафиксирован здесь в значении «потерпеть неудачу, провалиться» без помет «просторечное» или «разговорное». В современный нормативный язык вошли и такие школяризмы, как второгодник, отличник, перемена. Изучение истории русских школяризмов и арготизмов XIX — начала XX вв. показывает, что одни из них вошли в нормативную лексику, другие с теми же или совершенно иными значениями употребляются в различных жаргонах или в разговорной речи, а третьи в современном языке вообще не встречаются.

В словарях студенческого сленга есть ситуация переноса свойств с не человека на человека: клещ (юноша), клумба (глупая девушка), гусенок (подросток), шкаф (новый русский), жук (наемный убийца), телка (девушка). Некоторые метафоры являются одновременной ассоциацией большинства русскоязычной молодежи хобот (рот), дыня (голова), фары (глаза), плавники (руки), колеса (ноги).

В технике метафорического изменения распространена девиация, то есть, когда род «очеловеченного» значения слова не соответствует его биологическому слову. К примеру, амфибия (воспитатель), корова (получивший единицу ученик) и коза (доносчик).

В современном молодежном жаргоне можно заметить еще больше примеров на данное явление: горилла «телохранитель», собака «ефрейтор», забивала «форвард», указка «учитель», куропатка «мужчина блондин».

Следовательно, наметившееся в ХIХ в стремление к нейтрализации пола в номинации лиц получила свое дальнейшее развитие в современном жаргонном языке молодежи. Отметим то, что в русском школьном жаргоне развивается категория так называемого «общего рода» существительных (коза, корова), объединяющего в своих номинациях лиц безотносительно к их половой принадлежности.

В молодежном жаргоне представлены все основные виды словообразования конверсия, аффиксация, словосложение, сокращение. Эти процессы подробно изучались в исследованиях.

Есть еще особенность нашего языка, она заключается в употреблении различных сокращений. Это обусловливается языковой экономией и шифровкой информации. Например, ГЭЗЭ (главное здание), реп (репетитор), сакс (саксофон), препод (преподаватель), ДММ (девушка моей мечты), молчел (молодой человек), СМ (смени мозги), ОТЛ (обманул товарища лектора).

В нашем язык есть множество слов из студенческого сленга с суффиксом (-о), этот элемент особенно часто проявляется при образовании отглагольных существительных. К примеру, жевало (рот) и тискало (печать). Это также часто встречается в жаргонизмах компьютерной тематики. Например, считало (процессор), тормозило (компьютер), крутило (дисковод), визжало (матричный принтер), моргало-пищало (модем), катало (мышка) и глядело (монитор).

Также в студенческом сленге есть лексика, которая образовалась путем языковой игры. Это усеченная контаминация: тискотека (тискать, дискотека), драконат (дракон, деканат), замуч (завуч, мучитель), филолух (филолог, олух), сабо самой (само собой) и сопромуть (сопромат, муть).

В развитии русского школьного жаргона большая роль отведена арго. В молодежном жаргоне русского языка влияние арго сохраняется до сих пор. Так, в «Словаре современного молодежного жаргона» М. А. Грачева (2006) арготизмы составляют более 10 % от общего числа лексических единиц.

Во второй половине 20-го века развитие языка получило новые направления развития, а значит, изменился и студенческий сленг, которые не меняется самостоятельно, а лишь следует за нормированным языком. Снижается влияние иностранных языков, которые были раньше (греческий, французский), им на смену приходит английский (вайфа (жена), фрешер (первокурсник), гудовый (хороший), сингер (певец) и вайн (вино).

Теперь появилась новая тенденция англицизмов. Сленг начал заимствовать из языка не только слова, но и лексомы: лайф (жизнь), хард (тяжелый), фэн (фанат), тин (подросток), лав (любовь), бэг (сумка) и кул (отличный).

Новые жаргонизмы часто заимствуются из английского, к примеру, чейндж (обман) — чейнджануться (обменяться чем-либо), флэт (квартир) — флэтер (хозяин квартиры), прайс (цена) — прайсовать (платить), фейс (лицо) — отфейсовать (избить).

В русском словотворчестве много заимствообразований: только от одного американизма дринк «спиртной напиток» в русском молодежном жаргоне образовано около 20 новых жаргонизмов (дринч/дринкач, дринкер, дринканутый, надринькатъся и др.). Этот факт свидетельствует о том, что в русском молодежном жаргоне корпус заимствований значительно расширяется благодаря образованию многочисленных рядов однокоренных слов. Заимствования участвуют в образовании устойчивых словосочетаний: жить на аске «жить за счет попрошайничества», в полном райте «в полном порядке».

Если изучить словари, то в нынешнем студенческом сленге количество заимствований из английского в среднем количестве не больше десяти процентов. Сравнив показатель с показателем компьютерного сленга, который сформирован на основе американского английского, то можно утверждать, что студенческий сленг — национальное достояние русского языка.

 

Литература:

 

  1.      Анищенко О. А. Наименования игр, шуток и развлечений в школьных жаргонах XIX века. Томск, 2003.
  2.      Балаян Э. В. Метафора как основное средство номинации частей тела в молодежном жаргоне. Архангельск: Поморский гос. ун, 2005.
  3.      Виноградов В. В. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XVIII веков. М: Высш. шк., 1982.
  4.      Гойдова С. Молодежный жаргон в системе современного русского национального (общенародного) языка. М: 2004.
  5.      Девкин В. Д. Сленг пробивает себе дорогу в русской лексикографии. М.: Прометей, 2003.
  6.      Поливанов Е. Д. О блатном языке учащихся и о «славянском языке» революции. М., 1931.
  7.      Цибизова О. В. Современный молодежный жаргон: проблемы лексикографического описания. Северодвинск, 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle